Депривация у детей

Депривация у детей

Особенности развития личности ребенка в условиях материнской депривации

Понятие депривации на сегодняшний день широко используется медиками, психологами, педагогами, социологами. Этимологически данный термин восходит к латинскому слову deprivatio, означающее — потерю, лишение чего-либо. Термин депривация в самом широком смысле применяют для обозначения процессов лишения или ограничения возможностей удовлетворения жизненно важных потребностей. Этот термин стал широко известен благодаря работам Дж. Боулби (130).

Дж. Боулби, в отличие от Л.С. Выготского и Ж..Пиаже, изучавших процессы интеллектуального развития, изучал проблематику эмоционального развития. Дж. Боулби был детским психоаналитиком и в своей профессиональной деятельности постоянно сталкивался с факторами, приводящими к психопатологии. Его теория основана на синтезе данных современных психологических и биологических исследований с традиционными психоаналитическими представлениями о развитии.

Джон Боулби в своей работе «Материнская забота и психическое здоровье» (1951 г.) обосновал тезис о необходимости для ребенка в раннем возрасте атмосферы эмоциональной теплоты и привязанности к матери (или человеку, ее заменяющую). Ключевая идея его теории состоит в том, что мать обеспечивает ребенку островок безопасности, с которого он начинает осваивать мир, периодически возвращаясь туда, где ему комфортно и ничего не грозит. Эмоциональная привязанность младенца к матери обычно дает ребенку чувство безопасности и защищенности. Эволюционное значение такой формы поведения состоит, прежде всего, в защите потомства от хищников или негативных воздействий окружающей среды. В дальнейшем безопасные эмоциональные связи между индивидами обеспечивают выживание, а в долгосрочной перспективе — успешное воспроизводство вида. Эмоционально защищенный ребенок относится к матери как к бастиону своей безопасности, куда он может периодически возвращаться (6).

Например, открывая новое в окружающей обстановке, дети обычно стараются оставаться в поле зрения матери. Таким образом, отношения привязанности, обеспечивающие внешнюю безопасность, открывают ребенку широкий путь к здоровому психическому развитию. Боулби утверждал, что разнообразные нарушения привязанности создают основу для развития невротической личности, так как они выводят ребенка на психологически рискованные пути развития. Так, недостаточная сформированность чувства привязанности или его расстройство может постепенно вырасти в личностные проблемы или психические заболевания.

Широкомасштабные исследования, в которых изучали влияние раннего семейного опыта на последующее развитие депрессивных и тревожных расстройств, показали существование целого ряда факторов, которые помогают ослабить долговременный эффект даже таких тяжелых ударов, как преждевременная смерть родителей. Сюда относятся хорошие отношения с дедушкой и бабушкой, успехи в школе, хороший поддерживающий брак и наличие веселого, беззаботного характера (6).

Идеи Дж. Боулби сразу нашли практическое применение в США и привели к реорганизации системы госпитального режима для маленьких детей. Результаты его работ, исследовавших долгосрочные последствия насильственного, совершенно необъяснимого для ребенка отрыва от матери, имели такой общественный резонанс, что начи-ная с 1950-х годов в США матерям было позволено оставаться в больнице вместе с маленькими детьми. Сейчас во многих странах с разными культурными традициями, таких, как Соединенные Штаты Америки, Великобритания и Япония, проводится огромное количество исследований, посвященных формированию и развитию комплекса привязанности между родителями и детьми.

Дальнейшее развитие теории депривации происходило в русле различных гуманитарных дисциплин: психологии, социальной психологии, педиатрии, социологии. На основании анализа современной научной литературы по проблемам депривации можно выделить два основных подхода:

а) социально-психологический подход к понятию депривации;

б) психолого-медицинский подход.

(а) Социально-психологический подход к понятию депривации. Этот подход активно используется и применяется социальными психологами, педагогами, социологами, социальными работниками. В рамках данного подхода исследователи акцентируют внимание на социальной проблематике, обуславливающей процессы депривации, с одной стороны, и на психосоматических последствиях депривации при коммуникации. Рассмотрим подробнее эти направления в рамках социально-психологического подхода:

1) Психологический анализ состояний депривации. Изучение (в психологическом смысле) субъективных ощущений и психосоматических реакций личности, вызванных недостаточностью нагрузки на сенсорные анализаторы у человека в условиях полной изоляции или частичного ограничения жизненных условий. Хотя данное явление лучше всего исследовано на реакциях лиц, проходящих подготовку к космическим полетам, подобные ощущения испытывают инвалиды, имеющие ограничения в подвиж-ности и социальных контактах, дети в условиях материнской (семейной) депривации, женщины-домохозяйки, безработные, жители маленьких населенных пунктов, и т.д. Глубина, стойкость и обратимость (или необратимость) происходящих нарушений обусловлены длительностью воздействия неблагоприятного фактора, его характером, а также особенностями личности индивида, подвергающегося ему. Выработана система методик предупреждения проявления эффекта депривации и реабилитации его последствий. Социальные психологи, социологи, социальные работники выделяют не только депривированных индивидов, но и депривированные слои и социальные группы (158).

2) Социально-социологический анализ депривации. Депривация как последствие относительной бедности, предполагающее не невозможность удовлетворить свои элементарные потребности, а лишение материальных благ «сверх первой необходимости». Это происходит в индустриальных обществах при сохранении традиционных форм бедности в силу того, что общественно-экономическое развитие достигло уровня, когда становится возможным удовлетворение элементарных потребностей подавляющего большинства той части населения, которая по всем параметрам находится на низших ступенях иерархической структуры. Депривацию испытывают те, кто к определенному набору благ — образованию, участию в управлении и т.д. — при известной личной самостоятельности получает доступ в значи-ельно меньшей мере, чем большинство населения. Для этого контингента лиц характерны резкое обособление, низкая социальная мобильность, неизменность положения в обществе.

Социологи в соответствии с математико-статистическим методом выделяют шесть позиций неравенства: работа, осуществление интересов, наличие квартиры, материальные условия, образ жизни, состояние здоровья. Лицо можно считать подвергшимся депривации, если оно оказывается в ущемленном положении по крайней мере по четырем позициям, если лишь по двум-трем, то — находящимся под угрозой депривации (5). В современном дифференцированном обществе депривированиые слои населения обозначаются как «новые» бедные. В данной ситуации государственная социальная политика должна быть направлена на сохранение достигнутого жизненного уровня, расширение доступа к образованию и повышение квалификации.

(б) Психолого-медицинский подход. Этот подход активно используется в медицинской психологии, в общей психологии, в психологической педагогике. В рамках данного подхода изучаются процессы этиологии, патогенеза и реабилитации депривации и депривационных практик. Психологи и медицинские психологи выделяют следующие виды депривации: сенсорная, двигательная, социальная.

а) Сенсорная депривация — ситуация недополучения достаточного количества стимулов: зрительных, слуховых, осязательных, и др. Итальянская исследовательница, талантливый педагог и психолог разработала специальную систему реабилитации и адаптации отстающих в интеллектуальном развитии детей (149).

Сегодня этот метод активно используется и для развития интеллектуально-творческих, познавательных способностей дошкольников, и для адаптации и реабилитации детей с разного рода отклонениями в развитии, активно рекомендуется для работы в детских домах (102). Понятие сенсорный голод активно разрабатывается в исследованиях зарубежных и отечественных психологов, начиная с середины ХХ века. В монографии Й. Лангмейера и З. Матейчека «Психическая депривация в детском возрасте» дан обзор зарубежных исследований по данной теме (80).

На сегодняшний день, как отмечают Й. Лангмейер и З. Матейчек, «объяснение механизмов воздействия сенсорной депривации остается до сих пор неясным» (80; с.240), хотя тяжелые последствия для психики сенсорной депривации достаточно изучены и экспериментально, и на практике (ночная езда по однообразной дороге, наблюдения радарных установок, работа подводников, полярников, и т.д.).

Условия, способствующие развитию сенсорной депривации называют «обедненной средой». Обедненная среда — это среда учреждений закрытого типа, провоцирующая сенсорный голод — среда детских домов, больниц, интернатов, и т.д.

б) Двигательная депривация связана с ситуациями ограничения движений. Такие ситуации возникают у детей и взрослых вследствие травм, болезней, инвалидности, а у младенцев — при тугом пеленании, ограничении движений с помощью специальных медицинских приспособлений (например, распорок, применяемых при младенческом вывихе бедра).

Американские исследователи В. Деннис и П. Наджарьян изучали младенцев в приюте для сирот в Тегеране в условиях выраженной двигательной депривации. Они установили, что в возрасте 2 лет дети все еще не овладели даже такими простейшими моторными навыками, как сидение и стояние. Это отставание в развитии авторы объяснили почти полным отсут-ствием в приюте социального взаимодействия, которое не стимулировало двигательную активность младенцев (6).

Социальное взаимодействие, об отсутствии которого писали В. Деннис и П. Наджарьян, стимулирует развитие двигательной и познавательной активности, не позволяя двигательной депривации перерастать в социальную. Полученные современными американскими исследователями данные хорошо иллюстрируют мысль Л.С. Выготского, что социальное окружение влияет на зону ближайшего развития (29).

Отечественные исследователи раннего развития детей установили, что существует преемственность между шагательным рефлексом но-ворожденных и последующими движениями при ползании и ходьбе. Было установлено, что тренировка шагательного рефлекса предотвращает его исчезновение в более позднем возрасте и ведет к чуть более раннему началу ходьбы по сравнению с контрольной группой, не имевшей подобной трени-ровки. Об этом же много пишет отечественный педагог Б.П. Никитин (109).

в) Социальная депривация связана с нарушениями привычных налаженных коммуникационных практик, социальных связей. Социальная депривация возникает при разрыве привычных кругов общения: у пенсионеров, мигрантов, домохозяек, детей в условиях социальной изоляции (детский дом, больница, интернат). Следует отметить, что социальная изоляция отнюдь не всегда ведет к социальной депривации. Это связано с личностными особенностями, его духовным развитием, задачами, которые ставит перед собой человек, находящийся в социальной изоляции. Наиболее яркими примерами устойчивости к социальной депривации в условиях социальной изоляции являются религиозные или политические подвижники в заключении, отшельники, и т.д.

Материнская депривация. Разработки и исследования отечественных специалистов психологов и педагогов долгое время находились под воздействием работы Лангмейера Й. и Матейчика З. «Психологическая депривация в детском возрасте» (80). Эта монография стала классической работой по материнской депривации, не утратила своего научного и научно-практического значения по сей день.

На сегодняшний день понятие материнской депривации является комплексным понятием, объединяющим целый ряд различных явлений. На это указывается в коллективной монографии «Развитие личности ребенка в условиях материнской депривации» (130). В этой работе перечислены социальные явления, ведущие и провоцирующие развитие материнской депривации: «Это и воспитание ребенка в детских учреждениях, и недостаточная забота матери о ребенке, и временный отрыв ребенка от матери, связанный с болезнью и, наконец, недостаток или потеря любви и привязанности ребенка к определенному человеку, выступающему для него в роли матери» (130; с.13).

В основе всех перечисленных социальных явлений, провоцирующих материнскую депривацию, лежит полное отсутствие привязанности к взрослому человеку или же подрыв доверия к миру взрослых, оборачивающийся подрывом доверия к миру. Специалисты указывают на биологическую и психологическую необходимость привязанности ребенка к взрослому (15, 111, 120, 126). Такого рода привязанность является с одной стороны, биологической необходимостью, а с другой, — базовым психологическим основанием для развития личности ребенка. Самым важным человеком для младенца является тот человек, который осуществляет уход за ним, начиная с первых моментов жизни. Поэтому, наиболее значимым взрослым для младенца при становлении первичной межличностной связи является мать (или ухаживающий за ребенком человек).

В.С.Мухина, анализируя отношения между младенцем и матерью (или человеком, ее заменяющим) указывает на механизм идентификации как основной механизм социализации (105). Идентификационные отношения между матерью и младенцем пробуждают и стимулируют эмоциональное развитие ребенка, способствуя успешной первичной социализации (11). И наоборот, отсутствие эмоциональных связей и не включение или позднее включение механизмов идентификации — лежат в основе депривации.

То есть, на сегодняшний день, специалисты при анализе депривационных состояний исходят из посылки о том, что младенец есть инициативное существо, играющее активную роль во взаимодействии с миром, познающее окружающий мир, и конструирующие представление о нем (11, 126, 146).

На сегодняшний день экспериментально установлено, что существование привязанности между матерью и ребенком к концу 1-го года жизни есть объективная реальность, что младенец сам активно «выбирает» мать из окружающего его мира (8, 19, 109). То есть, полноценное развитие ребенка возможно только в психологическом контакте с матерью. Эти контакты проявляются в самых разнообразных формах: от прямого физического контакта как основы эмпатии, до эмоциональных отношений, лежащих в основе единой психо-физиологической системы «мать-дитя» (19, 109).

Такого рода контакты являются основанием для базового доверия к миру. Специалисты отмечают, что «отсутствие базового доверия к миру рассматривается многими исследователями как самое первое, самое тяжелое и самое трудное компенсируемое последствие материнской депривации» (130). Материнская депривация порождает страх, агрессивность, недоверие и неверие в себя. Психологическим условием формирования материнской депривации является отсутствие у ребенка доверия к миру. А доверие к миру возникает:

через эмоциональную теплоту материнской заботы;

через постоянство и повторяемость эмоционально-теплой заботы о ребенке.

Нарушение этих условий, лежащих в основе формирования у ребенка доверия к миру, ведет к различным эмоциональным, психо-невротическим расстройствам, в том числе и к материнской депривации. В монографии «Развитие личности ребенка в условиях материнской депривации» сформулирован обобщенный портрет личности, формирующейся у ребенка, оказавшегося в рождения в условиях материнской депривации. Для такой личности характерно:

— интеллектуальное отставание,

— неумение вступать в значимые отношения с другими людьми,

— вялость эмоциональных реакций,

— агрессивность,

— неуверенность в себе.

При этом исследователи различают два основных вида этиологии материнской депривации:

материнская депривация, сформировавшаяся у индивида, лишенного материнской заботы с рождения (младенческая);

материнская депривация, возникшая вследствие разрыва с матерью (или человека ее заменявшего).

В последнем случае, разрыв с матерью начинается с тяжелейшего эмоционального переживания ребенка. Исследователи указывают на тяжелейшие психологические и психические осложнения, возникающие у детей не только отданных в детский дом, но и оказавшихся в больницах, при любых социально-жестких формах изоляции, характеризующихся отсутствием эмоциональной близости и теплоты, а так же рационально-оптимистичного объяснения случившегося. Последствиями таких травматичных для ребенка действий являются появление разного рода невротических реакций, появление апатии, вплоть до развития аутизма. После возвращения ребенка в семью, последствия депривации постепенно проходят, но Л.М.Шипицына и др. (130) указывают, что «в ряде специальных исследований было установлено, что в случае разлуки с матерью свыше 5-6 месяцев изменения оказываются необратимыми».

Особенности развития и формирования личности ребенка в условиях материнской депривации. Материнская депривация у детей в условиях детских учреждений ведет к разного рода изменениям в психическом развитии. Считается, что отклонения в психическом развитии проявляются в разном возрасте по-разному, но все они обладают потенциально тяжелыми последствиями для формирования личности ребенка. Так, в монографии Л.М. Шипицыной и соавторов (130), указывается, что дети первого года жизни, воспитывающиеся в доме ре-бенка, отличаются от ровесников, растущих в семьях: они вялы, апа-тичны, лишены жизнерадостности, у них снижена познавательная активность, упрощены эмоциональные проявления и т.п. Те предличностные образования, которые возникают у детей на первом году жизни и лежат в основе формирования личности ребенка (7), у вос-питанников дома ребенка деформированы. У них не возникает привязанности к взрослому, они недоверчивы, замкнуты, печальны и пассивны.

У малышей второго и третьего года жизни, воспитывающихся в домах ребенка, к перечисленным выше особенностям добавляются новые: пониженная любознательность, отставание в развитии речи, задержка в овладении предметными действиями, отсутствие самостоятельности и т. п.

Таким образом, дети, воспитывающиеся в интернатных учреждениях, в условиях материнской депривации, практикуют особые способы в общении с взрослыми. С одной стороны, у таких детей обострена потребность в ласке и положительных эмоциональных контактах, внимании. А с другой, — полная неудовлетворенность этой потребности: малое количество обращений взрослых к ребенку, сниженность в этих контактах личностных, интимных обращений, их эмоциональная бедность и однообразие содержания, в основном, направленное на регламентацию поведения, и т.д.

Перечисленные особенности общения с взрослыми лишают детей, во-первых, важного для психологического благополучия переживания своей нужности и ценности, уверенности в себе, лежащих в основе формирования полноценной личности; а во-вторых, переживания ценности другого человека, глубокой привязанности к людям.

К сожалению, методы и способы работы с детьми, лишенными попечения родителей, не компенсируют неблагополучных обстоятельств их жизни, нарушений в интеллектуальном, эмоционально-волевом и личностном развитии. А эти нарушения приводят к тому, что к большинству жизненных ситуаций воспитанники закрытых детских учреждений оказываются значительно менее подготовленными. Последствия этих нарушений сказываются и во взрослой жизни, к которой бывшим воспитанникам подобных учреждений трудно адаптироваться.

Воспитанники детских учреждений интернатного типа с самого раннего возраста нуждаются в специально организованной психологической помощи, обеспечивающей воспитание каждого из них в соответствии с его возрастными и индивидуальными особенностями. Сегодня все это может быть осуществлено при условии постоянной работы профессионального психолога, который совместно с воспитателями и учителями изучал бы воспитанников, разрабатывал и осуществлял такие развивающие, психопрофилактические и психокоррекционные программы, которые компенсировали бы неблагополучный опыт и обстоятельства жизни этих детей и способствовали прогрессивному формированию их личности.

Особенности развития детей раннего возраста в условиях депривации

Казакова Светлана Анатольевна
Особенности развития детей раннего возраста в условиях депривации

Термин «депривация» обозначает потерю чего-либо, лишения из-за недостаточного удовлетворения основных психических потребностей. В зависимости от того чего именно человек лишен, выделяют разнообразные виды депривации: эмоциональная, материнская, сенсорная, двигательная, социальная, информационная и другие.

Считается, что с самого рождения ребенок должен быть окружен любовью, ребенка должны признавать. Неудовлетворение этой потребности ведет к искажению развития личности и появлению эмоциональной депривации. Депривация, связанная с обедненной предметной средой и дефицитом раздражителей органов чувств, называется сенсорной. В случае отсутствия у ребенка матери или недостаточно эмоционального ее отношения к ребенку можно говорить о материнской деривации.

«Говоря о депривации, имеют в виду такое неудовлетворение потребностей, которое происходит в результате отделения человека от необходимых источников их удовлетворения «. Это отделение имеет пагубные последствия. Все проявления депривации, независимо от ее вида, психологически похожи. Психическая депривация характеризуется особым психическим состоянием, возникающим в депривационной ситуации. Данное психическое состояние проявляется в поведении, имеющем характерные признаки. Наиболее характерные черты депривационного синдрома: депрессия, страх, тревожность, интеллектуальные расстройства. «Механизм деривации детей связан с отчуждением ребенка от определенных отношений с миром людей и предметным миром и вызывается недостаточным удовлетворением основных психических потребностей ребенка, видоизменяющих структуру развивающейся детской личности. Таким образом, психическая депривация – это определенное психическое состояние, возникающее в результате такой жизненной ситуации, когда ребенку не предоставляется возможность удовлетворить его основные жизненные потребности в полной мере и в течение длительного времени «.

Наиболее ярко выражены последствия различных видов депривации у детей, находящихся в интернатных учреждениях, домах ребенка. Однако профилактика, а также правильная коррекционная работа позволят намного уменьшить последствия и влияние психической депривации на развитие ребенка.

Рассмотрим особенности развития детей раннего возраста в условиях депривации, на примере детей, воспитывающихся в домах ребенка. Попав в дом ребенка, дети оказываются в особых условиях жизни. Здесь нет близких людей, круг получаемых впечатлений ограничен, постоянное пребывание в коллективе, при большом количестве ухаживающего персонала наблюдается дефицит общения со взрослыми – все это влияет на поведение, развитие, здоровье детей.

«С конца периода новорожденности до 2,5 – 3 месяцев ведущим в развитии ребенка является формирование зрительных и слуховых ориентировочных реакций «. У ребенка этого возраста развиваются умения следить за взрослым, движущейся игрушкой, сосредотачивать свой взгляд на лице взрослого и неподвижно висящей игрушке. В этот период устанавливаются связи между зрительными и слуховыми впечатлениями. Развитие зрительной сосредоточенности в условиях дома ребенка происходит позже. Это связано с одной стороны с особой окружающей средой – однообразная обстановка, малое количество или полное отсутствие ярких, разнообразных, звучащих, движущихся предметов, способных привлечь внимание и интерес ребенка (младенцы в доме ребенка большую часть времени находятся в общем манеже или своих кроватках). С другой стороны — с дефицитом общения. Для детей данной категории необходимым является не только предоставление разнообразных предметов, (которые должны быть удобны для хватания, не должны легко ломаться, чтобы их можно было кидать, стучать ими, не причиняя себе физического вреда, но и то, что взрослый должен показывать ребенку способы использования этих предметов. Из-за бедности общения со взрослыми у детей тормозится также познавательная деятельность и овладение предметными манипуляциями. Когда взрослый не проявляет активности, не дает ребенку новых впечатлений, предметов, эмоциональных реакций, ребенок также остается пассивным. В первые шесть месяцев такой младенец большую часть времени проводит в безучастном созерцании потолка, сося палец или игрушку. Иногда он оживляется, увидев взрослого, но потом вновь застывает в неподвижности, у него слабо выражено ориентировочное поведение.

В период младенчества для ребенка наиболее важно общение с матерью. Именно регулярное эмоциональное общение младенца с матерью приводит к тому, что у ребенка появляется ответное эмоциональное отношение к матери. В конце первого –начале второго месяца у ребенка появляется первая ответная улыбка. К двум-трем месяцам формируется сложная эмоционально-положительная реакция — так называемый комплекс оживления. В первые месяцы жизни комплекс оживления связан непосредственно с предвкушением процесса кормления и общения. В дальнейшем младенец начинает проявлять комплекс оживления вне связи с кормлением, а для общения со взрослым. Наличие эмоционально-положительных ответных реакций в три месяца свидетельствует о физиологической зрелости ребенка. В четыре месяца малыш громко смеется, он радуется чаще, более длительно и по разным поводам. Ребенок, помещенный в государственное учреждение лишен общения, которое было бы направленно только на него одного. У младенца, воспитывающегося в доме ребенка, активная живая улыбка наблюдается редко. В связи с тем, что эта реакция в учреждении слабо подкрепляется со стороны взрослых, она не становится частью положительного эмоционального состояния ребенка. И как следствие приводит к тому, что комплекс оживления у таких детей появляется значительно позже, чем у детей, воспитывающихся в семье. Сам комплекс оживления выражен слабо, возникает с трудом и тут же угасает, если прекращается активность взрослого. Смеяться такой ребенок в госучреждении также начинает позже, примерно к пяти-шести месяцам. И опять же это происходит в связи с недостаточностью радостного общения со взрослыми, потому что заставить ребенка смеяться нельзя: он начинает смеяться в ответ на смех взрослого. Редкие, кратковременные, недостаточно эмоционально насыщенные контакты персонала группы с детьми создают дефицит общения. В результате того, что персонал групп зачастую просто не реагирует на крики ребенка, первые звуки гуления не подкрепляет ответной реакцией, у ребенка связи личностно- эмоционального общения формируются не вовремя. В связи с тем, что в первом полугодии ребенок недополучил внимания и доброжелательности со стороны взрослого, во втором полугодии своей жизни он также предпочитает физический контакт в примитивной форме вместо предлагаемого ему сотрудничества (предметно-манипулятивной деятельности). В связи с дефицитом общения у младенца может возникнуть одна из форм отклонения в поведении.

«Первая форма – ребенок пассивен, его бодрствование монотонно, двигательная и эмоциональная активность снижена, что приводит к формированию стойких отрицательных стереотипов поведения (сосание пальцев, раскачивание, качание головой и т. п.). Вторая форма — это повышенная возбудимость, беспокойный сон, частый немотивированный плач, агрессивное отношение к другим детям, в конечном итоге – возникновение отрицательных привычек «. Дефицит общения со взрослыми ведет также к задержке в речевом развитии: способность произносить первые слова и связывать их с предметом к концу первого года практически не формируется. «При воспитании детей в домах ребенка, нужно учитывать, что речь у ребенка возникает только в том случае, если у них имеется эмоциональный или просто тактильный контакт со взрослым (он обуславливает желание ребенка что-то сказать взрослому): если они выполняют вместе с ним общую деятельность (она дает повод детям для словесного обращения к взрослому, обуславливает, что именно будет ими сказано): и, наконец, если у ребенка есть опыт восприятия членораздельной речи взрослого и некоторые собственные попытки вокализирования (они обуславливают знания ребенка, как сказать то, что он желает, понимание того, что свое желание ему надо именно высказать «.

Дефицит общения со взрослыми дети домов ребенка в некоторой степени компенсируют общением со сверстниками. Однако это общение заключается в основном в наблюдение за своими сверстниками, активность этих общений слаба.

Характерная для детей домов ребенка компесаторная двигательная активность – раскачивание тела из стороны в сторону, сосание пальцев, игра с гениталиями является следствием того, что ребенок находится в условиях, которые не позволяют ему нормально двигаться. В период младенчества данную активность может также провоцировать тугое пеленание младенцев, постоянное нахождение в манеже. Ограниченное пространство группы приводит также к отставанию в развитии ходьбы, что приводит к более позднему появлению свободы передвижения и соответственно получению новых впечатлений, связанных с ней.

Таким образом, проживание детей младенческого возраста в домах ребенка в условиях эмоциональной (социальной, сенсорной, материнской, двигательной депривации приводит к формированию синдрома госпитализма. «Госпитализм – синдром психической и физической отсталости, возникающий в первые годы жизни ребенка из-за дефицита общения с близкими взрослыми, в частности, в результате помещения в детское учреждение (дом ребенка, больницу и т. п.) «.

Ведущим видом деятельности раннего детства является предметная деятельность. И вновь общение является важным фактором, который организует предметную деятельность детей в доме ребенка. Эмоциональная оценка взрослого в значительной степени влияет на успешность предметной деятельности. Совместная деятельность взрослого и ребенка, стимулирующая к подражанию и обучающая различным приемам и способам целенаправленных действий, в условиях дома ребенка, ограничена не только малым временем, но и бедностью содержания. Взрослые достаточно редко оценивают результаты предметной деятельности малышей. А если это и происходит, то чаще среди оценок преобладают отрицательные и они направлены в сферу дисциплинарных моментов жизни ребенка. В связи с этим ребенок перестает опираться на оценку своей деятельности со стороны взрослого. Действия с предметами у детей раннего возраста, проживающих в доме ребенка, часто просто сводятся к примитивным: ребенок может взять любую игрушку в руки и просто ходить с ней по группе, а через некоторое время бросить, даже не взглянув на нее. У детей дома ребенка фактически отсутствует исследовательский интерес по отношению к тому или иному предмету (игрушке). Игра как таковая в большинстве случаев не носит процессуального характера, а представляет собой специфические и неспецифические манипулирования предметами.

В раннем детстве, так же как и в младенчестве, у детей продолжает отмечаться несформированность навыков общения с взрослыми и сверстниками.

Общение с взрослыми также продолжает носить ситуативный характер. При появлении нового человека дети не проявляют привычных эмоций – чувства радости или страха. У детей, воспитывающихся в домах ребенка ярко проявляется так называемый эмоциональный голод. Он проявляется в том, что дети очень легко вступают в контакт с любым человеком. Однако совместной деятельности, игре, внеситуативному общению дети предпочитают тактильный примитивный контакт. В данной ситуации проявляется такой тип реагирования как «прилипчивость» к новому лицу. Дети «облепляют» взрослого, стараются до него дотронуться, прижаться к нему, забраться на колени, прижаться, взять за руку – это своеобразная форма ситуативно-личностного общения, в которой средства общения не соответствуют мотивам и потребностям данного возраста. Однако данный интерес быстро проходит и при расставании с их стороны не проявляется никаких эмоций, что свидетельствует об отсутствии стойкой привязанности. Большое количество взрослых, их постоянная смена в группе, а соответственно постоянно меняющиеся требования, приводят к тому, что дети начинают меньше доверять взрослым, общение становится менее эмоционально окрашенным. Такое общение ограниченно рамками воспитательного процесса, строго ограниченным пространством, которое не меняется на протяжении нескольких лет, примитивными по содержанию личностными контактами, привязанностью к конкретной ситуации делового сотрудничества – все это не требует от ребенка точных и сложных коммуникативных средств.

Недостаток общения со взрослыми приводит к обеднению отношений между сверстниками. Дети не испытывают особой потребности в общении с другими детьми. Контакты со сверстниками бедны по содержанию и мало эмоционально насыщенные. Дети, находясь рядом, играют порознь. Они не замечают просьб со стороны сверстника, невнимательны к их действиям. Игры часто окрашены нервозностью, сменой настроения. Контакты детей дома ребенка между собой в основном заключаются в отбирании игрушки друг у друга. Однако через некоторое время интерес к игрушке пропадает, и ребенок просто бросает ее. В доме ребенка дети фактически не интересуются друг другом. Тот факт, что дети постоянно общаются с одним и тем же кругом сверстников не способствует развитию навыков общения со сверстниками и умению наладить равноправные отношения с незнакомыми детьми. У них полностью отсутствуют попытки демонстрировать друг другу свои достижения, так как отсутствует стремление к признанию. Пониженная потребность в общении с другими детьми у данной категории детей, обуславливается тем, что в данных сложившихся жизненных условиях, для них приоритетным является общение со взрослыми.

Жизнь детей в домах ребенка строго подчиняется режимным моментам, и вся их деятельность в течение дня уже расписана и предсказуема. В таких условиях у ребенка нет острой необходимости в развитии активной речи.

У детей второго года жизни оказываются несформированными предпосылки, необходимые для развития речи: действия с предметами, эмоциональное общение с взрослыми. У малышей очень мало общих с взрослыми действий, процесс подражания не формируется. Дети не обращают внимания на многие предметы, и соответственно не запоминают их названия, и тем более плохо овладевают названиями действий. Многочисленные исследования показали, что основной причиной задержки речи у воспитанников домов ребенка является неадекватно построенное общение персонала с детьми: очень часто в домах ребенка при общении с детьми используют стереотипные фразы, которые замедляют процесс общения, понимания, активной речи. Взрослые к детям общаются краткими, носящими командный тон фразами, типа «сядь за стол», «помой руки». Дети, постоянно слыша подобные фразы, затем с трудом понимают содержание наиболее лексически окрашенной обращенной к ним речи. У детей, воспитывающихся в домах ребенка, совершенно выпадает такой этап в развитии активной речи, когда дети начинают говорить на языке понятном только им или очень близким людям. Взрослых же в доме ребенка слишком много, они часто меняются, и соответственно не обращают зачастую внимания на высказывания малыша. А ребенок, не видя понимания со стороны взрослого, перестает говорить.

Практически все дети, проживающие в доме ребенка, имеют задержку в развитии от одного до нескольких эпикризных сроков. И это касается не только активной речи, но и сенсорного развития, наглядно-действенного и логического мышления. Уровень познавательной деятельности у детей, воспитывающихся в госучреждениях значительно ниже возрастных норм, они не могут переносить уже усвоенные знания на другие виды деятельности. Познавательная деятельность характеризуется вялостью, трудностью перехода от одного действия к другому. Дети медленно включаются в предметную деятельность. Особенностью восприятия детей домов ребенка является его медленная переключаемость, недостаточная концентрация, объем и распределение. Поэтому для детей домов ребенка необходимо увеличивать количество игрушек и других предметов, различных по цвету, форме, размеру и назначению, что способствует развитию не только восприятия, но и мышления, речи и эмоциональной сферы.

Таким образом, мы видим, что проживание детей в условиях депривации негативно сказывается на всех процессах развития ребенка.

Для уменьшения последствий депривации на развитие детей, воспитывающихся в домах ребенка необходимо проводить профилактические мероприятия с первых месяцев жизни.

Для детей от 0 до 3 месяцев:

— необходимо постоянно разговаривать с ребенком;

— не давать ребенку кричать, так как это мешает формированию чувства безопасности и базового доверия к миру;

— использовать в общении все формы взаимодействия (речь с разными интонациями, мимику, смех, пение, аудиозаписи);

— необходимо поощрять исследовательскую активность (предоставлять ребенку яркие, блестящие, звучащие предметы; возможность изучать самого себя и взрослого, для этого необходимо брать младенца на руки, постоянно менять его положение в пространстве).

Для детей от 3 до 6 месяцев:

— развивать в ребенке и укреплять у него чувство привязанности к взрослому, посредством различных игровых способов; играть в игры, связанные с осязанием;

— расширять жизненное пространство ребенка при помощи прогулок;

— давать ребенку смотреть на себя в зеркало;

— использовать игры и упражнения на подражание.

Для детей от 6 до 9 месяцев:

— не ограничивать ребенка в пространстве;

— организовывать общение ребенка по поводу предмета;

— давать ребенку право выбора;

— разрешать играть самому, поощряя развитие самостоятельности;

— поощрять развитие подражания простым действиям, звукам.

Для детей от 9 до 12 месяцев:

— отвечать на инициативу ребенка к общению;

— стимулировать развитие речи и предметной деятельности;

— достижения ребенка не оставлять без внимания, давая им положительную оценку.

Для детей от 1 года до 2,5 лет:

— необходимо оценивать достижения ребенка, а не только осуждать промахи;

— должна присутствовать как положительная, так и отрицательная оценка;

— оценка должна касаться не личности, а поступка или действия ребенка;

— оценка должна быть эмоционально окрашена;

— оценка действий ребенка должна быть развернутой;

— необходимо создавать условия для правильной организации общения со сверстниками, помогать раскрывать окружающий мир предметов, давать равные возможности в овладении ими, во внимании взрослого и его оценки.

Основой коррекционно-воспитательной работы с детьми, воспитывающимися в доме ребенка, является общение взрослого с ребенком и расширение рамок его индивидуального опыта.

Основными направлениями коррекции социальной дезадаптации личности в детском возрасте являются:

— формирование навыков общения;

— гармонизация навыков общения ребенка со взрослыми и сверстниками;

— коррекция тех личностных свойств, которые препятствуют общению;

— формирование у ребенка максимально приближенной к адекватной самооценки.

По мнению А. М. Прихожан и Н. Н. Толстых в комплексе коррекционно-воспитательной работы необходимо проводить следующие мероприятия по обогащению конкретно-чувствительного опыта детей:

— расширение жизненного пространства детей;

— менять обстановку, в которой дети играют;

— увеличивать количество предметов, с которыми дети могут активно действовать;

— способствовать развитию игры, поскольку именно в игровой деятельности формируется мышление, речь, представления о социальных отношениях;

— уделять внимание занятиям по рисованию, лепке, аппликации, изготовлению поделок, развивающим умение исследовать предмет, фантазировать, воображать.

При коррекционной работе обязательно необходимо учитывать индивидуальные особенности психического развития ребенка, а также опираться на его сохранные компоненты деятельности и познавательные интересы.

Также большое внимание при проведении коррекционной работе необходимо уделять индивидуальным занятиям, занятиям с учителем-дефектологом, занятия необходимо проводить в игровой форме, а также необходимо соблюдение преемственности в работе между всем персоналом группы.

Таким образом, проводимая коррекционная работа с детьми, проживающими в домах ребенка должна быть направленна на преодоление многочисленных проявлений депривации или хотя бы на их уменьшение.

Ребенок после рождения должен находиться в гармоничных условиях для нормального развития психических и физических функций. А учитывая факт неизбежности формирования у ребенка, помещенного в изолированные условия государственного учреждения, депривационного синдрома, профилактическую и коррекционную работу необходимо начинать с момента поступления ребенка в государственное учреждение. И чем раньше эта работа будет начинаться, тем легче будут проявления данного синдрома. Депривация, сформировавшаяся в раннем возрасте, сказывается на всех дальнейших этапах развития ребенка. В силу присущей этим детям малоинициативности они легко поддаются под чужое влияние, охотно следуют за уверенными и агрессивными лидерами, что впоследствии может их привести к асоциальному, а возможно и преступному образу жизни. Они не становятся полноценными, самостоятельными личностями. Поэтому мы вновь приходим к выводу о необходимости по возможности минимизировать неблагоприятные факторы государственного интернатного учреждения.

Литература

1. Детская практическая психология: Учебник /Под ред. Проф. Т. Д. Марцинковской. -М.:Гардарика, 2004.

2. Каменская В. Г. Детская психология с элементами психофизиологии: Учебное пособие. – М.: Форум: Инфра –М, 2005.

3. Оздоровительная и воспитательная работа в доме ребенка: Кн. для работников дома ребенка / Р. В. Тонкова-Ямпольская, Э. Л. Фрухт, Л. Г. Голубева и др. ; Сост. Э. Л. Фрухт – М.: Просвещение, 1989.

4. Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Дети без семьи. М.: «Педагогика», 1990.

5. Современные технологии реабилитации в педиатрии / Под ред. Е. Т. Лильина. – М.: Издательство «ОДИ international», 2000.

Депривация, или если вашему ребенку недостает любви…

Почему дети несчастны? Что будет с недолюбленным ребенком, когда он вырастет? Все ли родители видят, когда с их чадом «происходит что-то не то»? И самое главное — как помочь и детям, и родителям?

Фото: dimon64, photosight.ru

Оксана Ковалевская, психолог:

Психологи и психиатры встречаются с ребенком и его родителями, его семьей, чаще всего, когда неблагополучие ребенка сообщает о себе каким-либо из выраженных болезненных проявлений: страхи, навязчивости, невротические реакции, негативизм, агрессивность, нарушение сна, нарушение пищевого поведения, энурез, энкопрез, целый спектр психосоматических заболеваний, проблемы с общением, с учебой, проблемы половой, ролевой идентификации, девиантное поведение (побеги из дома, воровство) и мн.др.

И, несмотря на то, что каждый отдельный такой случай, каждая отдельная семья будет иметь свою особенную историю, общими для них становятся выявляемые в анамнезе опыт перенесения деприваций и нескомпенсированность их последствий.

Именно о депривации нам представляется чрезвычайно важным сегодня говорить. Что это такое?

Сам термин «депривация» стал широко известным в 40-50 гг. ХХ века – период массового сиротства. Исследования тех лет показали, что дети, лишенные материнской заботы и любви в раннем детстве испытывают задержку и отклонения в эмоциональном, физическом и интеллектуальном развитии. Кстати тогда же появилось понятие «анаклектическая депрессия»: множество младенцев, перенесших в самые первые месяцы своей жизни разлуку с матерью, вскоре переставали отвечать на общение, переставали нормально спать, отказывались от еды и погибали.

В современной научной литературе термин «депривация» (от лат. deprivatio – потеря, лишение чего-либо) активно используется и означает – «то психическое состояние, которое возникает в результате жизненных ситуаций, где человеку не предоставляется возможности для удовлетворения его важнейших потребностей в достаточной мере и в течение достаточно длительного времени». *

Т. е. соответственно, можно сказать, что депривация – это лишение человека чего-то сущностно ему необходимого, обязательно влекущее за собой некое искажение (разрушение, опустошение) жизни данного человека.

Круг явлений, подпадающих под понятие депривации, достаточно широк. Так, психология традиционно рассматривает разные виды деприваций, отмечая при этом различные формы их протекания – явную и скрытую (частичную, маскированную). Существует пищевая, двигательная, сенсорная, социальная, эмоциональная и многие другие виды деприваций.

Трудный багаж

В жизни, безусловно, разные виды деприваций сложно переплетаются. Каждый раз важно, кто претерпевает депривацию (возраст, пол, актуальное состояние, актуальная жизненная ситуация, биографический «багаж» человека, его общая психофизиологическая устойчивость и т.д.), а также свойства (сила, длительность, жесткость) самого депривационного события, какого уровня (соматического, психического или психологического) коснутся всегда разрушительные последствия того или иного вида депривации, в какой мере (эти последствия могут охватывать всю шкалу психических отклонений: от легких особенностей реагирования до грубых нарушений развития интеллекта и всего склада личности, и целый спектр соматических изменений), и, будут ли следствия депривации реактивными или же отставленными по времени – множество курсов специальных дисциплин посвящено данным вопросам. И хотя единого взгляда на проблему нет, множество вопросов не разработано еще в полной мере, все же все исследователи без сомнений сходятся в одном, что депривации, переживаемые в детском возрасте, оказывают наиболее мощное патогенное действие.

Детство – особый, наиболее тонкий и хрупкий период, когда формируется в некотором смысле «ткань» всей последующей жизни человека. И поэтому бесконечно значимым становится все, что происходит и как происходит.

Мы никогда не знаем, с каким запасом сил приходит в жизнь ребенок, но должны знать, что любая депривация наносит ему ущерб, что любая депривация – это трата жизненных сил, трата витальной энергии. Мы должны хорошо понимать, что вся последующая взрослая жизнь нашего ребенка будет нести на себе следы детских деприваций (суть – история искажений).

Ребенок – крайне несвободное существо. Он приходит в мир, и этот мир явлен для него его родителями, его семьей. И именно семья становится тем пространством, которое может отчасти уже в самом себе содержать депривационные для ребенка риски, именно семья становится тем пространством, которое сможет амортизировать (смягчать) и компенсировать существующие и случающиеся депривации, или, напротив, будет их усиливать, утяжелять и длить, а то и вовсе – порождать и множить.

Претерпевая депривацию, ребенок испытывает состояние, которое можно сравнить с тем, что испытывает человек, стоящий на краю отвесной скалы, когда его внезапно что-то толкает… И он летит… В абсолютном одиночестве… Что там внизу? Подхватят ли, поймают ли? Быть может, все обойдется благополучно. Но мгновений такого полета достаточно, чтобы претерпеть нечто ужасное. И именно такого рода опыт переживания ужасного в полном одиночестве получает ребенок с особенной силой в ситуациях материнской депривации, которую иначе можно было бы поименовать депривацией любви.

О материнской депривации

В каких жизненных обстоятельствах происходит материнская депривация? Безусловно, во всех случаях явной потери матери – ситуации, когда мать бросает ребенка (в роддоме или позже), в ситуациях смерти матери. Но, по сути дела, и особенно для детей младенческого возраста (0-3 года), любая реальная разлука с матерью может оказать сильнейшее депривационное действие:

– послеродовая ситуация, когда ребенка не сразу отдают матери;

– ситуации длительных отъездов матери (в отпуск, на сессию, по работе, в больницу);

– ситуации, когда с ребенком большую часть времени проводят другие люди (бабушки, няни), когда эти люди калейдоскопом меняются перед ребенком;

– когда ребенок на «пятидневке» (а то и на «смене» – месячной, годовой) у бабушки или другого человека;

– когда ребенка отдают в ясли;

– когда отдают в детсад преждевременно (а ребенок еще не готов);

– когда ребенок оказался в больнице без матери и мн.др..

Скрытая материнская депривация – ситуации, когда нет явной разлуки ребенка с матерью, но есть явная недостаточность их отношений или определенные нестроения этих отношений.

Подобное всегда наблюдается:

– в многодетных семьях, где дети, как правило, рождаются с интервалом времени меньшим, чем 3 года, и мать в принципе не может уделить каждому ребенку столько внимания, сколько ему нужно;

– в семьях, где мать имеет серьезные проблемы с собственным физическим здоровьем (не может в полной мере осуществлять заботу – поднимать, носить на руках и пр.), и/или с психическим (при депрессивных состояниях нет достаточной степени «присутствия» для ребенка, при более глубоких психических патологиях – весь уход за ребенком от «А» до «Я» становится неадекватным);

– в семьях, где мать в ситуации длительного стресса (болезни близких, конфликты и пр., и, соответственно, мать в длящемся состоянии подавленности, возбуждения, раздражения или недовольства);

– в семьях, где отношения родителей между собой формальны, лицемерны, конкурентны, неприязненны или прямо враждебны;

– когда мать жестко следует разного рода схемам (научным или ненаучным) ухода за ребенком (которые обычно слишком общие, чтобы подходить конкретному ребенку) и не чувствует реальных нужд своего ребенка;

– данный вид депривации всегда претерпевает первый ребенок семьи при появлении второго, т.к. утрачивает свою «единственность»;

– и, конечно, материнскую депривацию испытывают дети, которых не хотели и/или не хотят.

Материнская депривация не только в младенчестве, но и на всех следующих возрастных этапах развития ребенка не утрачивает калечащую силу своего действия. К каким бы конкретным реактивным последствиям она не приводила бы каждый раз в каждом отдельном случае – от легких незначительных проявлений регрессивного поведения до картины развернутой депрессии или аутизма – можно сказать, что мишень ее опустошающего и искажающего удара это:

– отношение человека к самому себе (неприятие своего тела, аутоагрессия и пр. – это отдаленные следствия материнской депривации), и

– возможность устанавливать полноценные человеческие отношения с другими людьми.

Лишение ребенка опыта любви приведет к тому, что он будет неспособен любить сам, что его жизненные сценарии будут лишены возможности «давать» любовь, а будут подчинены принципу «добрать». Всю последующую жизнь он будет смотреть на других людей через призму отчуждения, безразличия или обиды, агрессии и, соответственно, реализовывать программы «использования и манипулирования» или «властвования, обесценивания и уничтожения».

Патериальная (отцовская) депривация в детском возрасте также несет серьезную угрозу нормальному развитию ребенка, но она коснется иных аспектов и скажется больше на формировании ролевых жизненных установок и диспозиций и, кроме того, внесет определенные сюжетные содержания в их возможные искажения. Риск патериальной депривации для ребенка особенно велик в ситуациях:

– неполной семьи, когда отец отсутствует вовсе;

– когда отношение отца к ребенку совершенно отчужденное;

– когда отец в своем отношении реализует отнюдь не отеческие интенции (например, компенсируя на ребенке свои нереализованные в другом месте (на работе, с женой) властные амбиции и мн. др.);

– в семьях, где наблюдаются разного рода деформации самой семейной структуры и нарушены роле-половые отношения между родителями (например, семьи, где феминистическая настроенность женщины ведет к постоянному уничижению мужского вообще, или семьи со смещением ролей, когда роль матери берет на себя отец и мн. др.).

Во всех подобных ситуациях неизбежна патериальная депривация. И ребенок не сможет пройти в полной мере нормально сложнейший путь своей половой идентификации, и, в результате, в своей взрослой жизни он окажется неверно или недостаточно сообразовавшимся со своей онтологической сущностью женского или мужского и будет чрезмерно уязвим, дезориентирован или несостоятелен в пространстве соответствующих отношений и ролей.

Если мы с вами ретроспективно обернемся на свое детство, на детство своих родителей и родителей их родителей, то увидим, что на протяжении последнего столетия (активно простимулировавшего большинство описанных выше ситуаций и закрепившего их в статусе массовых явлений) происходит трагическое родовое накопление деприваций. И каждое следующее поколение становится все более неспособно осуществлять свое родительство.

(Как часто, к сожалению, многим современным родителям неочевидны те вещи, о которых идет речь выше. И более того, как часто к нам на психологический прием приводят ребенка с глубоким и выраженным расстройством адаптации или депрессивным расстройством – и это состояние собственного ребенка, то, что ребенку плохо, также неочевидно родителям, и их приход инициирован исключительно категорическим требованием школьных педагогов, например).

И на сегодняшний день проблема детских деприваций, по видимому, уже не может быть решена, преодолена в рамках и силами самой по себе отдельно взятой семьи.

Высказываемые нами положения могут показаться слишком категоричными или, во всяком случае, касающимися определенно не каждой семьи. Действительно, отдельные жизненные наблюдения как будто способны развенчать многие из описанных моментов. Например, в совершенно благополучной семье, максимально избегающей депривационных ситуаций, развитие ребенка все же может идти путем обретения и усиления различных нарушений. Или, ребенок прошел «огонь, воду и медные трубы» по части проживания депривационных ситуаций, а его развитие идет относительно нормально. Все подобные ситуации – отнюдь не исключения из опиcываемых схем. Но чтобы это увидеть, необходимо прийти к пониманию всего объема проблемы депривации, а это невозможно без упоминания еще одного ее важнейшего ракурса.

В действительности, в реальной жизни изученные психологией и медициной виды депривации никогда не наличествуют как отдельные. Разные виды деприваций всегда не только сложно переплетены, но и сложно соподчинены и взаимообусловлены.
На наш взгляд, и сегодня об этом можно уверенно говорить, ядро, структура и вместе с тем предопределяющий вектор всех возможных скрыто и неосознаваемо протекающих видов деприваций становятся уловимыми в свете проблемы межаффективного взаимодействия людей.

О чем идет речь?

О том, что все человечество с Адама депривировано в отношении полноты и целостности человеческого бытия. Приданные при этом человечеству три разных модуса бытия разделяют людей в самых основах их способов восприятия мира, их способов действования в мире, их способов мышления.

(Как масштабно и конструкторски видит мир Л.Толстой, как обращен взгляд Достоевского к ознобу и трепету внутренних переживаний, какой реалистичной живописью становится все отраженное взглядом Гоголя. Как выверен и простроен каждый кадр у Бергмана, как из этих кадров выстраивается система целого некоего его замысла, и как Сокуров снимает двухчасовой фильм одним кадром, а Феллини и К. Муратова дают непрерывный ряд, расположив все в плоскости, где оказывается невозможно структурировать и соподчинять).

И такая сущностная разделенность людей разных бытийных пространств, а вместе с тем и онтологическая непримиримость и противостояние между ними – неизбывный трагизм человеческой жизни.

Где искать диалог?

А так как сложности диалога между людьми разных способов восприятия мира и сложности взаимодействия их друг с другом – это проблема всеобщая и повсеместная, то это сообщает и депривации масштаб всеобщего и повсеместного явления.

Действительно, если ребенок и родитель – люди разных бытийных пространств, то неизбежна депривация, которую следовало бы назвать диалогической депривацией. И ее особенностью будет системный и хронический характер ее протекания. (А если родитель и ребенок люди одного бытийного пространства, то тут изначально будет больше «бытийного родства». И такая защищенность пониманием родителя даст ребенку большую устойчивость перед разного рода отдельно идущими лишениями и ограничениями.

В таком «родстве» ребенок может оказаться с другим человеком, например, с бабушкой. Это объясняет те случаи, когда ребенок претерпевает, например, материнскую депривацию без чрезмерного ущерба. Во всех подобных случаях депривационный риск будет касаться области личностного развития ребенка. Поскольку каждое бытийное пространство имеет свое совершенство, но и свою недостаточность, то можно сказать, что ведение подобного подобным может приводить к сужению симулякровых возможностей человека).

Вообще, хорошо бы родителю, узнав самого себя, как можно раньше познакомиться со своим ребенком (– кто это? – каков он? – как он видит? – что он видит? – чего он хочет? – как он мыслит? – где и в чем источники его удовольствия, энергии и комфорта?), а не считать априори ребенка своей копией, тиражом самого себя и не проецировать на него свой опыт и свои представления, что весьма распространенно. Данное различение выявило бы множество депривационных рисков.

В самом деле, если родитель

– человек волевой, целеустремленный, опирающийся в своем восприятии мира на систему своих представлений о мире и действующий в соответствии с ними;

– человек закрытый, т.е. стабильный в плане зависимости от внешних факторов;

– человек, комфортное состояние которого обеспечивается наличием перспективы и возможностью успешно действовать,
то уже одно это позволяет предположить, что само сидение с ребенком (младенцем) может оказаться для такого родителя депрессогенным. Но, положим, этот родитель поставил себе цель правильной заботы о ребенке и до 3-х лет избегает всех стандартных явных депривирующих эпизодов (не выходит на работу, не уезжает без ребенка и т.д.).

Скорее всего, жизнь малыша в этом возрастном периоде пройдет в поездках в горы, на море, в походах и в тусовках разного рода, и как только с ним станет возможным чем-либо заниматься, он будет отправлен на какие-либо когнитивно развивающие занятия. Первыми его культурными выходами станут шумные игровые комнаты, аквапарки и, конечно, цирк. И все это может оказаться нетравматичным и как будто подходящим в случае, если ребенок точно такой же аффективной природы, что и его родитель.

Как будто, потому что и здесь кроются депривационные риски. Один из них коснется в последующем сферы скучания: ребенок будет быстро пресыщаться, постоянно требовать нового, быстро все отбрасывать – будет сужена его способность к монотонной продолженной деятельности, т. е. такому человеческому качеству как терпение будет нанесен ущерб.

А если у нашего волевого родителя родился ребенок иного способа восприятия – «смотрящего» – человек, совершенно открытый кругу явленного, воспринимающий мир посредством ощущений, дающий постоянный непосредственный отклик на происходящее и постоянно сообразующийся с ним. У такого человека не будет целеполагания и планирования, анализа и оценки (в том смысле, в котором о них принято говорить), у него не будет образовываться навык, который мог бы быть перенесен из ситуации в ситуацию. И здесь неизбежны множественные депривации. И в данном случае они будут касаться и базовых, и бытийных потребностей ребенка.

Уже на уровне тактильного контакта возможны нестроения: родителю важна цель совершаемых им действий заботы – покормить, искупать и т.д., а чутко реагирующий на малейшие нюансы ощущений ребенок будет испытывать недостаточность качеств самого процесса – жест, пластика, вкус, свет, мелодичность и др. Та гамма ощущений, которая открыта такому ребенку во всем, практически неведома (недоступна) и, соответственно, не значима его родителю.

Тот образ жизни, который мы обрисовали и который волевой родитель, следуя своим лучшим побуждениям, предложит и здесь, будет для такого ребенка перенасыщен стимулами (громкие резкие звуки, постоянные смены картин перед глазами, смены обстановки) и будет его только дезориентировать и дезадаптировать. Шахматный кружок и математическая школа – когда этот ребенок истощится, вопрос его сил и времени. Истощатся его витальные силы, потому что его удовольствия и его источники энергии в другом пространстве (в пространстве эстетики), о котором родитель может даже не ведать или никак не смочь придать этому пространству ценность в собственных глазах.

Достаточно отчетливо «механику» взаимодействия этих двух бытийных пространств мы можем пронаблюдать, например, обратившись к биографиям Ван Гога и Н.Гоголя.

А если у нашего волевого родителя родился ребенок «чувствующий» – человек, восприятие которого избирательно и особо центрировано на событиях, имеющих отношение к жизни чувств и, соответственно, на всех аспектах и тонкостях межличностных отношений. Человек, изначально настроенный своим восприятием на узнавание смысла. Человек рефлексивный и герметичный (глубина, сила и длительность внутренних переживаний такого человека не имеет, как правило, эквивалентного способа внешнего выражения). Человек, волевые и целевые способности которого всегда в залоге его настроения, а способность действовать – в залоге наличия смысла. И здесь не столько важно, какими внешними сюжетами идет жизнь такого тандема, сколько качеством каких межличностных отношений она наполнена или не наполнена.

Волевой родитель может вообще не ухватывать, чего именно в его отношении к ребенку постоянно не хватает этому ребенку, может даже не представлять себе, каким звучанием в ребенке отзовутся отдельные незначительные (с точки зрения родителя) слова, сцены и т.д. Такая пара – это вечный конфликт формы и содержания, абстракции и метафоры. Если «волевой» родитель хотел бы себе представить, что может испытывать его «чувствующий» ребенок, мы можем адресовать, например, к произведению Ф.Кафки «Письмо отцу».

Т.е., речь идет каждый раз о невольных (ненамеренных и часто неосознаваемых) и, вместе с тем, неотвратимых депривациях.

Лишь обозначив данным эскизом проблему диалогической депривации как проблему всеобщую и повсеместную, мы, казалось бы, вывели ее к контексту, где остается лишь сокрушенно отчаиваться. Но этого не должно происходить. Напротив, обретая некоторую ясность в отношении какого-либо явления своей жизни, жизни вообще, мы должны начать думать, как и что следовало бы начать стараться не допускать, менять, исправлять, преодолевать, в общем – исцелять.

И видя теперь в свете изложенного, следствием каких непростых путей каких депривационных воздействий могло явиться сегодняшнее неблагополучие ребенка, мы должны понимать, что для компенсации нанесенного ущерба нам потребуется соответствующей же сложности вся огромность нашего усилия.

Как быть?

Какого бы уровня не коснулись депривационные последствия у ребенка, их необходимо лечить (подхватывать и компенсировать как можно скорее).

– Если речь идет о болезненном состоянии (психосоматическом или психическом) ребенка и его родителей – необходим врач психиатр.

– Если нужно вообще сориентироваться в ситуации (кто я? каков мой ребенок?), разобраться в структуре проблем, научиться понимать (учитывать) возможности и невозможности друг друга, выстроить тактику имеющих психотерапевтический эффект мероприятий и занятий, а также стратегию шагов, способных компенсировать последствия деприваций – необходим психолог.

– Если речь идет об отдельных аспектах интеллектуальной депривации ребенка – необходим педагог. (Тема «педагогика и детские депривации» – должна стать темой отдельного серьезного рассмотрения. Понятно, что школа не сможет компенсировать материнскую и отцовскую депривацию, но, на наш взгляд, в ее задачи могла бы войти компенсация диалогической компенсации детей).

– Если же речь идет об истинном примирении непримиримого (например, истинном «вместе» в случае диалогической депривации), об истинном восполнении невосполнимого (например, в случаях необратимости некоторых депривационных последствий и вообще всех невосполнимых потерь), то это становится возможным только перед лицом Бога и не может быть решаемо вне духовного пространства.

Кроме того, понимая, что пределом чаяний всех родителей является задача не просто вырастить ребенка, но вырастить личность, отметим, что понятие личность – это понятие, о котором уместнее рассуждать в богословии, нежели в психологии. Слово личность встроено в семантический ряд лик-личность-личина и тем самым предполагает векторность: личность существует лишь в динамике приближения к Богу, в динамике восстановления целостности человеческой природы (становясь ликом). И если лик поистине неповторим и уникален, то личина как путь удаления от Бога, путь утраты целостности человеческой природы, ее ущерба, будет иметь совершенно типические проявления.

Предельно упростив, можно сказать, что вся эта возможная, типичная «механика» человека в его «модуле», в его «статике» – удел наук психологии, психиатрии, педагогики. (Искажения, коснувшиеся соматического, психического и психологического статуса человека не могут быть сняты на духовном уровне). В то время как «вектор» принадлежит пространству догматики, а также аскетики и богословия. И поэтому, если мы в христианской культуре – необходим священник.

Психиатр, психолог, педагог, священник – все эти так часто смешиваемые или противопоставляемые в обыденном сознании роли, на самом деле, являются взаимодополняющими сторонами помощи ребенку и его родителям. Здесь не может быть автономных, взаимоисключающих подходов (или только психиатр, или только священник), но должна быть реализована своего рода соборность, дополнительность, чего, к сожалению, на практике мы наблюдаем не часто, но это то, к чему следует стремиться.

____________________________________________________________________________________
* Стоящий в латинском тезаурусе знак вопроса у слова deprivo («?deprivo») – говорит о небезусловном прочтении корневой гласной в оригинальных текстах. И вполне возможно, что слово deprivatio изначально явилось случайным сколком (частным значением) слова depravatio – искажение, порча, обезображение, искривление.

Примечательно, что целых четыре греческих слова были переведены на латынь глаголом depravo:

• αφανιζω – приносить очистительную жертву
• διαφθειρω – разрушать, опустошать, губить, убивать, портить, искажать
• εκφαυλιζω – пренебрегать, мало ценить, считать дурным, презирать
• στερισκω – лишать.

А ведь именно в этих значениях мы наблюдаем в жизни феномен, описанный современной наукой понятием «депривация».

Протоиерей Алексий Уминский:

Православный детский психолог Оксана Ковалевская, имеющая огромный практический опыт, заканчивает свою статью упованием на взаимодействие психолога, психиатра и священника, как необходимого союза в деле помощи ребенку и его родителям. Я могу сказать, исходя из моего опыта работы с Оксаной Борисовной, которая является прихожанкой нашего храма, а также с другими психологами и психиатрами из нашего прихода, что это сотрудничество необыкновенно плодотворно.

Православный психолог – это не конфессиональная принадлежность, а тот, кто, по моему мнению, осмысляет психологию или психиатрию, прежде всего, как христианскую антропологию. И одновременно с этим использует все достижения современной психологии, психиатрии, психоанализа.

На самом деле, области современной психологии, современной психиатрии оторваны от христианского учения и нередко бывают бесплодными и уводящими в совершенно иные сферы. Поэтому сегодня очень часто и психология, и психиатрия находятся под подозрительным взглядом современных христиан.

И когда психолог или психиатр, вооруженный современными знаниями и методиками, смотрит на тебя и твоего ребенка христианскими глазами и, понимая, что он как специалист без помощи Божией, без Таинств Церкви, без погружения в Евангельскую жизнь, без выправления себя по Евангелию, сделать ничего не может, тогда союз врача и священника, союз психолога или психиатра и священника начинает приносить очень хороший результат.

Священнику необходимо знать и замечать сложные проблемные вещи в семьях, которые находятся под его окормлением в его приходе. И священнику необходимы сотрудники в этой области, которым он бы мог доверять.

Когда в лице психолога и психиатра священник встречает христианина, когда эти люди готовы вместе сотрудничать, получается удивительно плодотворный союз. И в течение уже очень многих лет Оксана Борисовна – моя помощница, а я – ее помощник. Я вижу детей в гимназии, семьи в приходе, которые нуждаются в серьезной психологической опеке. А с другой стороны Оксана видит тех, кто приходит к ней, и понимает, что они нуждаются в настоящей духовной опеке. И тогда происходит исцеление, тогда происходит помощь, наступает полнота, недостающая человеку в результате депривационных процессов.

Еще необходимо сказать, что те состояния, о которых говорит эта статья, не подразумевают виновного, здесь говорится о проблеме. Это очень важно понять: люди, которые находятся под действием депривации – это в той или иной степени почти что каждый из нас. И как уберечь своего ребенка, как сохранить своего ребенка, как восполнить недостающее – это вопрос каждого родителя, который нужно решать со священником, психологом, в каких-то случаях вместе с психиатром.

И хотелось бы подчеркнуть, что духовные и психологические проблемы – это проблемы разных областей. Они между собой пограничны, они часто лежат в одной плоскости, но это не одно и то же.

И статья Оксаны Ковалевской – очень важный посыл нашего духовно-психологического сообщества христианским семьям, чтобы мы вместе начали решать эту непростую проблему.

Депривация

См. также: Социальная депривация, Сенсорная депривация и Депривация сна

Деприва́ция (лат. deprivatio — потеря, лишение) — сокращение либо полное лишение возможности удовлетворять основные потребности — психофизиологические либо социальные.

Влияние на агрессию

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 13 мая 2011 года.

Депривация может вызвать агрессию. Агрессия может быть направлена наружу, часто на объект, который создаёт относительную депривацию, либо на совершенно не относящиеся к ситуации случайные объекты — предметы, животных, людей. Также агрессия может быть направлена и внутрь, на самого человека, который испытывает депривацию. Это выражается в суициде, в самоповреждениях без цели суицида, а также в скрытых формах аутоагрессии — соматических болезнях, алкоголизме, наркоманиях, курении.

С точки зрения социобиологии, этологии и медицины, в социуме наиболее частым вариантом выхода-выплеска агрессии, которая является врождённым инстинктом, являются в первую очередь соматические болезни. Если в обществе, по понятным причинам, человек лишён возможности безнаказанно выплеснуть агрессию наружу — убить обидчика, избить и т. д., лишён алкоголя или наркотиков, временно заглушающих приступы агрессии (либо его моральные устои не позволяют ему их принимать), то агрессия направится вовнутрь, вызовет изменения в парасимпатической иннервации гладкомышечных органов, которые, в свою очередь, приведут к т.н. «психосоматическим» заболеваниям. Вначале возникают повышенная конфликтность, раздражительность, бессонница, субдепрессии, нейро-циркуляторная дистония, нарушения менструального цикла, далее следует качественный скачок и появятся гипертония, инфаркт, инсульт, астма, выкидыши и т. д. Поражаются все гладкомышечные органы, имеющие парасимпатическую иннервацию.

Подключение мощной внешней «угрозы» — гиперактивные занятия спортом, гиперхолодовое закаливание, мощные острые стрессы (война, угроза жизни, другая болезнь и т. д.) — включает общепопуляционные механизмы выживания и, как следствие, временно отключает механизмы депривации и выработки агрессии. Полностью механизмы депривации-фрустрации-агрессии у социального индивидуума могут быть исключены только при приведении в соответствие имеющихся «жизненных» установок с реально сложившимся «жизненным» положением.

> См. также

  • Фрустрация
  • Эгодистония

> Примечания

  1. И. А. Климов. Депривация // Большая российская энциклопедия. — М.: БРЭ, 2007. — Т. 8.

Литература

  • Гарр Т. Р. Почему люди бунтуют. — СПб.: Питер, 2005.
  • Майерс Д. Социальная психология.
  • Скакунов Э. И. Природа политического насилия // Социологические исследования — 2001. — № 12.
  • Штомпка П. Социология социальных изменений. — М.: Аспект-пресс, 1996.

По мнению специалистов из области медицины, первые несколько лет после рождения ребенка, являются определяющим периодом в умственном и физиологическом развитии. Именно в этот временной отрезок потенциал развития ребенка имеет наивысшую степень, а само направление зависит от условий его обитания. Пребывание ребенка в условиях депривации приводит к тому, что темп развития снижается и в определенный момент времени, ребенок значительно уступает в развитии своим сверстникам. В данной статье мы рассмотрим, что такое материнская депривация и её последствия.

При депривации у сирот интенсивно формируются принципиально иные, «неличностные» механизмы, позволяющие им приспособиться к жизни в детском доме

Как проявляется материнская депривация

Термин «депривация» переводится с латыни как «лишение» и используется для характеристики определенного состояния психики. Склонность ребенка к беспричинной агрессии, вымещение своих обид на сверстниках и депрессия, являются одним из проявлений недостатка материнской любви. Само понятие депривации обозначает психическое состояние человека, которое проявляется при невозможности удовлетворить собственные нужды. Существует множество различных стимулов, в которых нуждаются маленькие дети. К таким стимулам относятся потребность общения, познавание окружающего мира при помощи игры и множество других нужд.

Специалисты из области психологии говорят о том, что дефицит внимания со стороны родителей является основной причиной развития материнской депривации.

Если отойти от медицинских терминов, то можно сказать о том, что данное психическое расстройство вызывается недостатком близких контактов с родителями. Чаще всего термин «материнская депривация» используется в отношении детей-сирот и воспитанников неполноценных семей. Но важно обратить внимание на тот факт, что нередко подобные проблемы наблюдаются и в полноценных ячейках общества, которые полностью соответствуют нормам, установленных обществом.

По мнению специалистов из области психологии, синдром депривации у детей-сирот проявляется в виде различных отклонений в области психического развития. Чаще всего расстройства наблюдаются именно в тех функциях, что развиваются у младенцев, благодаря близкому контакту с матерью. Так как у младенца, лишенного образа матери, отсутствуют определенные акценты в восприятии окружающего мира, многие дети испытывают проблемы в общении с окружающими их людьми.

Специалисты говорят, что в полноценной семье младенец способен эмоционально идентифицировать родителей среди большого количества окружающих людей. Данная способность объясняется тем, что в подсознании младенца образ материи ассоциируется с заботой и теплотой. У детей-сирот отсутствует данная способность из-за того, что их эмоциональному развитию уделяется недостаточное внимание. Чаще всего такие дети предоставлены сами себе, что заставляет их самостоятельно познавать окружающий мир.

Если ребенок пробыл в сиротском учреждении достаточно долго, эти изменения необратимы

Даже при условии появления человека, который будет прикладывать усилия для налаживания контакта с малышом, лишённым родительской заботы, существует вероятность равнодушного отношения со стороны ребенка. Более того, последствия разрыва превращаются в своеобразный шрам на психике, с которым человек вынужден жить всю свою жизнь. По мнению ученых, ранний эмоциональный разрыв с матерью становится причиной глубоких психических изменений.

Депривация у детей-сирот проявляется в виде задержки интеллектуального развития и формирования неправильной модели поведения, а также видения окружающего мира. Многие воспитанники детских домов проявляют свою подозрительность и недоверчивость в отношении окружающих их людей. Обидчивость и мстительность вызваны недоверием и страхом предательства со стороны окружающих.

Проявление материнской депривации

Специалисты говорят о том, что первые признаки материнской депривации зарождаются на момент вынашивания плода. Отсутствие радости у будущей мамы негативно влияет на само развитие плода. По словам специалистов, многие «нежеланные» дети часто не соответствуют установленным нормам развития. Также врачи отмечают тот факт, что наличие негативных эмоций во время беременности, отрицательно сказывается на здоровье ребенка. Важно обратить внимание на тот факт, что для новорожденных детей мать является единственным источником удаления эмоционального «голода». Отсутствие физической и эмоциональной взаимосвязи между матерью и малышом может привести к катастрофическим последствиям для детской психики.

Следует обратить внимание на тот факт, что даже раннее прекращение депривации (прием сироты в новую семью) негативно отражается на состоянии ребенка. Несмотря на отсутствие отклонений в интеллектуальных функциях и поведенческой модели, многие дети, пережившие депривацию, страдают от проблем, связанных с развитием речевого аппарата. Ученые говорят о том, что чем раньше осуществилось избавление от депривации, тем ниже риск возможных отклонений в восприятии окружающего мира у ребенка. Согласно статистическим данным, у детей в возрасте до одного года наблюдаются нарушения работы речевого аппарата, интеллектуального развития и межличностных привязанностей.

Депривация – психическое состояние, возникшее в результате неудовлетворения основных психических потребностей

Возможные последствия

Взаимосвязь между матерью и младенцем, позволяет последнему быть уверенным в собственной безопасности. Материнская депривация – это состояние, при котором ребенок утрачивает доверие к окружающим его людям. В школьном возрасте наличие депривации приводит к появлению невротических симптомов, которые проявляются в виде зависимости от мнения окружающих, низкой самооценке и навязчивых страхов.

Дети, воспитанные в условиях интерната, не ощущают себя частью социума, что приводит к проблемам в дальнейшей интеграции в общество. Помимо этого, у людей с подобной проблемой наблюдается неспособность любить и взаимодействовать с противоположным полом. Наличие душевных травм компенсируется агрессией, которая направляется не только в отношении других людей, но и собственной личности.

Отсутствие поддержки, внимания и заботы заставляет детей создавать ложные программы, направленные на деструкцию собственной личной жизни. В подобном состоянии человек находится в твердой уверенности собственной малозначительности для окружающего мира. Он не верит в любовь и в то, что способен сам кого-либо полюбить. Давайте рассмотрим психологический портрет человека с синдромом психической депривации:

  1. Гиперактивность и проблемы с концентрацией внимания.
  2. Упрямство, низкая самооценка и агрессия к окружающему миру.
  3. Беспричинные фобии, нарушение психоэмоционального баланса.
  4. Замкнутость в собственном мире, отставание от сверстников в интеллектуальном развитии.
  5. Отсутствие умения взаимодействовать с окружающими людьми.
  6. Нарушения в развитии когнитивных навыков.
  7. Эмоциональная нестабильность, апатия, отсутствие желания изменить свою жизнь к лучшему.

Следует понимать, что факт наличия материнской депривации, напрямую отражается на будущем потомстве ребенка. По словам психологов, дети-сироты редко обладают способностью построить крепкие отношения с противоположным полом, и не понимают в полной мере важность создания «ячейки общества». Ощущение собственной малозначительности и внутренняя опустошённость приводит к тому, что у человека возникает беспокойная привязанность.

Лишаясь родителей, ребенок попадает в состояние «материнской депривации»

Подобные проблемы, перенесенные во взрослую модель поведения, выражаются в потребности ощущать поддержку от окружающих и получить их любовь. Чаще всего подобные проявления характера выражаются в виде ипохондрии, частой смене половых партнеров и самоистязании. Опасность материнской депривации заключается в том, что люди, страдающие от этого синдрома, перекладывают свой «психологический груз» на будущее потомство.

По мнению психологов, биологическая привязанность младенца к материи имеет особую важность в формировании сознания. Данный фактор является своеобразной базой для формирования личности и фундамента поведенческой модели.

Многие психологи объясняют феномен массового распространения синдрома депривации тем, что многие люди безответственно подходят к вопросу деторождения. Беременность является одним из важных этапов человеческой жизни, к которому следует подойти осознанно. Во время процесса вынашивания плода, очень важно испытывать положительные эмоции, так как ребенок подсознательно воспринимает чувства, которые испытывает мать. Беременность должна являться сознательным выбором, поэтому женщина должна быть готова полностью посвятить младенцу несколько лет своей жизни.

Детям, столкнувшимся с материнской депривацией, сложно изменить свой взгляд на устройство мира. Для того чтобы заслужить доверие детей-сирот, следует оказывать им постоянную заботу и пытаться построить эмоциональную взаимосвязь. Чтобы преодолеть враждебность и недоверие, важно дать почувствовать ребенку его значимость в вашей жизни.

Понятие и виды депривации у ребенка

В современном обществе существует проблема депривации.

Депривация может возникать как у взрослых, так и у детей, но особое внимание привлекает именно детская, так как именно на этом этапе формируется психика человека, идет активное всестороннее развитие.

Данное явление влечёт за собой различные социальные проблемы: трудности в усвоении социальной роли, неадекватная самооценка, задержка психического развития.

Но для предотвращения данного явления, необходимо разобраться с самим понятием и с видами.

Слово «депривация» (от англ. deprivation) означает лишение, потерю, отнятие.

Депривация – лишение возможностей удовлетворения жизненно важных потребностей.

И. Лангмейер, З.Матейчек рассматривают понятие депривации как психическое состояние, которое возникло в результате определенных жизненных ситуаций, когда субъект (ребенок) лишен возможности удовлетворить свои психические потребности в достаточной мере долгое время. Они выявили основные потребности ребенка.

1) Потребность в определенном количестве изменчивости в виде многообразных чувственных стимулов (зрительных, осязательных, слуховых). К таким относят смену окружающей обстановки, многообразие игрушек, музыки, мультиков.

Это необходимо, чтобы ребенок привыкал к постоянной изменчивости окружающей среды, изучал ее и мог, соответственно, адаптироваться в различных жизненных обстоятельствах.

2) Потребность в основных условиях для учения, приобретения различных навыков. Такие условия предполагают нормальный режим дня (примерно в одно и то же время ежедневно ложиться спать, завтракать, ужинать, играть), структурированную окружающую среду. Это необходимо для того, чтобы ребенок мог контролировать и понимать происходящее, чтобы у него была связь между предметами и явлениями.

3) Потребность в первичных общественных связях (особенно с материнским лицом), то есть ребенку очень важно общение с мамой, особенно эмоциональное. Если дите будет чувствовать материнское тепло, любовь, заботу, то у него не будет возникать ощущение ненужности, уязвимости.

4) Потребность в общественной самореализации, предоставляющей возможность овладения общественными ролями.

Например, ребенок с детства приобретает роль ребенка, внука, воспитанника детского сада, школьника, покупателя, пассажира. Дети нуждаются в понимании, каким образом вести себя в определенных ситуациях.

Неудовлетворение одной из перечисленных потребностей ведет к депривации.

На основании этих потребностей авторы описали соответственно следующие виды депривации.

1. Депривация сенсорная: связана с обедненной предметной окружающей средой. Если ребенок воспитывается в ультраустойчивой среде, если его жизнедеятельность не насыщена стимулами, то он будет пассивен и не восприимчив к изменениям окружающей среды. Такой ребенок не будет инициативным, так как он не адаптирован к чему-то новому.

2. Депривация когнитивная: наоборот, если среда слишком изменчивая, без четкого упорядочения и смысла, которая не дает возможности понимать, регулировать происходящее, ребенок будет гиперактивным. Ему будет интересно все. Это ведет к сложности сосредоточения на чем-то одном.

3. Депривация эмоциональная: отсутствие возможности для установления эмоционального отношения к какому-либо лицу или разрыв подобной эмоциональной связи, если таковая уже была создана.

Это характерно чаще всего для детей, находящихся в интернатных учреждениях. Но такой вид депривации может возникнуть и у ребенка, который воспитывается в полноценной семье.

Например, когда ребенка рано отдают в ясли, он чувствует себя оторванным от матери, брошенным, незащищенным.

Для полноценного развития у ребенка должна быть удовлетворена, прежде всего, потребность в любви и признании, неудовлетворение чего ведет к искажению развития личности, появлению недоверия ко взрослым.

Такие дети могут отличаться гиперактивностью, ребенок будет пытаться восполнить недостаток эмоциональной связи через привязку к окружающим.

Он может лезть на коленки, на руки к воспитателям, учителям в школе, гостям в доме, к бабушкам и дедушкам. Чаще всего это происходит вследствие недостатка внимания со стороны матери. Важно, чтобы эта связь была повторяющейся, и она необходима независимо от возраста ребенка.

4. Депривация социальная: ограниченная возможность для усвоения социальной роли, отсутствие у ребенка идентификации себя к определенной социальной группе, ощущение отчужденности, отсутствие осознания себя частью общества. Воспитываясь в относительно устойчивой среде с выраженной повышенной зависимостью ребенка к однозначным условиям и людям, он будет стремиться искать определенное лицо, к которому будет пытаться привязаться и всячески сохранить эту связь, потому что так ему комфортно.

Дети с данной депривацией отличаются ревнивостью и эгоистичностью. Ярким примером социальной депривации могут выступать дети-маугли.

Они остаются пугливыми, «дикими» даже после попытки их перевоспитать и научить человеческим манерам.

Существует еще такой вид депривации, такой как экономическая — ограничения, связанные с потреблением экономических благ. Она бывает объективная и субъективная.

1) Объективная – существование реального дефицита ресурсов, необходимых для удовлетворения биологических потребностей ребенка (например, когда ребенок голодает, или у него нет зимней одежды).

2) Субъективная – когда ребенок не может соответствовать принятому в его обществе стандарту потребления. Например, у всех одноклассников есть айфоны, чтобы не выделяться, ребенку тоже хочется айфон

Организмическая депривация связана с наличием у ребенка физических, культурных, этнических отличий (например, дети-инвалиды, дети-мигранты).

Депривация, возникшая в детстве откладывает отпечаток на дальнейшую жизнь человека в силу того, что в депривационных ситуациях неправильно формируется психика ребенка, формируется различное отклоняющееся поведение, закладываются неправильное восприятие и понимание окружающего мира.

Список литературы: 1. Googl переводчик / deprivation 2. Депривация : Студопедия. — 2015 3. Кокорева Е. Г., Елисеев Е. В. Влияние различных видов депривации на развитие детского организма// Вестник Челябинского педагогического государственного университета. — 2013. — №12. — С. 279-287 4. Пономарева Г. А. Влияние эмоций на гармоничное развитие ребенка. Психическая депривация : Детский центр развития и психологический помощи «Солнышко мое». – 2011, URL: http://mysunny.ru/emocionalnaya_deprivaciya. 5. Семянников С. С. Алмазова О. В. Понятие и виды психологической депривации// изучение и образование детей с различными формами дизонтогенеза. – 2013. – С. 89-92

Депривация (лишение) — длительное неудовлетворение основных психических потребностей человека.

Выделяют следующие виды депривации (по Й. Лангмейеру и 3. Матейчику):

  • 1) сенсорная депривация;
  • 2) эмоциональная депривация;
  • 3) социальная депривация;
  • 4) когнитивная депривация.

Сенсорная депривация — лишение ребенка многообразия сенсорных стимулов различных модальностей (зрительных, слуховых, тактильных и пр.).

Эмоциональная депривация — лишение ребенка теплой эмоциональной связи с близким лицом (матерью или иными значимыми взрослыми) или разрыв уже существующей связи. Отсутствие эмоционально близких отношений приводит к нарушениям в формировании личности, задержке физического, речевого, психического развития. В более взрослом возрасте эти люди не были способны к волевому поведению и установлению эмоционально теплых отношений.

Таблица 8

Виды нарушений взаимоотношений со значимыми взрослыми1

Виды нарушений

Способы проявления

Дисфункциональное отношение матери/отца к ребенку

  • • дефицит общения
  • • переизбыток общения
  • • формальное общение
  • • неравномерное общение
  • • (характеристика понятий дана после таблицы)

Отсутствие одного из родителей

Воспринимается ребенком травматично вследствие неправильного поведения оставшегося родителя или иных родственников (бабушки, дедушки), проявляющегося в виде вербальной негативной реакции на отсутствующего родителя

Конфликтные отношения между родителями

  • • открытые (ссоры, скандалы, драки)
  • • скрытые (нарушение иерархии, сексуальная неудовлетворенность, «психологический развод»)

Дефицит общения — физическое или психологическое отсутствие матери (отца).

Переизбыток общения — постоянное присутствие матери возле ребенка, вызванное ее психологической несостоятельностью как личности и ощущением пустоты, которую она стремится заполнить ребенком.

Формальное общение — психологическая невключенность матери (отца) в процесс ухода и воспитания. Как правило, является следствием нарушенных супружеских взаимоотношений.

Неравномерное общение — проявляется в непредсказуемом (в восприятии ребенка) чередовании двух разнонаправленных циклов: чрезмерной общительности и психологической холодности (или физическом отсутствии). Обычно неравномерное общение демонстрируют матери, в силу объективных причин не имеющие возможности уделять ребенку достаточно времени (учеба, работа) и стремящиеся восполнить недостаток внимания чрезмерным проявлением любви и ласки в возникающие свободные промежутки времени.

Социальная депривация — лишение ребенка возможности приобщения к общественным нормам и ценностям, усвоения самостоятельных социальных ролей.

Когнитивная депривация — перегрузка ребенка недифференцированными внешними стимулами в результате неорганизованности и хаотичности структуры внешнего мира, без четкого упорядочения и смысла. С точки зрения Й. Лангмейера и 3. Матейчика, ребенок в результате воздействия подобной среды будет гиперактивным и иметь недифференцируемый интерес к происходящему со склонностью к поиску новых стимулов без целенаправленного выбора.

На основании вышеизложенного возможно констатировать, что основными условиями формирования психически здоровой личности являются следующие составляющие:

  • • индивидуальные качества личности (оптимизм, контроль, самооценка, «неустойчивое равновесие»), приобретаемые как в процессе воспитания субъекта, так и самостоятельного осмысления субъектом бытия и себя в нем;
  • • социально обусловленная ситуация развития (наличие положительного эмоционального фона в родительской семье, биофильная ориентация значимых взрослых, способность взрослых, занимающихся непосредственно воспитанием ребенка, предъявлять ему требования, соответствующие его индивидуальным и возрастным особенностям);
  • • характер взаимоотношений ребенка с матерью;
  • • характер супружеских взаимоотношений в родительской семье.

Таблица 9

Основные условия формирования психически здоровой личности1

Психолого-педагогические условия

Характеристика и обоснование значимости

Наличие положительного эмоционального фона

Развитие ребенка в среде, исполненной радости, формирует радостное восприятие жизни, способность быть и осознавать себя счастливым

Личность значимого взрослого

Биофильная ориентация (Э. Фромм) у взрослых, окружающих ребенка, способствует формированию и у него ориентации на жизнь. «Лучшее, что могут сделать родители для своих детей, — быть счастливыми» (пословица)

Предъявление требований к воспитаннику с учетом возрастных и индивидуальных особенностей

Несоответствующие возрастным и индивидуальным особенностям требования значимых взрослых «погружают» ребенка в ситуацию неуспеха, которая при длительном сохранении приводит к деформации личности

1 Колесникова Г. И. Психологические виды помощи: психопрофилактика, психокоррекция, консультирование. — Ростов н/Д: Феникс, 2006. — С. 40.

Окончание табл. 9

Психолого-педагогические условия

Характеристика и обоснование значимости

Равномерное чередование психофизического напряжения с расслаблением

Ситуации «напряжения» побуждают к преодолению, действию, формируя активную жизненную позицию, веру в собственные силы, способствуют накоплению успешных стратегий взаимодействия с внешней средой. Ситуации «расслабления» создают возможности для отдыха, анализа достижений, постановки новых целей

Строго продуманная и соблюдаемая система поощрений и наказаний

Прогнозируемость ситуации — отсутствие почвы для возникновения неврозов. Кроме того, соблюдение воспитателями системы наказаний формирует у воспитанника адаптивные формы поведения, а поощрений — мотивацию достижения

На основании вышеизложенного разумно сделать следующий вывод. В основе структуры личности лежит синтез ее двойственной природы: как субъекта социальных отношений и сознательной деятельности и некой духовной сущности, проявляющей себя в данных отношениях и создающей при этом взаимодействии ситуацию взаимовлияния. Развитие и становление личности подвергается неоднозначному, противоречивому воздействию со стороны общества в процессе ее социализации: с одной стороны, формирование человеческого в человеке и, с другой, — деформация пробужденного человеческого начала, в случае неадекватных, лишенных индивидуального подхода способов воздействия на него.

Фрейд был убежден, что культура порождает болезнь, невроз. Однако культура — это, прежде всего, совокупность теоретических и практических инструментов, которыми располагает человечество, чтобы поддерживать свою жизнь в определенной среде. Она позволяет человеку развивать свои способности в физическом и умственном планах, использовать их для удовлетворения своих потребностей и в то же время налагает на него ту дисциплину, ту социальность, которая приучает его к совместному проживанию. Но все эти социокультурные условия не обладают непреодолимой силой. По существу, они являются стимулами или условиями. Все зависит от того, как смотреть на вещи. И, следовательно, мы можем предположить, что влияние культуры на поведение человека, его состояние и неврозы опосредствовано мышлением, а значит, происхождение черт личности можно объяснить исходя из социального контекста.

Становление личности происходит в результате взаимодействия с социумом. Успех или неуспех в данном взаимодействии имеет если не решающее, то, в значительной мере, формирующее значение в развитии личности. При этом важно и то, что конкретно предпринял индивид на пути к достижению цели, и качество самой цели.

В последнее пятнадцатилетие психогенетики обнаружили три весьма неожиданных явления:

  • 1) у детей, растущих в одной среде, среда формирует скорее различия, чем сходства;
  • 2) многие психологические инструменты (опросники, данные, полученные методом наблюдения, и т. п.), используемые для характеристик среды, показывают неожиданно высокий уровень генетического контроля;
  • 3) при разложении фенотипической дисперсии подавляющего большинства психологических признаков, изучаемых психогенетикой, роль общесемейной среды оказывается незначительной.

Все это дает возможность сформулировать гипотезу, что люди создают или находят определенные средовые условия, соответствующие их генотипам, а не являются пассивными «жертвами» своих генов или «доставшейся» им среды. Иными словами, индивидуальный генотип оказывается «конструктором» индивидуальной среды.

  • Колесникова Г. И. Психологические виды помощи: психопрофилактика, психокоррекция, консультирование. — Ростов н/Д: Феникс, 2006. — С. 36.
  • Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека /Под ред. И. В. Равич-Щербо. — М., 1988.

(от лат. deprivatio — лишение; от англ. deprivation — лишение, потеря)

психическое состояние, возникающее в результате длительного ограничения возможностей человека для удовлетворения его осн. психических потребностей; характеризуется выраженными отклонениями в эмоциональном и интеллектуальном развитии, нарушением социальных контактов. Для полноценного развития ребёнка необходимы следующие условия:

1. многообразные стимулы разной модальности (зрительные, слуховые и т.д.); их недостаток вызывает стимульную (сенсорную) Д.;

2. удовлетворительные условия для учения и приобретения различных навыков; хаотичная структура внешней среды, которая не позволяет понимать, предвосхищать и регулировать происходящее вовне, вызывает когнитивную Д.;

3. социальные контакты (со взрослыми, прежде всего с матерью), обеспечивающие формирование личности; их недостаточность ведёт к эмоциональной Д.;

4. возможность осуществления общественной самореализации посредством усвоения социальных ролей, приобщения к общественным нормам и ценностям; ограничение этой возможности вызывает социальную Д. Распространённое ранее мнение о необратимости последствий Д. в раннем возрасте в настоящее время подвергается сомнению. Однако очевидно, что следствием Д. практически всегда является более или менее выраженная задержка в развитии речи, освоении социальных и гигиенических навыков, развитии тонкой моторики, интеллекта (см. Нарушения интеллекта). Для ликвидации последствий Д. прежде всего необходимы устранение и компенсация вызвавших её условий.

(Бим-Бад Б.М. Педагогический энциклопедический словарь. — М., 2002. С. 62)

явление, которое наступает в результате отделения человека от необходимых источников удовлетворения важных для него потребностей. Главной функциональной сущностью длительной депривации следует признать драматическое переживание человеком этого явления, стойкость и глубокое вмешательство травмирующих переживаний в структуру личности.

(Бережнова Л.Н. Полиэтническая образовательная среда. — СПб., 2003. С. 199)

новое педагогическоле понятие; состояние изоляции.

(Савва Л.И., Пономарев Т.А. Словарь-самоучитель по педагогике межличностного познания. — Магнитогорск, 2003. С. 14-15, 76)

См. также Когнитивная депривация, Образовательная депривация, Отчуждение в образовании

Ч435

Источник: Педагогический терминологический словарь на Gufo.me

Значения в других словарях

  1. депривация — депривация ж. Сенсорная недостаточность или недогрузка систем анализаторов, наблюдаемая у человека в условиях изоляции или при нарушении работы основных органов чувств. Толковый словарь Ефремовой
  2. Депривация — (англ. deprivation лишение, утрата) в биологии и медицине — лишение или ограничение возможностей удовлетворения каких-либо потребностей организма. Депривация двигательная — Д. в движениях, связанная с ограничением пространства, невесомостью и т.п. Медицинская энциклопедия
  3. ДЕПРИВАЦИЯ — ДЕПРИВАЦИЯ (от лат. deprivativo — потеря, лишеше) — англ. deprivation; нем. Deprivation; Verelendung. 1. Сенсорная недостаточность или недогрузка системы анализаторов… Социологический словарь
  4. депривация — орф. депривация, -и Орфографический словарь Лопатина
  5. Депривация — (от позднелат. deprivatio — потеря, лишение) сенсорная недостаточность или недогрузка системы Анализаторов, наблюдаемая у человека в условиях изоляции (См. Изоляция) или при нарушении работы основных органов чувств. С явлением… Большая советская энциклопедия
  6. депривация — сущ., кол-во синонимов: 8 воздержание 11 лишение 15 лишение сна 1 недогрузка 2 недостаточность 19 ограничение 22 потеря 28 утрата 24 Словарь синонимов русского языка
  7. Депривация — (англ. deprivation – лишение, утрата). В медицине: недостаточность удовлетворения каких-либо потребностей организма. — Д. двигательная – недостаточность двигательной активности в связи с ограничением пространства, образом жизни и т.п. -… Толковый словарь психиатрических терминов

Реферат: Психическая депривация и меры по её профилактике

домодедовский филиал

негосударственного образовательного учреждения

РОССИЙСКИЙ НОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра «Психология и педагогика»

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине «Психолого-педагогическая коррекция «

Тема: «Психическая депривация и меры

по её профилактике»

Выполнил:

Студентка 5 курса

заочной формы обучения

психологического факультета

группы ПЗ-05

Костюкова Ирина Викторовна

Руководитель:

к.пс.н.. доц. Грачикова Елена Вячеславовна

Домодедово, 2010 г.

Введение …………………………………………………………………………….2

1. Понятие депривации…………………………………………………………….3

2. Психическая депривация и ее виды ………………………………………………..7

3. Психическая депривация в детском возрасте и ее профилактика……….10

Заключение………………………………………………………………………..15

Литература…………………………………………………………………………17

Введение

Депривация — термин, широко используемый сегодня в психологии и медицине, в русский язык пришел из английского (deprivation) и означает «лишение или ог­раничение возможностей удовлетворения жизненно важ­ных потребностей». Для понимания сути этого термина важно обратиться к его этимологии. Латинский корень privare, что значит «отделять», лежит в основе англий­ских, французских, испанских слов, переводимых на русский язык как «частный, закрытый, отдельный». Префикс в данном случае передает усиление, движение вниз, снижение значения корня (по аналогии со словом «депрессия» — «подавление»).

Таким образом, уже этимологический анализ показы­вает, что, говоря о депривации, имеют в виду такое неудовлетворение потребностей, которое происходит в результате отделения человека от необходимых источ­ников их удовлетворения. В зависимости от того, чего именно лишен человек, выделяют разные виды депривации — двигательную, сенсорную, информационную, социальную, материнскую и другие.

В этой работе более подробно будет описана психическая депривация в детском возрасте.

1. Понятие депривации.

Термин «депривация» активно используется в психологической литературе последних лет. Однако в определении содержания этого понятия отсутствует единство. Слово «депривация» (от англ. deprivation ) означает лишение, потерю. В основе его лежит латинский корень privare , что значит «отделять». Префикс de в английском слове передает усиление значения корня (можно сравнить: лат. pressare — «пресс», «давить» и англ. depression — «депрессия», «подавление»). В англоязычной литературе понятие «депривация» (deprivation , или соотв. privation ) обозначает потерю чего-либо, лишения из-за недостаточного удовлетворения какой-либо важной потребности. При этом речь идет не о физических лишениях, а о недостаточном удовлетворении именно психических потребностей (психическая депривация).

Й. Лангмейер и З. Матейчек дают такое определение: «Психическая депривация является психическим состоянием, возникшим в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение достаточно длительного времени». При этом в число «основных (жизненных)» потребностей авторы включают:

1) потребность в определенном количестве, изменчивости и виде (модальности) стимулов;

2) потребность в основных условиях для действенного учения;

3) потребность в первичных общественных связях (особенно с материнским лицом), обеспечивающих возможность действенной основной интеграции личности;

4) потребность общественной самореализации, предоставляющей возможность овладения различными общественными ролями и ценностными целями.

При определении депривации нередко проводят аналогию между психической и биологической недостаточностью. Подобно тому, как возникают серьезные нарушения в результате дефицита питания, недостатка витаминов, кислорода и т. п., серьезные нарушения могут возникать и в случае психического дефицита — дефицита любви, стимуляции, социальных контактов. Так, Д. Хебб определяет депривацию как биологически адекватную, но психологически ограничиваемую среду.

Понятие депривации близко к понятию фрустрации . Однако

они не тождественны. Фрустрация определяется как психическое состояние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребности и сопровождающееся различными отрицательными переживаниями: разочарованием, раздражением, тревогой, отчаянием и др.

Таким образом, фрустрация, во-первых, касается потребности, актуализированной в данный момент и уже направленной к цели, а во-вторых, характеризуется осознанием субъектом невозможности ее удовлетворения.

Депривация же может какое-то время частично или даже полностью не осознаваться. Ее негативные последствия могут ассоциироваться с самыми различными причинами. Так, человек может не связывать, например, возникшую депрессию с дефицитом сенсорных стимулов.

Таким образом, в отличие от фрустрации, депривация действует более скрыто, но зачастую имеет и более серьезные последствия.

Й. Лангмейер и З. Матейчек проводят такую аналогию: фрустрация происходит, если у ребенка отнимают его любимую игрушку и он вынужден играть с тем, что ему нравится меньше, а депривация возникает в том случае, если ребенка лишают возможностииграть вообще.

А. Маслоу в контексте сопоставления данных понятий выделяет две разновидности депривации: депривацию небазовых потребностей и угрожающую депривацию . Первая легко замещается и не вызывает серьезных последствий для организма. Вторая рассматривается как угроза личности, то есть как депривация, которая угрожает жизненным целям индивидуума, его самооценке, препятствует самоактуализации — словом, препятствует удовлетворению базовых потребностей.

Внешне одна и та же ситуация, продолжает Маслоу, может иметь разные последствия, привести к депривации либо одного, либо другого типа. Так, если ребенок, которому не купили мороженое, чувствует прежде всего разочарование от того, что лишился удовольствия его съесть, то такая депривация вряд ли может считаться угрожающей и иметь серьезные последствия. Если же отказ воспринимается ребенком как отказ в любви, то есть мороженое является носителем определенных психологических ценностей, то такая депривация рассматривается как фрустрирующая. Таким образом, депривация может иметь серьезные последствия для личности в том случае, если целевой объект является символом любви, престижа, уважения или другой базовой потребности.

Дети, которые постоянно чувствуют любовь и заботу родителей, дети, у которых сформировано базовое чувство доверия к миру, могут достаточно легко переносить случаи депривации, дисциплинирующий режим и т. п., они не воспринимают их как фундаментальную угрозу, как угрозу своим главным, базовым потребностям.

К понятию «депривация» близки понятия «сепарация», «изоляция». Последние обозначают скорее депривационную ситуацию, условие депривации. Психическая депривация характеризуется особым состоянием, возникающим в депривационной ситуации. В этом плане можно сказать, что в одних и тех же условиях изоляции характер психической депривации каждого человека во многом будет определяться индивидуальными особенностями личности, в частности значимостью тех потребностей, которые подавлены. Люди, оказавшиеся в изоляции от общества, по-разному будут переживать данную ситуацию, и ее последствия для их психики тоже будут различными.

2. Психическая депривация и ее виды.

Психическая депривация — это психическое состояние, возникшее в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных психических потребностей в достаточной мере в течение длительного времени.

Психические потребности ребенка наилучшим образом удовлетворяются, несомненно, его ежедневным общением с окружающей средой. Если по какой -либо причине ребенку препятствуют в подобном контакте, если он изолирован от стимулирующей среды, то он неизбежно страдает от недостатка стимулов. Эта изоляция может носить разную степень При полной изоляции от человеческой среды в течение длительного периода можно предполагать, что основные психические потребности, которые с самого начала не удовлетворялись, развиваться не будут.

Одним фактором при возникновении психической депривации является недостаточное поступление стимулов — социальных, чувствительных, сенсорных. Предполагается, что другим фактором при возникновении психической депривации является прекращение связи уже создавшейся между ребенком и его социальной средой.

Виды депривации обычно выделяют в зависимости от того, ка­кая потребность не удовлетворяется.

Й. Лангмейер и 3. Матейчек анализируют четыре вида психи­ческой депривации.

1. Стимульная (сенсорная) депривация: пониженное количество сенсорных стимулов или их ограниченная изменчивость и мо­дальность.

2. Депривация значений (когнитивная): слишком изменчивая, хаотичная структура внешнего мира без четкого упорядо­чения и смысла, которая не дает возможности понимать, пред­восхищать и регулировать происходящее извне.

3. Депривация эмоционального отношения (эмоциональная): не­достаточная возможность для установления интимного эмо­ционального отношения к какому-либо лицу или разрыв по­добной эмоциональной связи, если таковая уже была создана.

4. Депривация идентичности (социальная): ограниченная воз­можность для усвоения автономной социальной роли.

Большинство авторов также останавливаются преимуществен­но на этих видах депривации и определяют их содержание при­мерно одинаковым образом.

Сенсорная депривация иногда описывается понятием «обед­ненная среда», то есть среда, в которой человек не получает до­статочное количество зрительных, слуховых, осязательных и про­чих стимулов. Такая среда может сопровождать развитие ребенка, а также включаться в жизненные ситуации взрослого человека.

Когнитивная (информационная) депривация препятствует со­зданию адекватных моделей окружающего мира. Если нет необхо­димой информации, представлений о связях между предметами и явлениями, человек создает «мнимые связи» (по И. П. Павлову), у него появляются ложные убеждения.

С эмоциональной депривацией могут столкнуться как дети, так и взрослые. Применительно к детям иногда используют по­нятие «материнская депривация», подчеркивая важную роль эмо­циональной связи ребенка и матери; разрыв или дефицит этой связи приводит к целому ряду нарушений психического здоро­вья ребенка.

Социальная депривация в литературе трактуется достаточно широко. С ней сталкиваются и дети, живущие или обучающиеся в закрытых учреждениях, и взрослые люди, которые по тем или иным причинам находятся в изоляции от общества или имеют ограниченные контакты с другими людьми, пожилые люди пос­ле выхода на пенсию и др.

В жизни разные виды депривации сложно переплетаются. Не­которые из них могут объединяться, одна может быть следстви­ем другой и т. п.

Помимо указанных выше, существуют и другие виды деприва­ции. Например, с двигательной депривацией человек сталкивает­ся тогда, когда есть ограничения в движениях (в результате трав­мы, болезни или в других случаях). Такая депривация, не являясь непосредственно психической, оказывает тем не менее сильное воздействие на психическое состояние человека. Данный факт был неоднократно зафиксирован при проведении соответствующих экспериментов. Двигательная депривация влияет и на психичес­кое развитие. В частности, в возрастной психологии получены данные о том, что развитие движений в детстве является одним из факторов формирования «образа Я».

В современной психологии и смежных гуманитарных науках выделяют некоторые виды депривации, имеющие обобщенный характер либо связанные с отдельными аспектами существова­ния человека в обществе: образовательная, экономическая, эти­ческая депривация и др.

Помимо видов, существуют различные формы проявления депривации, которые по форме могут быть явными или скры­тыми.

Явная депривация носит очевидный характер: пребывание человека в условиях социальной изоляции, длительное одино­чество, воспитание ребенка в детском доме и т. п. Это видимое отклонение от нормы (в культурном понимании).

Скрытая депривация (она же частичная, по Дж. Боулби; маскированная, по Г. Харлоу) не так очевидна. Она возникает при внешне благоприятных условиях, которые, однако, не дают возможности удовлетворения значимых для человека потребностей. Так, Дж. Боулби пишет, что частичную депривацию можно наблюдать там, где не произошло прямой разлуки матери с ребенком, однако их отношения по какой-либо причине неудовлетворительны для ребенка. Скрытая депривация в данное время вызывает особое внимание исследователей. Ее источник может находиться в семье, школе, различных социальных институтах, обществе в целом.

Таким образом, депривация представляет собой сложное, многоаспектное явление, имеющее отношение к различным сферам человеческой жизни.

3. Психическая депривация в детском возрасте и ее профилактика.

При обсуждении проблемы психической депривации в детском возрасте речь идет о неудовлетворении потребностей ребенка в материнской любви, двигательной активности, во впечатлениях и культуре в широком смысле слова. Психологи считают, что реализация потребностей маленького ребенка во впечатлениях важнее, чем утоление голода или жажды. Психическое развитие детей неизбежно страдает, если ребенок не выходит за пределы комнаты или палаты (в случае болезни), если его движения ограничены или малыш не имеет достаточного количества игрушек и контактов со сверстниками.

Известно, что дети, которые вследствие заболевания в течение длительного времени не могут двигаться, часто страдают депрессией, повышенной возбудимостью и агрессивностью. Младенцы проявляют беспокойство, когда их туго пеленают. Вынужденное ограничение движений всегда отрицательно сказывается на здоровье ребенка. Это происходит из-за дефицита очень важных для состояния нервной системы ощущений от мышц, суставов, сухожилий. Ограниченную подвижность, состояние двигательного ограничения организм ребенка подсознательно пытается преодолеть патологическими привычными действиями – сосанием пальцев, обкусыванием ногтей, накручиванием волос и т.п.

Маленького ребенка для его полноценного развития совершенно необходимо укачивать, прижимать к себе, гладить и т.п. При этом он чувствует себя защищенным, спокойным и уверенным. Полноценное развитие ребенка возможно только в контакте с матерью, иначе малыш при всяком новом раздражителе испытывает страхи и тревогу. Активность ребенка в познании окружающего базируется на чувстве любви к матери. Доверие к миру, открытость к восприятию нового возможны при ощущении постоянной материнской заботы. Дефицит эмоционального тепла, который испытывает ребенок в младенчестве, в дальнейшем с трудом компенсируется.

Любой возраст важен в накоплении знаний о мире, становлении личности ребенка. Но особенно значим период с 2 до 6 лет. Однако в жизни следует стремиться к тому, чтобы в любом возрасте ребенок находился в разнообразной, насыщенной, сенсорно богатой среде. Унылая, однообразная обстановка не способствует формированию яркой человеческой индивидуальности.

Не менее опасен дефицит внимания и ласки со стороны родителей – так называемая материнская депривация . Для полноценного развития ребенка важно, чтобы забота и тепло о нем были сосредоточены в одном человеке. Чаще всего они концентрируются в биологической матери, но ее может заменить и другой взрослый, если он относится к ребенку с любовью. Множественные и постоянно меняющиеся контакты со взрослыми не способствуют эффективному развитию эмоциональности малыша. Именно такая ситуация складывается в детских учреждениях для сирот. Дело в том, что маленький ребенок не в состоянии длительно восстанавливать прерванный эмоциональный контакт с разными людьми, он становится к ним равнодушным.

Изучение психиатрами состояния детей, находившихся в экстремальных условиях (при бомбежках, землетрясении, в зоне военных действий), показывает, что их психическая травма не носит катастрофического характера, если рядом присутствовали родители. Близость с ними позволяет ребенку чувствовать себя в безопасности. Напротив, разлука с близкими быстро приводит к глубоким изменениям психики детей. У малышей при этом нарастает задержка умственного развития, а у детей постарше – грубые нарушения поведения. Ребята становятся подозрительными, недоверчивыми, драчливыми, мстительными.

Дети, которые растут, «как трава», без должного внимания и заботы со стороны родителей, – явление достаточно заурядное. Если ребенку, особенно в раннем возрасте, не рассказывают сказки, не читают книги, не учат рисованию, лепке, не сообщают элементарных сведений о счете, пространстве, временах года и т.п., то серьезные последствия такого отношения не замедлят сказаться. Безразличие к психическому развитию ребенка, даже если он родился с неплохими задатками, с годами приводит к состоянию, не отличимому от истинной умственной отсталости.

В одном из классических опытов американского ученого Х. Харлоу новорожденную обезьянку отделяли от матери и помещали в клетку, где находились два чучела обезьяны-матери. Причем одна суррогатная мама была сделана из проволоки и могла через соску кормить детеныша, а вторая не имела возможности кормить, но зато ее тело было приятно мягким и теплым. Длительные наблюдения за маленькой обезьянкой показали, что она по 16–18 часов проводила с «мягкой мамой», а к проволочной подходила лишь для утоления голода. Харлоу объясняет, что эмоциональный комфорт, который испытывала обезьяна вблизи «мягкой мамы», имеет ведущее значение в формировании любви и привязанности к матери. Причем глубокая любовь возможна лишь при тесном телесном контакте, и, как показывают опыты, чувство привязанности сохраняется у обезьяны всю жизнь. Ученый рассказывает, как спустя много лет в клетку к взрослому животному подсаживали «мягкую маму» и какое сильное впечатление это производило на обезьяну, казалось бы, уже давно забывшую события раннего детства.

Данный феномен был описан еще Я.А. Коменским, позднее – Ж. Итаром (воспитателем «дикого мальчика из Авейрона»), в ХХ веке – А. Гезеллом, анализировавшим современные попытки воспитания детей, в силу экстремальных обстоятельств долгое время оторванных от социума. Всемирную известность приобрели проведенные в 40-х годах
ХХ века исследования детей в неблагоприятных условиях интернатных учреждений (Дж. Боулби, Р. Спиц); эффект замедления и искажения их развития получил название госпитализма.

Частым обстоятельством, вызывающим депривацию, является отсутствие отца (так называемая «патернальная депривация «). Она может касаться многих детей, живущих со своими незамужними или по иным причинам одинокими матерями. Ребенок, растущий без отца, лишен важного мужского примера, который особенно значителен для мальчиков старшего возраста в регуляции их поведения, но важен также и для девочек в качестве модели их будущего партнера. Ребенок без отца страдает также от недостатка авторитета, дисциплины и порядка, которые в нормальных условиях олицетворяются отцом. В то время как мать предоставляет ребенку возможность ощутить интимность человеческой любви, отец проторяет ребенку путь и отношение к человеческому обществу. Наконец, отец представляет для детей и наиболее естественный источник познаний о мире, труде, технике, способствуя как их ориентировке на будущую профессию, так и созданию социально полезных целей и идеалов. Если отца нет, то это имеет еще другое косвенное депривационное влияние . Дело в том, что если матери одной приходится нести все экономические и воспитательные заботы о семье, то она, как правило, бывает настолько занятой, что у нее не остается для ребенка много времени и у нее ослабевает даже интерес к нему. Ребенок в таких случаях предоставлен большую часть дня самому себе; если же о нем не позаботятся иначе, то легко может случиться, что он начинает бродяжничать, у него больше возможностей для правонарушений, и он может легче сбиться с пути. Если место отца занимает в семье отчим, а иногда дедушка, то депривационные влияния подавляются, зато здесь более благоприятная почва для развития различных конфликтов, причем невротические расстройства, возникающие на данной основе, являются весьма частыми.

Согласно Лангмейеру и Матейчеку, для полноценного развития ребенка необходимы: 1) многообразные стимулы разной модальности (зрительные, слуховые и пр., их недостаток вызывает сенсорную депривацию ; 2) удовлетворительные условия для учения и приобретения различных навыков; хаотичная структура внешней среды, которая не дает возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее извне, вызывает когнитивную депривацию ; 3) социальные контакты (со взрослыми, прежде всего с матерью), обеспечивающие формирование личности, их недостаток ведет к эмоциональной депривации ; 4) возможность осуществления общественной самореализации посредством усвоения социальных ролей, приобщения к общественным целям и ценностям; ограничение этой возможности вызывает социальную депривацию .

Клиническая картина любой из форм психической депривации проявляется бедностью словарного запаса, ограниченного рамками обиходно-бытовой лексики, использованием в речи преимущественно простых, неразвернутых фраз. Наблюдаются фрагментарность, разорванность семантической структуры и линейной последовательности высказываний, потеря нити изложения. Нередко имеют место нарушения звукопроизношения и аграмматизмы в речи. Эти нарушения речи, как правило, сочетаются с недостаточной сформированностью высших психических функций. Интеллектуальный потенциал детей не соответствует возрасту. Степень снижения может быть от легкой до значительной.

Профилактика депривации.

Комплексные психолого-медико-педагогические мероприятия с депривированными детьми проводятся в детских специализированных учреждениях. Предполагается совместная работа специалистов разного профиля: логопеда, психолога, психотерапевта, психиатра. Решающее значение в развитии и формировании речевой и других высших психических функций у данного контингента детей имеет создание благоприятного социально-психологического климата в окружении ребенка. Не менее важное значение имеют организация общеоздоровительных мероприятий и проведение коррекционного обучения на фоне активизации интеллектуальной и творческой деятельности.

Комплексные психолого-педагогические мероприятия, помимо выбора профиля учебного учреждения, включают:

1. Проведение курса логопедических занятий (преимущественно в групповой форме). Занятия должны быть направлены на развитие речи ребенка (в т.ч. коррекцию произношения, грамматическое оформление речевых конструкций и обучение связному высказыванию), расширение словарного запаса, формирование представлений и образно-логического мышления. Детям с задержками развития речи, обусловленными социальной депривацией и педагогической запущенностью, рекомендовано от 45 до 180 занятий.

2. Логоритмика и психогимнастика – 20–45 занятий на курс.

3. Занятие с психологом – 20–45 занятий на курс.

4. Психотерапевтическое воздействие в форме индивидуальной и групповой психотерапии.

Продолжительность курса коррекционных мероприятий зависит от уровня обучаемости ребенка, возможности активизации речевой деятельности, от степени улучшения общего соматического статуса и изменения социально-бытовых условий и определяется максимальным достижением результатов.

Ожидаемые результаты коррекции: развитие речевой, других высших психических функций и интеллектуальных возможностей до возрастного уровня, расширение словарного запаса и способностей к связному и последовательному высказыванию, укрепление соматического и психологического статуса.

Заключение.

В своей работе я попытался рассказать о разных видах психической депривации. Конечно, в чистом виде каж­дый из этих видов депривации можно выделить только в специальных экспериментах. В жизни они сущест­вуют в достаточно сложном переплетении. Особенно трудно понять, как действуют отдельные депривационные факторы в детском возрасте, когда они наклады­ваются на процесс развития, включающий в себя и физи­ческий рост, и созревание нервной системы, формиро­вание психики. Тем более трудно это в условиях воспитания в детском учреждении, когда различные виды депривации сопряжены или даже являются следствием материнской депривации, возни­кающей вследствие лишения ребенка с раннего воз­раста заботы матери, ее тепла.

О такой депривации можно говорить не только в отношении брошенных детей, детей-сирот, на длитель­ный срок помещаемых в клиники больных детей, но и тогда, когда мать эмоционально холодна или слишком занята на работе. Материнская депривация является сегодня важной социальной проблемой во всем мире, и наша страна не исключение.

Литература

1. Ландгмейер Й., Матейчик З. Психологическая депривация в детском возрасте., 1984

2. Пашина «Психологический журнал» № 2 1995

3. Буянов М. И. Беседы о детской психиатрии. М., 1994

4. Выготский Л. С. Основы дефектологии. Спб., 2003

5. Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. М., 1995

Исправление депривационных нарушений и профилактика депривации.

Светлана Мельникова

Анализ психологических источников по проблеме психической депривации показал, что психическая депривация индивида является этапом, который возникает в ситуации длительного недовольства его жизненно важных потребностей.

Слово депривация широко используется сегодня в психологии и медицине. В русский язык он пришел из английского и означает «лишение или ограничение возможностей удовлетворить жизненно важные потребности». Во многих исследованиях авторы выражают общее мнение о негативном влиянии длительной психической депривации на
развитие личности.

В психическом развитии человека может прослеживаться несколько видов деприваций: социальная, когда речь идет об уменьшении коммуникаций; эмоциональная, когда происходит упрощение эмоционального тонуса при взаимодействии с персоналом; и когнитивная — когда регламентируется жесткая организация окружающей среды.

Таким образом, психическая депривация, возникающая в ситуации длительного недовольства жизненно важных потребностей индивида, признается учеными одним из самых сложных и разрушительных симптомов негативного влияния воспитания при отсутствии семейных взаимодействий на личностный рост.

Проявления психической депривации могут охватывать всю шкалу от легких странностей, еще совершенно не выходящих за рамки нормальной эмоциональной картины, вплоть до очень грубых поражении развития интеллекта и характера. Они могут представлять пеструю картину невропатических, психопатических и даже психотических признаков, а иногда могут проявляться также бросающимися в глаза соматическими особенностями.

На практике мы опираемся на конвергенцию определенных характерных результатов обследований в анамнезе, а также в медицинском и психологическом исследованиях .

Важнейшей составной частью диагностики является, конечно, собственно психологическое исследование, проводимое прицельными пробами и долговременным методическим наблюдением за ребенком в его естественной среде.

Основными направлениями в психопрофилактике по предупреждению депривации являются следующие уровни:

I уровень — так называемая первичная профилактика. Психолог работает с детьми, имеющими незначительные эмоциональные, поведенческие и учебные расстройства и осуществляет заботу о психическом здоровье и психичес­ких ресурсах практически всех детей. На этом уровне в центре внимания психолога находятся все учащиеся шко­лы, как «нормальные», так и с проблемами (т. е. 10 из 10 учащихся).

Именно школы являются оптимальными системами для профилактики психическо­го здоровья и рассматривают школьных психологов в ка­честве основных специалистов, проводящих в жизнь такую первичную профилактику.

II уровень — вторичная профилактика. Она направлена на так называемую «группу риска», т. е. на тех детей, у которых проблемы уже начались. Вторичная профилакти­ка подразумевает раннее выявление у детей трудностей в учении и поведении. Основная ее задача — преодолеть эти трудности до того, как дети станут социально или эмоцио­нально неуправляемыми. Здесь психолог работает уже не со всеми детьми, а примерно с 3 из 10.

Вторичная профи­лактика включает консультацию с родителями и учителя­ми, обучение их стратегии для преодоления различного рода трудностей и т. д.

III уровень — третичная профилактика. Внимание пси­холога концентрируется на детях с ярко выраженными учеб­ными или поведенческими проблемами, его основная за­дача — коррекция или преодоление серьезных психологи­ческих трудностей и проблем. Психолог работает с отдельными учащимися (примерно с 1 из 10), направлен­ными к нему для специального изучения.

Вопросы психического здоровья подрастающего поколения не могут решаться методами и технологиями одной-двух научно-практических дисциплин. Для этого требуется четкое распределение функций и определение плоскости интеграции в комплексном решении задач, вынесенных за границы каждой конкретной специальности. Необходимо сотрудничество специалистов, способных к такой интегрированной работе.

Рассмотрим содержание психопрофилактической работы.

Психолог разрабатывает и осуществляет развивающие программы для детей разных возрастов с учетом задач каж­дого возрастного этапа. Программы осуществляются в учеб­ной и воспитательной работе с детьми всех возрастных групп в основном воспитателями, учителями и родителям. Самое главное — дать возможность всем до единого детям попробовать себя в различных областях знаний и практи­ческой деятельности для определения и развития своих интересов, склонностей, способностей.

В сложном комплексе условий, формирующих личность, обычно выделяют два основных фактора — семью и школу.

Развивающая программа, которую разрабатывает пси­холог, как правило, не только академическая, учебная, — она гораздо шире. Психолог анализирует все, что окружает детей и во что те включены, — игру, учебный процесс, воспитательные мероприятия, взаимоотношения со взрос­лыми и сверстниками, походы в театр и на природу, пред­метные кружки и спортивные секции и т. п., выясняя, насколько это способствует психическому и личностному раз­витию ребенка.

Психолог выявляет такие психологические особенности ребенка, которые могут в дальнейшем обусловить возникно­вение определенных сложностей или отклонений в его ин­теллектуальном или личностном развитии.

Предупредительная программа, должна отвечать таким требованиям: во-первых, необходимо обеспе­чить, чтобы к детям поступали стимулы из внешней жиз­ненной среды в надлежащем количестве, в определенной сгруппированности и временной последовательности. Сти­мулы должны соответствовать степени развития ребенка, так как и поздняя, и преждевременная стимуляция мало­эффективны, а иногда и вредны. Во-вторых, поступающие стимулы должны иметь для ребенка значение, чтобы он мог включить их в систему своих переживаний и позна­ний. Они должны иметь подкрепляющее значение прежде всего в области желательного поведения. В-третьих, необ­ходимо создать условия для развития положительных стой­ких взаимоотношений между ребенком и его воспитателями, средой его дома и, наконец, более широкой общественной и предметной обстановкой. В-четвертых, необходимо об­легчить ребенку включение в общество, для того чтобы он мог усвоить адекватные социальные роли .

Психологи следят за соблюдением в детском саду, шко­ле и других психологических условий обучения и воспита­ния, необходимых для нормального психического развития и формирования личности детей на каждом возрастном этапе.

Литература

  1. Алексеенкова Е.Г. Личность в условиях психической депривации: Личность; Развитие; Современный мир: Учебное пособие для вузов. — СПб.: 2009, 96 с.
  2. Калашникова М.Б. Основы коррекционной педагогики и специальной психологии: Учебные материалы к курсу. — Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2000. — 64 с.
  3. Психология депривированного ребенка /А. Фурманов. М.: Просвещение, 2014. — 319 с.
  4. Фурманов И.А. Психология депривированного ребенка: пособие для психологов и педагогов. — М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2014. — 319 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *