Душа младенца после смерти

Душа младенца после смерти

О возможности совершать над мертвыми младенцами крещение, нарекать им имена и поминать некрещенных за литургией не может быть и речи; ибо Господь заповедал Апостолам крестить живых людей, а не мертвых (Марк. 16, 16), ибо как может бездыханный труп слышать проповедь и уверовать в Того, о Котором бы ему возвещали? Св.Церковь положила 26-м правилом Карфагенского собора скончавшихся ни крестить, ни подавать им Божественных Тайн; а в толковании на сие правило сказано: «Пресвитерское бо неразумие (если бы таковое было допущено) не поможет скончавшемуся, по смерти бо крещен быв от него, несть крещен». Правило это помещено в книге «Кормчей», где находятся правила св. Апостолов и святых Вселенских и девяти поместных соборов. Остается только молитвенно воздыхать о таких младенцах к Богу в своих домашних молитвах. Для таковой цели можно порекомендовать молитву, находящуюся в синодике бывшего новгородского и петербургского митрополита Григория. Содержание ее следующее: «Помяни, Человеколюбче Господи, души отшедших рабов Твоих — младенцев, кои во утробе православных их матерей умерли нечаянно от неведомых действий, или от трудного рождения, или от некоей неосторожности, и потому не приняли святаго таинства крещения! Окрести их, Господи, в море щедрот Твоих и спаси неизреченною Твоею благодатию» (Душеп. Соб., стр.54).

На вопрос, «как молиться о мертворожденных и вообще не сподобившихся св. крещения младенцев?» Стефан Фаворский, архиепископ Вифлеемской обители, дает такой ответ: «Получившие св. крещение будут радоваться и блаженствовать на небеси во веки, хотя бы кончину получили и нечаянную, равно не следует отвергать и тех младенцев, которые родились мертвыми и не успели быть окрещены; они не виноваты, что не получили св.крещения, а у Отца Небесного Обители многи суть, в числе коих есть, конечно, и такие, в которых таковые младенцы будут покоиться за веру и благочестие верных родителей своих, хотя сами, по неисповедимым судьбам Божиим, не получили св.крещения; так думать не противно религии, о чем свидетельствуют и св. Отцы в Синаксаре в субботу мясопустную. Молиться за них могут родители с верою в милосердие Божие; каждая мать, плачущая о таковых своих чадах, без сомнения может вопиять к Человеколюбцу Господу, следующими словами: «Господи, помилуй чад моих, умерших во утробе моей, за веру и слезы мои, ради милосердия Твоего. Господи, не лиши их света Твоего Божественного! (Из Палест. листка Вифлеем. обители).

Наконец, не должно же забывать и о себе и о том, что вина мертворождения детей может падать и на самих матерей-родильниц, не говоря уже о тех злодейках матерях, которые сознательно стараются уничтожить плод (большею частью незаконный) и даже в последних периодах чревоношения. Вечная огненная геенна — вот достойное возмездие правосудия Божия, ожидающее нераскаянных за эти злодеяния» (Душеп.Соб. стр.54).

Св. Ефрем Сирин пишет: «Горе… любодейце, которая извела зачатый ею во чреве плод, чтобы не видел он здешнего мира; не даст Бог увидеть и ей новый век. Как она не дозволила ему насладиться жизнью и светом в этом веке, так и Он лишит ее жизни и света в оном веке. Поелику решилась она извергнуть плод свой из чрева преждевременно, чтобы скрыть его во мраке земли; то и она, как мертвый плод чрева, извергнута будет во тьму кромешную. Таково воздаяние любодеям и любодеицам, которые посягают на жизнь детей своих: Судия накажет их вечною смертию и низринет в бездну мучения, полную зловонного тления» (Помн. послед. твоя, изд. 1903, стр.37).

Впадшие в такое тяжкое прегрешение должны поспешить принести покаяние, пока есть возможность; ибо нет греха побеждающего Божие милосердие для обращающихся к Нему с верою (Жит. пр. Марии Египетской).

Но бывают и другие обстоятельства мертворождения, вину коих нельзя не приписать матерям-родильницам: одна подняла тяжелый мешок хлеба на воз, а другая безмерно работала на уборке хлеба, — и разрешились преждевременно младенцами. Эта напилась пьяной и оступилась, — родила мертвого младенца. У той последовал выкидыш вследствие душевных потрясений, происходящих…от безумной и, может быть, неосновательной ревности к мужу. Бывают и случаи явной кары Божией за ропот на многочадие и за проклятие рода, находящегося еще в утробе. Увы! И такие безумные матери есть на свете. Вот почему мать-родильница, после рождения мертвого младенца, должна основательно подумать — не была ли она как-нибудь прямо или косвенно причиною мертворождения, и если — по бесстрастном обсуждении этого вопроса, — окажется что-либо у нее на совести, то она должна поспешить к своему отцу духовному, исповедать ему свой грех, попросит совета для заглаждения своего греха и затем загладить свой грех добрыми делами, из коих обыкновенно рекомендуется:
1) милостыня бедным людям, у коих много детей, особенно в такие дни, как Пасха, Рождество Христово и престольный праздник;
2) путешествие ко святым местам (наприм. в Киев к мощам св. угодников и св. младенца, убиенного от Ирода за Христа, и почивающего в дальних пещерах Лавры);
3) усиленная домашняя молитва, сопровождаемая известным количеством поклонов, и добровольно налагаемый пост (напр. по понедельникам; о нем сказано в требнике, в чине исповеди), и
4) совершение в приходском храме литургии об оставлении грехов (Душеп. Соб., стр.54-55). См. подроб. в кн. «Наставл. и утеш. болящ.» свящ.В.А. Черкесова.

Итак, по рассуждению св. Отцов и учителей Церкви, христианские некрещенные и мертворожденные младенцы не будут терпеть наказания в будущей жизни, потому, что родители уже освятили их принятием Святых Тайн, молитвами, верою и добрыми делами.

Монах Ипполит.
Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря 1993г.

Здравствуйте!

Недавно прочитали у А.И. Осипова слова по поводу воспитания детей (на сайте канала «Союз»): «Я недавно прочитал у преподобного Варсонофия Оптинского, замечательного подвижника, замечательного святого: «Однажды я видел сон, увидел маленькую девочку, которой было лет семь, а может, даже и пять. Я ее увидел в аду. Я ее спрашиваю: «Ты как сюда попала?» В изумлении: «Ты, ребенок, как ты сюда попала?» И она отвечает: «За скверные мысли».
К этому как относиться? Какие сознательно скверные мысли могут быть у маленького ребенка, чтобы за них, умерев в детстве, в ад попасть? Тогда уж не взрослые разве виноваты? Как может быть маленький ребенок не прощен в аду, что же тогда взрослые, или наоборот — у взрослых было время покаяться? А Осипов еще говорит, что детей и крестить не надо. Как же тогда покаяться детям? Мы подруги, Осипова часто читаем и лекции смотрим. Теперь стало как-то не по себе. Еще и наши родители впечатлились и начали переживать. Как к этому относиться? Наверное, и у подвижников бывают обычные сны, как у всех людей, и надо ли в каждом таком сне видеть откровение? Очень хочется узнать Ваше мнение, потому что Осипова очень уважаем и любим слушать.

Во времена первых христиан люди крестились сознательно, то есть осознанно, всем сердцем принимали Христа как Бога. И к крещению подходили не сразу, а проходили испытательный срок. Крещение проводилось один раз в году — на Пасху. С тех пор и укоренилось мнение, что крещение, православную веру, нужно принять во взрослом возрасте, осознанно, обдуманно. Но с тех пор минуло почти две тысячи лет, и духовное состояние современного общества очень сильно отличается от нравственных устоев тех лет. Например, за блуд (за сожительство без брака), полагалась смертная казнь. Сейчас блудное сожительство стыдливо называют гражданским браком (хотя гражданский брак — роспись в ЗАГСЕ), и в этом блуде находится подавляющее большинство современного общества. Но грех блуда как был мерзок в «глазах» Бога, таким и остался. И если родители не привьют ребёнку нормы христианской этики, морали, то ребёнку будет очень трудно в современном обществе остаться чистым, целомудренным, сохранить девство до брака. Крещёный в Православии может и обязан принимать Таинства Православной Церкви: покаяние, причастие, венчание. И, проходя через эти Таинства, человек становится ближе к Богу, становится единым с Ним по духу. Церковь как посох помогает нам идти по этой жизни. И как можем мы, православные родители, бросить своих детей в водоворот жизни не крещёными? Мы их без спасательного жилета бросаем в бурю житейских страстей и надеемся, что они выживут? Так может поступить или жестокий или безразличный человек, то есть человек с повреждённой духовностью, которому самому нужна духовная лечебница — Православная Церковь!
Что касается ребёнка в аду — это, прежде всего, предупреждение для всех нас о том, что даже наши мысли могут нас настолько удалить от Бога, что ад может стать нам обителью! Возможно, ребёнок был плодом воспитания духовно повреждённых родителей, возможно не крещёных, ведущих эгоистический образ жизни. И этот сон был показан старцу, чтобы он донёс родителям весть об их греховном состоянии. Ведь ИХ ребёнок умер, значит у НИХ Бог забрал дитя, чтобы ОНИ не превратили его в закоренелого преступника своим дурным воспитанием. И через видение старца призывает родителей к изменению своей жизни, к покаянию. А поскольку и нам стало известно об этом видении, то и нас Бог предупреждает о нашем, возможно прохладном отношении к жизни по-христиански, и к воспитанию своих детей в православной вере. И где бы мы не оказались после нашей смерти, нужно знать, что это временное пребывание. Полностью наша участь решится только после Страшного Суда. А до его наступления у нас всех есть возможность молиться о себе, и вымаливать своих усопших родных. Бог Вам в помощь!

Блаженна смерть младенцев

Навсегда останется в душах родителей скорбь о детях, срезанных серпом смерти в младенческом возрасте. Почему человеколюбец Бог так рано призывает к Себе эти Свои создания? Как нам должно воспринимать утрату наших любимых детей? Действительно, боль и страдания родителей по смерти маленьких детей чрезвычайно велики. Вид незрелого, невинного младенца, взятого от материнской груди, повергает семью в скорбь, ранит души отца и матери. Важно заметить, что у Святой нашей Церкви, которая, как нежная мать, снисходит до горя каждого, есть особые песнопения для отпевания младенцев, тех, которых успели окрестить ]. Этот ряд песнопений называется «Чин погребения младенческого». В двух икосах после 6–й песни канона написано: «Ничтоже есть матере сострадательншее, ничтоже есть отца умиленшее: утробы бо их смущаются, егда младен{стр. 316}цы отсюду предсылают велию жалость, юже имут сердца их, отрочат ради, наипаче егда суть благоглаголивая, поминающе словеса их с песнию: аллилуия». И затем в следующем икосе говорится: «Многажды бо пред гробом сосцы биют и глаголют: О сыне мой и чадо сладчайшее! Не слышиши ли матере твоея, что вещает; се и чрево, носившее тя; чесо ради не глаголеши, яко глаголал еси нам, но тако молчиши глаголати с нами: аллилуия» ].

В других тропарях того же последования родители обращаются к умершему ребенку, говоря: «О, кто не восплачет, чадо мое, о еже от жития сего плачевное твое преставление». «Младенец незрелый», покинув материнские объятия, как птенчик, «отлетел еси и к Создателю всех избегл еси. О чадо, кто не восплачет, зря твое ясное лице увядаемо, еже прежде яко крин красный!» ] И столь велика любовь Церкви Христа, сказавшего: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им» (Мк. 10, 14), что и она соболезнует сердцам отцов и матерей и, обращаясь к усопшему, вместе с родителями повторяет: «О, кто не восстенет, чадо мое, и с плачем не возопиет многое твое благолепие и красоту жительства твоего! Якоже бо корабль, следа не имый, сице зашел еси от очию скоро. Приидите, друзи мои, сродницы и ближнии, вкупе со мною сего целуем, ко гробу посылающе» ].

Смерть младенцев вызывает у нас справедливое недоумение. Почему это разумное творение уходит из жизни в столь нежном возрасте? Но душа, которая верует, не видит в этом событии ничего, что вызывало бы недоумение. Она знает, что все наши желания направляются всеблагим Промыслом Божиим. «Почему, — спрашивает святитель Григорий Нисский, — жизнь одних столь продолжительна, что они достигают глубокой старости, {стр. 317} другие же живут совсем мало и, едва родившись и начав дышать, тотчас заканчивают жизнь?» И сам же отвечает: «Если ничто в мире не происходит без Божественного участия и все зависит от воли Божией, а все божественное — мудро и промыслительно, значит, и для этого события обязательно есть какая–то причина — причина, дающая нам подтверждение мудрости Бога и его заботы о нас. Ибо то, что происходит напрасно и беспричинно, не может быть от Бога и, как говорится в Священном Писании, особое свидетельство о Боге — в том, что все устроено мудро» ].

Душа христианина, однако, не идет дальше, твердо веря в то, как пишет Василий Великий, «что хотя и сокрыты от нас причины Божиих распоряжений, однако же все, что бывает по распоряжению премудрого и любящего нас Бога, как оно ни трудно, непременно должно быть нам приятно. Ибо знает Он, как уделить каждому, что ему полезно, и почему нужно положить нам неодинаковые пределы жизни; и есть непостижимая для людей причина, по которой одни преставляются отсюда скорее, а другие оставляются далее бедствовать в много болезненной этой жизни ]».

Нам кажется безвременной смерть младенца. Но это неверно. Вот что говорит об этом святой отец: «Что же странного в том, что смертный умер? Но нас огорчает безвременность! Неизвестно, не благовременно ли это, потому что не знаешь, как избрать, что полезно душе, и как определить срок человеческой жизни» ]. «Размысли, — продолжает он, — что устроивший и одушевивший нас Бог каждой душе дал особенный путь в этой жизни и для каждого положил свои пределы исшествия. По неизреченным законам Своей премудрости одному {стр. 318} предуставил более пребывать в сотовариществе плоти, а другому повелел скорее разрешиться от телесных уз» ].

Великий Фотий в утешительном письме к своему брату, патрицию Тарасию, дочь которого умерла в юном возрасте, так пишет о безвременной смерти: «Безвременно! Но разве, когда родилась она, говорил ты, что рождение было безвременным? Ты говорил, что это случилось по воле Божией и в положенный час. Когда же приходит срок нам отходить ко Творцу, тут мы стремимся определить границы нашей жизни. Коль скоро Создатель приводит нас в жизнь в назначенный час, разве может Он звать нас к Себе несвоевременно? И если своевременно происходит зачатие, рождение и возрастание, как же может быть несвоевременным наше призвание в Вечную Жизнь?» Настолько решительно выступает божественный Фотий против представлений о смерти как о событии якобы безвременном, что называет того, кто утверждает так, богохульником и безумцем, поддавшимся недобрым мыслям. Вместо того, чтобы скорбеть о младенце, чья душа покинула тленное тело, должно скорбеть о том, кто дошел до духовной смерти, то есть о человеке, который не может разумно мыслить, а лишь богохульствует ].

Богоносные отцы не считают смерть младенца лишением. «Мы не потеряли младенца, — пишет Василий Великий благочестивому другу своему Нектарию, — мы возвратили его Богу, Который дал нам его. Не скрыла его земля, но прияло его небо» ].

Премудрый Соломон, просвещенный Духом Утешителем, учит, что Бог призывает к себе детей в столь юном и безмятежном возрасте потому, что хочет уберечь их от греха, чтобы злоба не изменила разума его или ковар{стр. 319}ство не прельстило души его (Прем. 4, 11). Поэтому и Святая наша Церковь воспевает: «Пославый с высоты, Всецарю, и приимый блаженнаго младенца, яко чистую, Владыко, птицу в гнезда небесныя, спасл еси сего дух от сетей многовидных, и с праведными духи совокупи, услаждая Царствия Твоего» ].

Афанасий Великий, отвечая на вопрос, почему одни умирают во младенчестве, тогда как другим удается достичь глубокой старости, пишет: «Причина, по которой так происходит, глубока и не постижима для человеческого разума. Однако из всего, чему нас учат тексты Священного Писания, мы заключаем, что младенцы умирают не вследствие грехов, но часто для вразумления их родителей. Таким образом Бог совершает два благих дела. Во–первых, дети уходят непорочными отсюда, обретая вечное спасение. Может быть, Бог призвал их к Себе раньше, чтобы уберечь от будущей грешной жизни. Во–вторых, смерть детей вразумляет родителей. Может быть, деньги, приготовленные детям по завещанию, они теперь отдадут беднякам (ведь у них теперь нет детей). Или же, — заключает он, — в соответствии с каким–нибудь иным расчетом или решением Бога, которое Он нам не открывает и не объясняет» ].

В любом случае смерть незапятнанного грехом младенца поистине блаженна. Иоанн Златоуст пишет: «Вот ты в течение пятидесяти или ста лет предаешься веселой жизни, обогащаешься, рождаешь детей, выдаешь замуж дочерей, начальствуешь и царствуешь над племенами и народами — и после всего этого наступает смерть, после смерти осуждение, которому нет конца и после которого нет уже покаяния… Потому–то мы считаем особенно блаженными умирающих детей, потому–то {стр. 320} все мы говорим: «О, если бы мы умерли, будучи детьми». Итак, не будем предаваться печали, когда увидим, что наших детей постигла та участь, которой мы желали бы и для себя. Ведь это только для нас чаша смерти исполнена опасности, для детей же она спасительна; и то, что во всех возбуждает ужас, — желание для них; что для нас является началом имеющего постигнуть нас там наказания, становится для них источником спасения. За что, в самом деле, потребовали бы отчет у тех, которые совершенно не испытали Греха? За что подверглись бы наказанию те, которые не имели познания ни добра, ни зла? О блаженная смерть счастливых детей! О смерть невинных! Ты поистине начало Вечной Жизни, начало бесконечной радости!» ]

Именно эту благословенную невинность и это блаженное успение младенцев выдвигают святые отцы в качестве важнейшего момента в утешительных словах к родителям, представляя как бы обращенные к ним слова детей: «Не плачьте совершенно бесполезно о нас, отцы! Ведь вы хотели бы, чтобы мы проводили вместе с вами эту суетную жизнь, где нет ничего усладительного и все преисполнено скорби, где все обманчиво и непрочно, где нет ничего верного и неизменного. Господь же Бог наш, возлюбивши нас, исторг нас из этой суетной жизни, как бы из пасти льва, удалил нас от грехов века сего, подобно тому, как розу из терний, подобно доброму пастырю, отделил нас, как возлюбленнейших агнцев, от вас, как будто из мрака к свету. И мы проводим жизнь свою в стране живых, где все спокойно и безмятежно… Мы воспеваем хвалу вместе с Ангелами, торжествуем вместе со святыми и даже ходатайствуем за вас, пребывающих в грехах. Поэтому не тревожьтесь за нас, а, скорее, плачьте о вашей собственной праведной кончине» ].

{стр. 321}

Великий Фотий, утешая патриция Тарасия, представляет как бы явившуюся пред ним его умершую дочь, которая с радостным лицом берет его за руку и говорит ему: «Отец мой! Зачем ты плачешь, как будто я ушла в некое недоброе место? Ведь я в раю. Все, что я здесь вижу, так сладостно, и еще сладостней мне чувствовать его. Приобретенный здесь мною опыт превосходит всякие ожидания. В этом раю нет хитрого и коварного змея — диавола, который обольщает нас лицемерным шепотом. Здесь все мы становимся мудрыми, постигая небесную божественную мудрость. Вся наша жизнь здесь — бесконечный праздник и торжество. Когда–нибудь придешь сюда и ты, отец, вместе с любимой моей матерью» ].

В «Житии иже во святых святого отца нашего Андроника и его супруги Афанасии» обращает на себя внимание следующее. Афанасия, потеряв в один день двух своих детей, погрузилась в безутешную скорбь, тогда как муж ее выказал доблести, достойные Иова. Однажды вечером явился убитой горем Афанасии мученик Юлиан и сказал ей: «Не плачь о детях! Ведь как человеческая природа требует пищи и никто не может противиться этому, точно так же и младенцы требуют от Бога в День Великого Суда «будущих благ» и говорят: «О Праведный Судия! Лишив нас благ земных, не лишай же нас благ небесных». И как только услышала святая эти слова мученика, тотчас встала и, сменив горе на радость, сказала: «Если дети мои теперь продолжают жить на Небесах, то зачем мне плакать?» ] Итак, уверенность в том, что младенцы живут и, разумеется, по праву и со дерзновением просят от Бога в Судный День будущих благ, должна несомненно принести огромное утешение родителям.

{стр. 322}

Соответствующие песнопения нашей Церкви облекают эту истину в умилительную и скорбную мелодию: «О мне не рыдайте, плача бо ничтоже начинах достойное, паче же самих себе согрешающих плачите всегда, сродницы и друзи, умерший зовет младенец, яко да искуса не возъимете мучения… Небесных Чертогов и светлаго покоя, и священнейшаго лика святых, Господи, причастника сотвори чистейшаго младенца, егоже, яко благоволил еси, Спасе, преставил еси… Не младенцы плачем, но сами себе наипаче возрыдаим, согрешающий всегда, яко да геенны избавимся» ].

Но если блаженно дитя, которое, будучи невинным и чистым, отлетает на нашу вечную родину, в равной степени блаженны и родители этого младенца.

Поэтому и пишет святой Златоуст: «Ты отдал младенца? Воздай благодарение Ему, так как некогда ради тебя Он был младенцем и возлежал в яслях» ]. К тому же, не будем забывать и о том, что невинные и радостные души младенцев являются самыми сильными заступниками своих родителей перед престолом Всецаря Христа.

{стр. 323}

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *