Что такое воцерковление

Что такое воцерковление

По употреблению в некоторых древнегреческих литургических рукописях термин «воцерковлять» значит «в первый раз ввести в храм». Такой именно смысл соединяется с ним в рукописи синодальной библ , № 279; — τὁ ἑχχλησιασθἡναι пояснено в ней словами: «ειτ῾ οὑν ἁρχἡν λαβεἱν τοὑ εἱσἁγεσθαι εις τἡν ἑχχλησἱαν». Сообразно с этим выражением «воцерковление» означает «первое введение в храм» и на языке литургики прилагается к тем молитвословиям и действиям, которые произносятся и совершаются над младенцем при первом его внесении в церковь в 40-й по рождении. От времени совершения они называются также «всороковлением». Под таким именем они известны в рук. синод, биб., № 280, ХV в. и рук. Севастьяновского собрания москов. публичного музея, № 472, XIV—ХV в. И в той и другой термин «ἑχχλησιἁσαι» заменен выражением «σαραντἡσαι» — всороковить.

Когда и где появился в первый раз обряд воцерковления, сказать невозможно. Некоторые видят указание на него в рассказе 67 гл. I апологии Иустина Мученика о введении новокрещенного в храм для участия в литургии и первого приобщения. Но это свидетельство говорит лишь о том, что во II в. крещение соединялось с литургиею, и что новопросвещенный обязывался сразу после крещения причаститься св. таин. Рассказ 67 гл. не дает оснований предполагать существование особого акта введения новокрещенного в церковь; он просто в первый раз присутствует за литургиею. Нельзя равным образом видеть указание на воцерков. и в следующих словах Григория Назианзина: «предстояние твое (новокрещенного) великому алтарю, к которому будешь допущен тотчас по крещении, есть предизображение тамошней (небесной) славы; псалмопение, с которым тебя введут, есть начало тамошняго песнопения; светильники, которые ты возжешь, таинственно образуют тамошнее световодство». В приведенном месте описывается окончательный момент того же самого действия, о котором говорит И. Философ. Только здесь он представлен более торжественным. Но эта торжественность ничего не говорит в пользу описываемого акта, как воцерковления. В справедливости этого убеждает тот факт, что, по свидетельству чинопоследований крещения, новопросвещенный сразу же по крещении является на литургию со светом и при пении 31 пс. или же «Елицы во Христа крестистеся». Не имеет, наконец, оснований и усвоение чина воцерков. Кириллу Александрийскому, именем которого он подписывается в одной рук. XII в. Бодлейянской библиотеки в Англии.

Древнейшее из известных, свидетельство о чине воцерков. принадлежит VIII—IX вв. От этого времени имеется уже изложение его состава в известном барбериновом евхологии. Им начинается целый ряд списков, ясно свидетельствующих, что в своем современном виде чин воцерковления появился не сразу, а образовался путем разнообразных изменений своей первичной формы. Обильный материал для изучения его истории в данном отношении представляет целый ряд списков.

Первое место между разнообразными списками чина воцерков. по справедливости занимает вышеупомянутый барбериновский св. Марка. По указанию его издателя Гоара, воцерков. сводится в нем к одной молитве над матерью: «Господи Боже наш, пришедый на спасение рода человеческаго». Весьма близок к нему список Императорской публ. библ. из собрания преосв. Порфирия. И в нем чин воцерковления ограничивается одною молитвой, читаемой над младенцем и сходною с третьего молитвой современного чина: «Господи Боже наш, в четыредесятый день младенец законному храму принесенный». Оба указанных списка представляют первую стадию существования рассматриваемого чина, воспроизводят его древнейшую редакцию. Отличаясь друг от друга молитвами, они представляют то общее, что не содержат указаний на совершение каких бы то ни было действий. Несколько сложнее состав чина воцерков. по спискам криптоферратскому (XIII в.) и современному ему барберинову второму. И в том и другом он состоит из одной молитвы над матерью, той самой, которая имеется в первом барбериновом сп., и из самого действия воцерков. По сп. криптоферратскому оно совершается следующим образом. После прочтения молитвы, иерей берет младенца на руки, преклоняет его пред св. трапезою на 1-й глас «Радуйся, благодатная Богородице Дево». После этого говорит: «Ныне отпущаеши», и произносит отпуст: «Иже во объятиях праведнаго Симеона». В сп. барбериновом воцерков. состоит в том, что священник, взяв свечи, (заранее зажженные восприемником), и наклонив дитя к св. престолу поклоняется. При этом он говорит: «да поклонишися Господу Богу твоему и Ему единому да послужиши». Обойдя кругом престола, иерей выходит вон из алтаря и полагает дитя на землю, и берет его восприемник. Еще полнее молитвами и действиями два других списка чина воцерков., — ватиканский XVI в. и один из московских синодальных, содержащейся в рук. XIV в., № 279, или в так называемом Тактиконе императора Иоанна Кантакузена. По указанию первого, воцерковление совершается следующим образом. «В 40-й день по рождении младенец опять приносится в храм матерью своею, уже очищенною и измовенною, чтобы воцерковиться ей. И когда она пред вратами храма преклонит главу вместе с младенцем, иерей, сотворив знамение креста и коснувшись главы ее, говорит: «Господу помолимся. Господи Боже наш, пришедый на спасение рода человеческого». Потом, взяв младенца, вносит его в алтарь и приложив уста его как бы во образ целования к четырем сторонам св. престола, совершает образ поклонения. Если же младенец женского пола, то не подносит его к передней стороне престола, но к каждой из трех остальных по трижды совершает поклонение. И говорит иерей: «Ныне отпущаеши», и полагает младенца у дверей алтаря, говоря: «Господу помолимся». «Господи Боже наш, иже через сорок дней по закону во храм пришедый». Чин воцерков. синодального списка несколько сложнее, чем ватиканского. Тогда как в этом только две молитвы, в нем три: две над матерью и одна над младенцем.

Первая — та самая, что и в современном чине, хотя начало ее несколько иное: «Господи Боже наш, Тебя просим и Тебя молим»; вторая — та же, что первая в ватиканском списке и вторая в современном чине: «Господи Боже наш, пришедый на спасение», и, наконец, третья — та же, что третья в современном чине и вторая в ватиканском списке: «Господи Боже наш, в четыредесятый день». Что касается действий, то в них синодальный список повторяет ватиканский. Как на разницу можно указать лишь на то, что, по его предписанию, уста младенца положено прикладывать не к престолу, но к обеим сторонам царских врат. Общая спискам черта та, что и в том и другом предписывается вносить в алтарь всех вообще младенцев; для детей женского пола не делается исключения. Совершенно иначе совершается воцерков. по трем другим спискам, — двум синодальным, 280 и 281, XV—ХVI вв., и одному Румянцевского музея, Севастьяновского собрания, № 472. Первый и последний почти буквально сходны между собою и излагают чин воцерковления следующим образом. «Должно внести дитя в главныя врата, дунуть в лице ея трижды и, знаменовав трижды рукою, говорить: «Господи Боже наш, иже в четыредесятый день». После молитвы иерей поднимает дитя и, если мужского пола, то обносит кругом св. трапезы, а если женского, то вне святых врат. Знаменуя его при этом трижды, он говорит: «Ныне отпущаеши». Потом полагает священник младенца пред св. вратами и произносит: «отроча же растяше и крепляшеся духом». Восприемник, взяв дитя и сотворив три поклона, уходит». Воцерков. по сп. № 281 представляет не мало особенностей. По прочтении молитвы 8-го дня, говорится в нем, священник знаменует лоб и грудь младенца и читает молитву: «Господи Боже наш, иже в четвередесятый день яко младенец законному храму принесенный». После этого, взяв дитя на руки, входит в храм, говоря: «пречистый храм Спасов», и, дойдя до св. дверей, творит поклон и воцерковляет его, говоря: «Воцерковляется раб Божий» (трижды). И вносит его в алтарь и, сложив уста его как бы во образ (целования), на четыре страны св. престола совершает поклонение. Если же младенец женского пола, то не вносит его священник внутрь алтаря, но вне св. дверей совершает поклонение, говоря: «Иже утробу девичу освятив». Ныне отпущаеши. Потом восприемник творит поклон и берет дитя от иерея, он же читает молитву: «Господу помолимся. Господи Боже наш, иже через сорок дней законных во храм вошедый»… и отпускает. Наконец, в чине воцерков. по синодальной рук., № 281 находится указание, что священник, благословив младенца и мать, читает: Трисвятое, Пресвятая Троице, Отче наш, тропарь, какой хочет и т. д. Присматриваясь к составу и порядку изложенных чинопоследований, не трудно заметить, что почти ни одно из них не совпадает с другим; и тем не менее можно установить между некоторыми из них генетическую связь и зависимость, приведшую в результате к образованию современного чина, известного уже по рукописям XVI в. (Goar, Εὑχολὁγιον). Древнейшая редакция чина воцерков. содержится в евхологиях барбериновом первом и порфириевом. Справедливость этого подтверждается тем, что показанные в них молитвы встречаются в буквальном переводе у Маронитов и Армян, а также в большей части перечисленных списков. В непосредственной связи с этой первоначальной редакцией, стоит редакция чина воцерков. по ватиканскому списку. Подобное значение усвояется ей на том основании, что она знает молитвы обоих евхологиев: барберинова над матерью и порфириева над младенцем. Новым элементом являются в ней лишь действия пред чтением каждой молитвы. Дальнейшее развитие и осложнение ватиканской редакции представляет редакция синодального списка по рук. № 279. Предписывая совершать те же, что и в ней, действия, она имеет уже три молитвы: две над матерью и одну над младенцем. Из этой последней редакции путем некоторых дополнений и изменений и получилась, как думают, редакция современная. И прежде всего к трем прежним молитвам в ней прибавлена четвертая новая: «Боже Отче Вседержителю, велегласнейшим пр. Исаией предвозвестивый нам»; во-вторых, выброшена вторая рубрика о внесении младенцев в алтарь и заменена новою, сходною с тою, которая встречается в синод, сп. по рук. № 281; и в третьих, эта вторая рубрика поставлена не пред последнею молитвою, а после нее, в заключение чина воцерков.

Чин воцерковления русской церкви становится известным только с XIV ст. Памятники этого века, напр., рукописный служебник софиевской библ., № 526, излагают его состав в том же самом виде, что и Тактикон Иоанна Кантакузена, т. е., предписывают чтение тех же трех молитв, внесение младенца в алтарь, троекратное обхождение вокруг престола, если ребенок мужеского пола, и обхождение только трех сторон, если женского. Один памятник, — рукоп. служебник москов. синодальной библ., № 347, не делает даже и этого исключения. Какого бы пола ни был младенец, священник «обходит трижды святую трапезу, в четырех странах тоя творит образ поклонения» (Горский и Невоструев, «Описание славянск. рукон. москов. синод, библ.» III, 1, стр. 34). В заключение действия священник знаменовал, по указанию служеб. соф. библ., № 525, чело, уста и перси воцерковляемого и отпускал его. В XV в. чин воцерковления получает некоторые дополнения и изменения. К первым принадлежит чтение обычного начала, — рукоп. требник солов. библ., № 1085, и последней молитвы современного чина: «Боже Отче Вседержителю, велегласнейшим пророком Исаиею», — рук. требник солов. библ., № 1086; ко вторым известное из синод, списка, № 281, предписание не вносить в алтарь дитя женского пола, а только прикладывать или преклонять его к обеим сторонам царских дверей, — рук. служеб. соф. библ., № 836; требник соф. библ., № 1064 и т. п. Последование заканчивалось тем, что мать младенца клала 40 поклонов пред иконою Богоматери и затем уже брала дитя, после чего священник говорил отпуст, — рукоп. требник Солов. библ., № 1085. Чин воцерковления XVI в. представляет новые особенности. Именно, в то время как по одним памятникам, рукоп. служеб. моск. синод, библ., №№ 358,378, он начинался чтением молитв, по другим — обычным началом, после которого читались или тропарь дневного святого, слава и ныне, «молитвами, Господи, всех святых», — рук. требник соф. библ., № 1062, или тропарь дня и прилучившаяся святая, слава и ныне, «молитвами, Господи, всех святых», — рук. требн. солов. библ., №№ 1091, 1099, или же, наконец, тропарь дня, храму и святому, слава и ныне, «молитвами, Господи, всех святых», — рук.треб. соф. библ., №№ 1066 и 1080. Во время самого воцерков., которое совершалось так же, как и в XV в., священник читал или «Ныне отпущаеши», или тропарь и кондак Сретения, — рукоп. требн. соф. библ., №№ 1086, 1066, а в заключение чинопоследования — молитву: «Господи Боже наш, иже в четыредесятый день», или «Ныне отпущаеши», Трисвятое, Отче наш, тропари — воскресный и крещения, богороднчен и молитву главопреклонения, — рукоп. требн. соф. библ., № 1068. С некоторыми новыми особенностями излагается чин воцерков. в старопечатных требниках. Так, в треб. 1636 г. говорится, что после обычного начала матерь с младенцем преклоняет главу пред дверями церковными, священник творит на главе его крестообразно знамение и знаменает отрочати чело, уста и перси, говоря: «Господу помолимся». В требн. 1639 г. этого предписания не встречается, но зато повелевается прикладывать младенца к святым образам с произнесением тропаря: «Радуйся обрадованная» и кондака: «Иже утробу девичью освятив рождеством». По сравнению с изложением в рукоп. чин воцерков. старопечатных книг отличается большим однообразием: число молитв теперь повсюду четыре, и во всех одинаково совершается воцерков.: дитя мужского пола вносится в алтарь, где священник совершает с ним поклонение, а женского только прикладывается к святым дверям. Что касается современного чина воцерков., то в первый раз он встречается в требнике Петра Могилы. По сравнению с таким же чином греческой церкви он представляет то отличие, что в последнем не встречается замечание: «и аще младенец крещен есть, творит иерей воцерков. Аще же ни, творит сие по крещении. Молитвам же зде творит отпуст».

Как видно из приведенного замечания, чин воцерков. совершается в настоящее время только над одними крещенными. Практика древней церкви не знала такого ограничения: обряд воцерков. совершался в ней как над крещенными, так и не крещенными Справедливость этого подтверждают прежде всего сами молитвы. Они составлены в том предположении, что будут читаться над младенцами некрещенными. Такова особенно молитва: «Господи Боже наш, иже в четыредесятый день», содержащая прошение о том, чтобы принесенное дитя удостоилось в свое время «святаго крещения» и «бани нетления». Существование обычая совершать воцерковление над некрещенными отмечает между прочим и Симеон Солунский. «Если дитя еще не крещено, говорит он, то священник, встав пред входом в алтарь и совершив с младенцем поклонение к жертвеннику, отдает его матери и отпускает» (Писания отцов и учителей церкви, относящиеся к истолкованию богослужения, II т., стр. 48—9). Из русских памятников об этом обычае говорит рукописный служебник соф. библ., № 526 (XIV в.). После изложения чина воцерков., совершаемого в 40 день, в нем встречается заметка: «и тако кум, взем е (дитя), нисходит к крещению». В том же духе высказывается и путешественник ХVI в. Герберштейн. Допуская воцерков. крещенных и некрещенных, церковь делала, по свидетельству Симеона Солунского, лишь то различие, что первых предписывала вносить в алтарь, а со вторыми совершать поклонение пред св. дверями. Впрочем, некоторые исследователи предполагают, что в древности не было даже и такого разграничения. «Если, говорит, напр., проф. Красносельцев, молитвы составлены для младенцев еще не крещенных, то естественно полагать, что и рубрики к ним присоединенные составлены в виду их же, и что действия, которые предписано совершать в этих рубриках, должны быть совершаемы над теми же младенцами, над которыми читаются и молитвы». Отголоски такой практики сохранились, по словам проф., и у Симеона Солунского. Он замечает, что принесенное материю дитя предлагается Богу как дар, что священник вносит его в алтарь, как приношение Богу. Таким образом воцерковляемый младенец не есть ни мужчина, ни женщина, ни язычник, ни иудей; это — дар, приношение Богу. Правила о недопущении в алтарь разных лиц к нему, следовательно, не совсем приложимы.

* Александр Васильевич Петровский,
магистр богословия, преподаватель
С.-Петербургской духовной семинарии.

Источник текста: Православная богословская энциклопедия. Том 3, стлб. 1020. Издание Петроград. Приложение к духовному журналу «Странник» за 1902 г. Орфография современная.

О воцерковлении..

Архангельский Владимир Георгиеви

Недавно, в среде обычных людей произошло столкновение с вопросом: что есть воцерковлённый человек?
Это произошло после выхода одной статьи, в которой говорилось о том, что Россия может дать миру что-то чистое, светлое, способное обогатить и вдохновить , то что возрождается в её духовном пространстве — Православную веру. И о том, что будущее в России за воцерковлённым человеком.
Вопрос этот призывает нас порассуждать на эту тему.
Не претендуя на звание знатока и выражая свою личную позицию, прошу меня простить за нескромность человека берущего на себя ответственность писать на эту серьёзную тему не имея богословского образования.
В современном обществе случается так, что мы можем встретить людей ходящих в церковь, которые некоторыми поступками «обманывают» нас своим «православным статусом» и вводят в грех осуждения. Такие случаи могут негативно настроить нас к Церкви и в целом к Православию.
Дело в том, что понятие «воцерковлённый человек», весьма неоднозначно понимается людьми разного, скажем, состояния. И говоря «воцерковлённый», люди могут иметь в виду совершенно разные вещи.
В понятии людей не знающих о православии, или знающих очень мало, человек воцерковлённый должен являться святым или находится где-то около этого состояния. Но почему-то, им это не очень часто встречается. И чтобы в этом разобраться, нужно постараться иметь рассуждение, и доброе, понимающее отношение к людям которое может быть у каждого, в независимости от религиозной или атеистической принадлежности.
Для людей имеющих непосредственный и достаточно продолжительный духовный опыт познания себя с помощью православной Церкви, существует представление о том, что стать святым не так и легко, что человек исповедующий православие и ходящий в церковь, такой же как и все остальные, имеющий одинаковую человеческую природу со всеми людьми, а исключением является наличии веры и признания себя тем, кто нуждается в спасении и помощи ХРИСТА — СПАСИТЕЛЯ.
Алексей Ильич Осипов — профессор МДА говорит, что «человек принимающий православие становится на путь диагностики» и объясняя как происходит эта диагностика, цитирует Преподобного Симеона Нового Богослова, который говорит, что «чательное исполнение заповедей Христовых научает человека своим немощам». Эта само-диагностика великая вещь, и воцерковление — принятие православия, и есть сознательная жизнь по заповедям Евангелия, с чем к человеку приходит понимание, что он является бедным, больным, падшим, узурпированным и оккупированным злыми страстьми и похотьми. Что практически не может себя контролировать, и часто пребывает несчастным, неудовлетворённым своей жизнью. И наконец, самое главное попробовав, не может в полной мере исполнить не одной заповеди.
Тогда он понимает, что Иисус Христос пришёл к нам как СПАСИТЕЛЬ, для того чтобы спасти нас от нашего теперешнего состояния.
Человек чувствует и знает, что нуждается в этом спасении, знает, что он погибает. Что он неидеален и болен, что ему нужна помощь.

Что природа человеческая не является тем, о чём известный писатель когда-то заявил: «ЧЕЛОВЕК! — ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО».
Доказательством тому является то, что на планете не прекращаются страдания и войны, убийства, зависть, обман и подлость, всевозможные гадости и так далее. Если честно положить руку на сердце, каждый из нас, причастен к этому хаосу, своей гордостью и обидчивостью, завистью, надменностью и недоброжелательством, ревностью и похотью и всем тем, что сидит в нас плохого и порождет зло. Всем тем, что не даёт нам делать добро, тем, что не даёт любить и прощать. Человек нуждается в спасении и восстановлении его духовных и нравственных качеств, особенно в наше время, и этот факт не видеть просто нельзя.
Госпиталем и больницей для людей осознающих это и является Церковь.
Церковь, в которой люди мобилизуют свои силы при помощи Бога к борьбе против страстей, против своих отрицательных качеств. И работает это только при наличии веры, которая является духовным в;дением, знанием пути в стремлении к Богу, и возрастает при наличии приобретения опыта церковной жизни. Без этого опыта, без проверки на деле, что есть заповеди Евангелия, невозможно адекватно говорить в целом о Церкви и жизни в ней, о воцерковлении в частности.
Только попробовав, например какой-нибудь фрукт, можно говорить о нём с другим человеком, рассказать о его вкусе. Если ты не знаком с этим фруктом, никогда не пробовал, и только знаешь о нём с разговоров других, то не сможешь правильно дать о нём оценку себе, тем более не сможешь адекватно рассуждать о нём с окружающими.
Отсюда термин «воцерковлённый», принимает смысл весьма отличный от того, что принято считать обычными людьми не осознающими в полной мере этого процесса. Потому, понятие о том, что все православные люди должны быть святыми, правильно только в контексте конечной цели.
Правда о Церкви заключается в истинном и неподдельном стремлении православного человека к святости и об;жению. В долгом и нелёгком пути претворения Евангельских заповедей в свою жизнь.
Человеческое сознание современного человека часто обвиняет людей ходящих в церковь в не-святости и в недоброжелательности к ним. На это можно ответить тем, что все мы люди и не можем сразу моментально переступив порог Храма стать идеальными. Но плюс заключается в стремлении к этому.
При этом люди приходящие в Церковь, начинают осознавать и признавать, что грешные и не идеальные, завистливые и злые, мало имеют в себе сил в стремлении к добру. Просят помощи у Бога, что-бы стать светлее и чище и спастись от зла. Они приходят в лечебницу — в церковь, дабы уврачевать свои немощи, получить помощь. Молятся о себе и других. Работают над собой, подвизаются выявляя и искореняя помощью Божию свои недостатки.
Но это не даётся сразу, и факт воцерковления не означает спасения и пребывания в святости. Не означает, что при встрече с воцерковлённым человеком вам захочется упасть на колени удивляясь примеру его святости. Не означает, что встретив человека православного, который оступился, нужно сделать вывод отрицательный по отношению ко всей Церкви. Воцерковлённый человек, это человек который хочет быть лучше, который признаёт свои ошибки, старается видеть свои грехи и борется с ними. Но который от них не гарантирован.
Для православного, человека, имеющего большой духовный личный опыт, посвятившего много времени познанию самого себя и через это познанию Бога, — истины проповеданные Христом становятся якорями праведности и удерживают его в религиозном состоянии, в связи с Богом и воцерковление есть дорога в этом направлении.
Поэтому, начало пути к себе, начало поиска своей души сквозь заслоны страстей, должно быть поступком не простым, вроде такого, как например иногда захаживать в церковь и только внешне показушничать о своём православии, а попробовать с рассуждением прочитать Евангелие, в котором явно и не закамуфлированно содержатся духовные истинны которые обязательно тронут и не оставят вам ничего другого как два пути — С ХРИСТОМ или против.
И если человек выбирает первое, то фундаментом воцерковления должны стать Евангельские заповеди которые как пилюли от болезней, начнут своё лечебное действие.
К сожалению, как видно по личному опыту, процент людей вне Церкви, прочитавших Евангелие очень мал. Чаще люди говорят, что когда-то читали.. что знакомы, но на самом деле не знают этой Книги. В связи с этим, они лишают себя возможности адекватно рассуждать о религии и становятся заложниками неправды исходящей из уст противников Церкви.
Понять, что значит настоящий православный человек можно читая житиях святых, произведения святых отцов. Интересующийся и читающий человек, реже подвержен агрессивным настроениям или недоверию по отношению к Православию.
Воцерковление по принципам и учению православному, является непреодолимой преградой для современного развращенного нрава, морального вырождения и преступности по отношению к себе и близким при допущении духовного голода.
Резюмируя, можно сказать, что воцерковление, это не статическое положение, а путь сложный и долгий. Путь которым не попробовав идти, невозможно понять, и рассуждать о нём. Путь ведущий к свету и выздоровлению, примеры этого, это наши Святые, которые являются свидетелями его истинности.
Модель общества как Церковь, может и должна быть приоритетной в мире. И понять и оценить эту мысль может человек только верующий, а если нет, то стремящийся к добру и разбирающийся в вопросах религии, знающий, читающий и образованный, и позже безусловно приходящий к Богу. К сожалению многие говорят о церкви и православии не зная ни истории, ни литературы, ни даже различий с другими христианскими конфессиями. Хулят на право и налево то, чего даже не нюхали. Сомневаются в том, чего не хотят проверить и узнать. Отторгают то, чего попробовав, могут стать счастливыми.

появился после IV в., когда обычным сделалось Крещение не взрослых людей, а детей, но сохранялось стремление полностью совершить чины катехизации над крещаемыми. Так, в Византии возникла практика крестить детей в возрасте ок. 3 лет, когда они уже могли участвовать в огласительных чинах; над младенцами же совершалось В. с тем, чтобы приобщить их к Церкви еще до Крещения. Чин В. возник уже к VI в., поскольку он приводится в арм. рукописях Маштоца, отражающих визант. практику примерно того времени (Conybeare F. C. Rituale Armenorum. Oxf., 1905. P. XII-XIII, 86-88).

Термин «В.» можно отнести и к матери младенца, поскольку только через 40 дней после родов ей дозволялось вновь войти в храм, т. е. «воцерковиться» (или «всороковиться»; см.: Дмитриевский. Описание. Т. 2. С. 40, 68, 91). Т. о., совершение чина В. именно на 40-й день связано, с одной стороны, с тем, что в это время заканчивается положенный срок послеродового очищения матери ребенка, с др. стороны — с воспоминанием евангельского события Сретения (Лк 2. 22-38), к-рое было обусловлено ветхозаветным законодательством о ритуальной чистоте.

В визант. Евхологии чин В. состоит из молитвы (к-рая может предваряться еще 2 молитвами над матерью ребенка) и обряда поклонения младенца св. престолу. Молитва В. (нач.: Κύριε ὁ Θεὸς ἡμῶν, ὁ ἐν τεσσαράκοντα ἡμέραις — ) встречается уже в древнейших сохранившихся рукописях греч. Евхология (Vat. Barb. gr. 336. Fol. 85-85v, кон.

VIII в.; РНБ. Греч. 226. Fol. 73-73v, X в.; Sinait. gr. 959. Fol. 79v. XI в. и др.); к XV в. к ней была прибавлена главопреклонная молитва (нач.: ῾Ο Θεός, ὁ Πατὴρ ὁ παντοκράτωρ, ὁ διὰ τοῦ μεγαλοφωνοτάτου τῶν προφητῶν — , ). Обряд поклонения св. престолу до XII-XIII вв. совершался следующим образом: младенца (как муж., так и жен. пола) после чтения молитв вносили в алтарь и прикладывали к св. престолу. Если младенец был муж. пола, то священник обходил с ним престол с 4 сторон, а если жен.- с 3, кроме передней (напр.: Athen. Bibl. Nat. gr. 662. Fol. 80v, XIII в.).

Со временем, однако, такая практика стала восприниматься как нарушение святости алтаря, поэтому уже в XIV-XV вв. младенцев муж. пола стали вносить в алтарь только после принятия ими таинства Крещения (к-рое к этому времени уже совершали не над 2-3-летними детьми, а над младенцами — Sym. Thessal. Dialog. 28 // PG. 155. Col. 208-212) и не прикладывать их к св. престолу (ограничиваясь обходом престола с 3 сторон); младенцев жен. пола вообще перестали вносить в алтарь, ограничиваясь поклонением перед иконостасом (прикладывая девочку к иконам Спасителя и Божией Матери). C XV-XVII вв. эти новые ограничения нашли отражение в рубриках Евхология (Требника) и сохраняются в нем до наст. времени — несмотря на то что чин В. сохранил в Евхологии свое местоположение до Крещения, Евхологий предписывает совершать В. после Крещения. В связи с этим в XVIII-XIX вв. чин В. был переосмыслен и стал восприниматься как заключительный акт Крещения; совершение В. распространилось и на новокрещеных взрослых.

Последование чина 40-го дня по рождении младенца и В. по совр. Требнику начинается с возгласа: , далее следуют обычное начало, тропарь дня или святого, и молитва и главопреклонная молитва о матери ребенка (нач. 1-й: (молитва имеет 2-ю часть, к-рая опускается, если новорожденный умер); нач. 2-й: ), молитва и главопреклонная молитва В. После молитв священник начертывает младенцем крест перед входом во храм со словами: , вносит его в храм, а затем через южные врата — в алтарь (если младенец — мальчик). Мальчика обносят вокруг престола с чтением песни прав. Симеона Богоприимца «Ныне отпущаеши»; девочку с чтением той же песни подносят к иконам в иконостасе. Далее Требник предписывает «полагать» младенца перед царскими вратами, откуда его забирает восприемник. На практике ребенка сразу отдают на руки восприемнику (Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. М., 1913, 1993р. Т. 2. С. 970).

Лит.: АлмазовА. И. История чинопоследований таинств Крещения и Миропомазания. Каз., 1884. С. 475-498; Красносельцев. Рукописи Ватиканской б-ки. С. 72-90; Τρεμπέλας. Μικρὸν Εὐχολόγιον. T. 1. Σ. 261-273, 329-337.

А.А.Ткаченко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *