Домашняя церковь

Домашняя церковь

ОТЕЦ ГЛЕБ КАЛЕДА

(*2. 12. 1921 — †1. 11. 1994)

Автор этой небольшой книги как будто бы специально был подготовлен Божиим промыслом для того, чтобы ее написать. Он был крупным ученым-геологом, профессором, доктором наук. Поэтому он прекрасно знал цену научным и лженаучным публикациям о Туринской плащанице (не говоря уже о журнально-газетных сенсациях), умел разобраться, что в них правдиво, а что ошибочно. И, конечно, в поисках истины он опирался на свой незаурядный духовный и церковный опыт; вначале — набожного мирянина, верного чада гонимой Церкви, затем, около 20 лет — тайно рукоположенного священника, а последние несколько лет жизни — одного из тех, кто возрождал в стране религиозное просвещение.

Книгу о. Глеба можно посоветовать прочесть самым разным людям, и все они найдут в ней для себя что-то свое, как будто обращенное лично к ним. Те, кто интересуется историей, обнаружат исчерпывающий по полноте исторический очерк поисков, обретений, надежд и разочарований, сменяющихся новыми надеждами, — историю заблуждений человеческого ума и прозрений, подкрепляемых верой. Интересующиеся естественными науками наверняка оценят силу доказательств о. Глеба и — вместе с другими читателями — его умение просто писать о сложном. Те, кто склонны размышлять о свойствах и сущности человеческого сознания, воочию убедятся в том, насколько плодотворным может быть сочетание веры и знания — если это подлинная вера и подлинное знание. Всякий верующий христианин найдет в работе о. Глеба драгоценный духовный опыт, опыт религиозного отношения ко всем явлениям бытия. А тот, кто далек от Церкви, сможет получить внушающий доверие материал для размышления.

Какова же была жизнь того, кто смог написать эту работу? Обратимся к биографической справке, которую он составил буквально за несколько дней до смерти. Она ценна для нас тем, что это — слова человека, продумывающего весь ход своей жизни перед тем, как покинуть этот мир. По мере необходимости мы будем дополнять данные о.Глеба другими свидетельствами о его жизни.

* * *

Глеб Александрович Каледа родился в 1921 г. в Петрограде в православной семье (с 1927 г. семейство живет в Москве). Он был старшим сыном. Его отец, Александр Васильевич, крупный экономист, и мать, Александра Романовна, принимали живое участие в жизни гонимой Церкви. Они не только хранили веру, но и оказывали помощь тем, кого ссылали, лишали «прав» и тем самым — какой бы то ни было возможности к существованию.

С начала Великой Отечественной войны Глеб Каледа был призван в армию, в декабре 1941 г. попал на фронт и находился в действующей армии до сентября 1945 г. Он был радистом, гвардии рядовым ракетных войск, участвовал в сражениях на Волховском и Воронежском фронтах, в Сталинградской битве — с первого до последнего ее дня, а затем — Курская дуга и штурм Кенигсберга. В 1945 г. поступил в Московский геолого-разведочный институт и окончил его в 1951 г. с отличием; в 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1981 г. — докторскую. Список его научных публикаций включает свыше 170 названий. Работал в научных и учебных институтах, много времени провел в геологических экспедициях.

В 1951 г. Г.А. Каледа женился на Лидии Владимировне Амбарцумовой, дочери своего первого духовника, расстрелянного в 1937 г. в Бутово. Из их шестерых детей четверо получили медицинское образование, двое — геологическое. Сейчас среди них — настоятельница монастыря и супруга священника, настоятель храма и диакон, геолог и врач.

В 1972 г. Г.А. Каледа был тайно рукоположен во иереи митрополитом Ярославским и Ростовским Иоанном (Вендландом). Алтарь домашней церкви о.Глеба был освящен во имя Всех святых, в земле Российской просиявших. В 1990 г. по благословлению Святейшего Патриарха Алексия II стал священником Московской епархии. Служил в храме Илии Обыденного, затем — во вновь открывшихся храмах Высоко-Петровского монастыря; был духовником общины трапезного монастырского храма во имя преп. Сергия Радонежского. Заведовал сектором в Отделе религиозного образования и катехизации; был одним из основателей Катехизаторских курсов, преобразованных затем в Свято-Тихоновский Православный богословский институт. Занимался лекционной деятельностью в Москве и во многих городах России. Стал первым московским священником, работавшим в тюрьмах, первым настоятелем храма при Бутырской тюрьме; крестил, катехизировал, исповедовал (в том числе — и смертников), служил литургию, просто беседовал… даже венчал, и сам помогал девушкам «с воли» обвенчаться с заключенными.

* * *

Среди его богословских работ — статьи по апологетике, православному воспитанию и образованию, печатавшиеся в «Журнале Московской Патриархии», журналах «Альфа и Омега», «Православная беседа», «Путь Православия».

О.Глеб — автор книг, распространявшихся в свое время в «самиздате»: «Библия и наука о сотворении мира», «Домашняя церковь» (о христианской семье). Некоторые из книг о.Глеба — «Останивитесь на путях ваших. Записки тюремного священника», сборник проповедей «Полнота жизни во Христе», «Домашняя церковь» вышли из печати в издательстве Зачатьевского монастыря, отдельные проповеди подготовлены к печати и изданы общиной Высоко-Петровского монастыря. Другие работы о.Глеба готовятся к печати.

О. Глеб был невероятно разносторонней и столь же невероятно целостной личностью. В его богатой событиями жизни обращает на себя внимание последовательность, которая обычно встречается разве что в житиях: набожный отрок-воин-ученый-странник-пастырь. Казалось, что этот человек никогда не знал никаких внутренних противоречий, — все у него было «на месте». И внешне о. Глеб до последних месяцев своей долгой жизни привлекал внимание: стройный, очень подтянутый, с безупречной осанкой (сказывалась «кавалерийская выучка» — тысячи километров экспедиций проделаны в седле), как-то особенно ловко и споро двигающийся, очень живой и абсолютно не суетливый. На его лице мы могли увидеть духовную радость, которая, к сожалению, так редко встречается в нашей повседневной жизни. Служение, поведение, весь образ батюшки были проникнуты благоговением, — этому важнейшему понятию он уделял огромное внимание, справедливо указывая, что оно почти бесследно исчезло из системы нравственных ориентиров. «Внедрению» благоговения в души своих духовных детей о. Глеб посвящал проповеди, беседы, и не останавливался перед тем, чтобы строго выговорить тем, кто в храме без нужды передвигался с места на место, разговаривал или просто был в неподобающем настроении — поверхностным, рассеянным, легкомысленным. Да и вне храма о. Глеб — при всей его живости и приветливости — был образцом благоговения; как бы учил своим примером чтить образ Творца, отразившийся в сотворенном Им мире. Так, он мог сделать выговор любящему его (и любимому им самим) духовному чаду за неподобающую «резвость» при испрашивании благословения, пусть даже она диктовалась самыми лучшими чувствами: увидел любимого батюшку, подбежал, улыбаясь…

С особой серьезностью о. Глеб относился к духовному воспитанию девушек — будущих матерей, создательниц и хранительниц христианского семейного очага. Благословлял длительные помолвки, во время которых многократно беседовал с будущими супругами. Во время венчания казалось, что все силы своей души он стремится передать тем, кто стоит перед аналоем, и чувствовалось, что его молитва, его благословение явственно обладают силой, претворяющей их в действительность.

Но прежде всего все, знавшие о. Глеба, ценили его даже не как замечательного человека и пастыря, но как свидетеля и участника жизни Церкви в те времена, когда многие и многие считали, что она умерла и не воскреснет. Он был среди тех, кто верой и молитвой, действием и свидетельством хранили Церковь — и сохранили ее по слову Божию: «врата ада не одолеют ее» (Мф 16:18).

Если сложить всё время, в которое верующие могли спокойно собираться, не опасаясь гонений и иметь Дома Молитвы для открытых богослужений то его будет совсем не много.

Гонения при Нероне, Диоклетиане, в средних веках и в наши дни не способствовали тому что бы иметь большие помещения для проведения собраний. Во все века большую часть верующие собирались в простых домах, создавая так называемые домашние церкви. Кроме того, всего еще сто лет назад передвижение из одной местности в другую осуществлялось с помощью лошадей или пешком. Поэтому даже физически было бы трудно собираться в местах, которые не находятся в непосредственной близости от места жительства. Учитывая все эти обстоятельства, верующие собирались вместе, создавая домашние церкви, в которых по обыкновению присутствовали члены семьи, живущие в этом доме, рабы, которые служили там и все, кто жил неподалеку от этого места. Но давайте посмотрим, что мы читаем в Писании о домашних церквах.
1) ИЕРУСАЛИМ Дом Марии, матери Марка ( Деяния 12 ) В книге Деяний упоминается дом Марии, матери Иоанна, прозванного Марком.

В этом доме проходили служения ранней Церкви. Именно в этот дом пришел апостол Петр после чудесного освобождения из темницы. «Тогда Петр, придя в себя, сказал: теперь я вижу воистину, что Господь послал Ангела Своего и избавил меня из руки Ирода и от всего, чего ждал народ Иудейский. И, осмотревшись, пришел к дому Марии, матери Иоанна, называемого Марком, где многие собрались и молились» (Деяния 12:11,12)
2) ИЕРУСАЛИМ Другие предполагаемые места по мимо дома Марии, где собирались ученики, в Иерусалиме могли быть и другие места собраний первых христиан. «Он же, дав знак рукою, чтобы молчали, рассказал им, как Господь вывел его из темницы, и сказал: уведомьте о сем Иакова и братьев. Потом, выйдя, пошел в другое место» (Деяния 12:17)
3) КЕСАРИЯ Дом сотника Корнилия ( Деяния 10 ) Скорее всего эпизод обращения Корнилия и его семьи представляет собой образование местной церкви. А так как в Кесарии еще не было христианской общины, логично предположить, что новообращенные стали собираться в доме Корнилия. «В следующий день пришли они в Кесарию. Корнилий же ожидал их, созвав родственников своих и близких друзей… Когда Петр еще продолжал эту речь, Дух Святый сошел на всех, слушавших слово… И велел им креститься во имя Иисуса Христа. Потом они просили его пробыть у них несколько дней» (Деяния 10:24,44,48)
4) КЕСАРИЯ Дом Филиппа благовестника ( Деяния 21 ) Апостол Павел, идя в Иерусалим через Кесарию, останавливается в доме Филиппа. В этот же дом из Иудеи приходит пророк Агав. Там же присутствуют и другие верующие. Похоже, что дом Филиппа был центром христианского братства в Кесарии. «На другой день Павел и мы, бывшие с ним, выйдя, пришли в Кесарию и, войдя в дом Филиппа благовестника, одного из семи диаконов, остались у него… Между тем как мы пребывали у них многие дни, пришел из Иудеи некто пророк, именем Агав… Когда же мы услышали это, то и мы и тамошние просили, чтобы он не ходил в Иерусалим» (Деяния 21:8,10)
5) ФИЛИППЫ Дом Лидии, чтущей Бога ( Деяния 16 ) Обратившись во время проповеди Павла, Лидия, чтущая Бога язычница, предоставляет свой дом. После освобождения из тюрьмы, Павел и Сила приходят в ее дом и наставляют верующих. По всей видимости, дом Лидии становится собранием общины города Филипп. «Одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня. И убедила нас… Они же, выйдя из темницы, пришли к Лидии и, увидев братьев, поучали их, и отправились» (Деяния 16:14,15,48)
6) ФЕССАЛОНИКИ Дом Иасона ( Деяния 17 ) В книге Деяний упоминается дом Иасона, куда пришла возмущенная толпа, чтобы схватить апостола Павла и Силу. Возможно этот дом был местом собраний христианской общины. «…Иудеи, возревновав и взяв с площади некоторых негодных людей, собрались толпою и возмущали город и, приступив к дому Иасона, домогались вывести их к народу. Не найдя же их, повлекли Иасона и некоторых братьев к городским начальникам, крича, что эти всесветные возмутители пришли и сюда, а Иасон принял их…» (Деяния 17:5-7)
7) Коринф Дом Иуста ( Деяния 18 ) Поскольку иудеи противились Благой вести, Павел находит Иуста, чтущего Бога язычника и проводит собрания в его доме. «Но как они противились и злословили, то он, отрясши одежды свои, сказал к ним: кровь ваша на главах ваших; я чист; отныне иду к язычникам. И пошел оттуда, и пришел к некоторому чтущему Бога, именем Иусту, которого дом был подле синагоги» (Деяния 18:6,7)
8) ЕФЕС Дом Акилы и Прискиллы Во время третьего миссионерского путешествия, проповедуя два года в Ефесе, Павел пишет письмо в Коринф. В конце письма апостол передает привет верующим Коринфа от Акилы и Прискиллы с домашней церковью. «Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью» (1 Коринфянам 16:19)
9) ТРОАДА Дом в Троаде ( Деяния 20 ) Возвращаясь с третьего миссионерского путешествия, апостол Павел остановился на неделю у верующих Троады и там проводил беседу в их домашней церкви. «В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними и продолжил слово до полуночи. В горнице, где мы собрались, было довольно светильников» (Деяния 20:7,8)
11) Колоссы Домашняя церковь Филимона Филимон был достаточно богатым человеком. Его семья и рабы находящиеся в его доме и составляли домашнюю церковь. Павел пишет ему письмо и передает привет. «Филимону возлюбленному и сотруднику нашему, и Апфии, (сестре) возлюбленной, и Архиппу, сподвижнику нашему, и домашней твоей церкви» Филимону 1.1
10) РИМ Домашняя церковь Акилы и Прискиллы В Новом Завете не раз упоминается об Акиле и Прискилле. Причем жили они в разных городах Римской империи (Риме, Коринфе, Ефесе). По-видимому, там, где жили Акила и Прискилла всегда собиралась церковь. «Приветствуйте Прискиллу и Акилу, сотрудников моих во Христе Иисусе (которые голову свою полагали за мою душу, которых не я один благодарю, но и все церкви из язычников), и домашнюю их церковь» (Римлянам 16:3,4)
12) РИМ Четыре домашних церкви ( Римлянам 16 ) Некоторые исследователи считают, что в 16 главе Послания к Римлянам упомянуты, по крайней мере четыре домашних группы: дом Аристовула, домашние Наркисса, первая группа из пяти имен, а также вторая группа, с пятью упомянутыми именами. «…Приветствуйте верных из дома Аристовулова… Приветствуйте из домашних Наркисса тех, которые в Господе… Приветствуйте Асинкрита, Флегонта, Ерма, Патрова, Ермия и других с ними братьев. Приветствуйте Филолога и Юлию, Нирея и сестру его, и Олимпана, и всех с ними святых» (Римлянам 16:10-15)
13) РИМ Собрания у апостола Павла ( Деяния 28 ) Во время заключения в Риме, находясь под домашним арестом, апостол Павел мог иметь собственную домашнюю церковь. «И жил Павел целых два года на своем иждивении и принимал всех, приходивших к нему, проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением невозбранно» (Деяния 28:30,31)
Домашние церкви всегда имели много преимуществ.
А) Так как в таких церквях обычно не много людей то все знают нужды, и духовное состояние друг друга. Это дает возможность своевременно замечать их и оказывать помощь.
Б) В домашней церкви было занято в служении большинство верующих.
В) Приглашать на собрание неверующих было удобней.
Конечно сегодня у нас есть возможность иметь большие Дома Молитвы и это очень хорошо, но практика показывает, что домашние группы среди недели очень хороший метод как для благовестия так и для возрастания в вере членов церкви. Возможно собираться раз в неделю будет сложно но раз в месяц как мы приняли у себя в церкви может быть хорошим обычаем.
Терлецкий Я.

По благословению

Святейшего Патриарха Московского и всея Руси

АЛЕКСИЯ II

Автор этой книги, протоиерей Глеб Каледа, профессор, доктор геолого–минералогических наук, прожил долгую и счастливую жизнь, исполненную трудов, опасностей и лишений.

Трудился он всегда, с полной ответственностью, не стараясь избежать перенапряжения. К опасностям привык с отроческих лет, когда, будучи вполне сознательным членом гонимой церкви, разыскивал в Подмосковье преследуемых священников или семьи арестованных за веру, чтобы наладить им помощь, и передавал им пусть скромное, но спасительное для их жизни воспомоществование. Всю войну проведя на фронте рядовым, он по–христиански, без трепета смотрел в лицо смерти, ибо видел жизнь вечную.

Уже в зрелом возрасте он решил взять на себя нелегкий крест тайного священничества. И всегда с легкостью и твердостью отказывался от всего, что считал лишним для жизни православной семьи — от поисков путей к легкой и успешной карьере и к материальному изобилию.

Он был счастлив в семейной жизни. Вступил в брак с дочерью своего расстрелянного духовника, с которой его связывали долгие годы духовной дружбы и общие дела на благо гонимого церковного народа, — и этот брак, основанный на незыблемом фундаменте, стал благословением его жизни. Шестеро детей вошли в домашнюю церковь и через нее — в Церковь, где и поныне пребывают, трудясь для нее по мере своих сил.

В начале 80–х гг., будучи окруженным взрослыми и взрослеющими детьми и другой молодежью, о. Глеб решил создать для нее напутствие в семейную жизнь. Так возник первый вариант книги «Домашняя церковь».

Хотя эта книга публикуется впервые, у нее уже есть своя история. Она долго ходила в самиздате (под псевдонимом Г. А. Покоев), причем в разных вариантах, потому что автор непрестанно дополнял и перерабатывал текст. Этим он занимался и буквально до последних дней жизни: в 1994 г. им был начат цикл лекций для молодых христиан о семейной жизни, в котором он, с одной стороны, использовал материалы книги, с другой — вносил ряд дополнений в ее текст. Прочтя книгу «Домашняя церковь», читатель убедится, с каким вниманием о. Глеб относился к сложнейшим проблемам бытия христианской семьи в современном обществе, считая построение домашней церкви основой основ существования православного христианина в миру и в Церкви.

* * *

Работая над книгой, издательство по возможности учитывало все существующие варианты текста вплоть до магнитофонных записей последних лекций о. Глеба. Вместе с тем мы провели ряд сокращений широко привлекавшегося автором статистического материала и газетно–журнальной публицистики, оставляя, тем не менее, все авторские выводы. Это объясняется тем, что во времена основной работы над книгой тревожная статистика рождаемости, алкоголизма, преступности и т. д. была практически недоступной широкому читателю, поэтому автор тщательно и кропотливо собирал все возможные данные. Сейчас эти сведения можно найти практически во всех периодических изданиях, — и все они подтверждают глубокую справедливость наблюдений и выводов о. Глеба.

Церковь есть тело Христово, Богочеловеческий организм, в котором Божественная благодать пронизывает и освящает все существо человека и его действия. Каждый член Церкви — частица, клеточка, орган этого тела, необходимый для полноты целого, — таково по существу содержание гл. 12–й Первого послания апостола Павла к Коринфянам. Лишь находясь в Церкви, будучи частицей ее тела, можно жить в полноте благодати Божией. В эпоху всеобщей секуляризации жизни и настойчивой — словом и делом — антихристианской и особенно антиправославной пропаганды необходимы значительные усилия и взывания к помощи Божией, чтобы войти в это мистическое Тело и сохранить себя в нем: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф 11:12); по–церковнославянски это звучит как «Царство Небесное нудится и нужницы восхищают е».

Для находящихся в браке и для живущих в родительском доме первичной ячейкой Вселенской Церкви должна быть семья, — малая, домашняя церковь; в ней совершается наш труд по стяжанию Царства Небесного. О домашней церкви неоднократно писал апостол Павел (1 Кор 16:19; Кол 4:15; Фил 1:2 и т. д.).

Однако святоотеческая литература, создаваемая после IV в. в основном монахами, почти не касается вопросов семейной жизни и построения домашней церкви. Состав «Добротолюбия» в значительной мере определен афонскими старцами, которых эти вопросы не волновали, и не только в силу иноческих обетов, но и потому, что женщинам вообще запрещено появляться на святой горе Афон.

Дом, семья как Церковь… Это сейчас настолько забыто приходским и богословско–академическим сознанием, что необходимо и проповедовать, и специально обосновывать экклезиологически такое восприятие этой стороны человеческой жизни. Домашнюю церковь создают двое — любящие друг друга мужчина и женщина, соединенные в браке и стремящиеся ко Христу.

Некоторые молодые люди и девушки, не имея ясно осознанного представления о православной семье, о ее значении для духовной жизни, строят свои отношения на основах, недопустимых для христианина. Они воспринимают нравы и обычаи окружающего нас безбожного мира как норму жизни.

Имеются и другие крайности: взгляд на жену, на семью как на что–то, что по самой своей сути мешает духовной жизни. Это иногда проявляется в высказываниях и поступках учащихся духовных школ и общающихся с ними молодых людей. Семинаристы и студенты духовных академий порой поспешно вступают в брак ради рукоположения в сан, а при этом недостижимый для них идеал монашеской жизни мешает им видеть благодать, проявляющуюся в буднях жизни семейной. Все это, конечно, не способствует созиданию домашний церкви в семьях священнослужителей.

А светское общество колеблется от теории «свободной любви пчел трудовых» до пропаганды прочной парной семьи и от воспитания индивидуальной половой любви до восхваления будущего «группового брака в рамках трудовых коллективов» .

В послании к христианам Рима, — города разврата и власти, — апостол Павел писал: «умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим 12:1–2).

Для многих из тех, кто вышел из православных семей, брак с неверующей или с неверующим был причиной ухода из Церкви и угасания веры. Для других брак с женой — сестрой во Христе способствовал духовному возрастанию.

Вопросы семьи и брака волнуют молодежь и родителей взрослеющих детей, с ними постоянно сталкиваются духовники.

В этих очерках автор попытался изложить православное понимание брака, идущее от первых веков, и рассмотреть пути построения домашней церкви в разных исторических условиях, основываясь на Писании, на творениях Отцов и учителей Церкви и на постановлениях Церковных Соборов. Эта книга — не монография и не диссертация; она состоит из серии очерков, которые можно читать независимо друг от друга. Такое построение делает возможными и порой даже неизбежными повторения. Каждый очерк написан более или менее в своем особом ключе и рассчитан на свой круг читателей: одни из них — для тех, кто готовится вступить в брак, другие — для воспитывающих детей, а некоторые — для родителей взрослеющих детей и духовников; наконец, «Семья и дом священника» — для лиц духовного звания и их жен.

Академические богословы могут изучать и критиковать взгляды на брак бл. Августина, Фомы Аквинского, Лютера, восточных еретиков, могут посвящать им свои диссертации. Для рядового же члена Церкви и для приходского священника такой детальный анализ не представляет ни нравственного, ни практического значения и интереса. Введение в книгу такого материала потребовало бы значительного увеличения ее объема, затруднило бы чтение для большинства тех, кому книга адресована, и осложнило бы публикацию . Если хотя бы для одной зарождающейся семьи — домашней церкви — эти страницы будут небесполезны, можно считать, что время, которое автор провел над рукописью, не пропало даром.

вернуться

«Добротолюбие» — замечательное собрание творений подвижников благочестия. Первые его тома полезно читать не только монахам, но и мирянам, — последние же могут быть неверно понятыми тем, кто духовно неопытен и лишен богомудрого наставника. Экклезиология — учение о Церкви.

вернуться

Папазов и др. Пол, брак, семья. София, 1977 (на русском языке напечатано специально для СССР).

вернуться

Историко–богословские обзоры, сделанные, правда, не всегда со строго православных позиций, можно найти в работах проф. С. Троицкого «Христианская философия брака», Вл. Соловьева «Смысл любви» и в некоторых диссертациях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *