Что такое откровение

Что такое откровение

Божественное Откровение — проявление Бога в мире, открывающее людям познание Его и истинную веру в Него; раскрытие Богом Себя человеку в ответ на человеческое желание познать своего Создателя.

Человек есть часть мира. Мир создан без участия человека. Человек ограничен временем своего рождения и смерти и пространством своего пребывания. Как часть не может познать целого, так и человек не может познать всего. Он не может сам, собственными силами ума постичь ни первопричины всего существующего, ни смысла своей и мировой жизни, ни цели вселенной. Эти вопросы, которые встают и требуют разрешения в сознании каждого человека, неразрешимы человеческим умом. Единственный возможный способ разрешения этих и многих других насущнейших духовных запросов заключается в откровении. Если Бог захочет открыть людям эти непознаваемые истины, тогда и только тогда человек сможет познать их.

Откровение совершалось постепенно. Господь открыл Себя и Свою волю не сразу. Сначала Он дал, через чудесные явления природы и ее законов, так называемое естественное откровение. Затем дал сверхъестественные откровения через духоносных пророков и через чудесные явления в человеческой истории. И наконец, дал полное благовестное откровение в Сыне, Богочеловеке Иисусе Христе.

Христос есть полнота богооткровенной истины. Его устами говорил Сам Бог, каждое слово Его было абсолютная чистая истина. Ибо Сам Он, Спаситель мира, есть Сын Божий, истинный Бог.

Виды Откровения

Необходимо отличать сверхъестественное Откровение от т. н. естественного богопознания, часто также называемого откровением.

Под сверхъестественным Откровением подразумевается такое действие Божие, которое дает человеку знания, необходимые для спасения.

В связи с этим Откровение разделяется на общее и индивидуальное.

Общее Откровение дается через особо избранных людей — пророков и апостолов — для возвещения истин веры и жизни широкому кругу лиц (отдельному народу, всему человечеству). Таковым, во-первых, по значимости является Священное Писание и Священное Предание Нового Завета, во-вторых, «закон и пророки» (Мф. 7:12), — Ветхозаветная Библия.

Индивидуальное откровение дается человеку с целью его назидания (и, иногда, ближайших к нему лиц). Многие из таких откровений, особенно даруемых святым, «нельзя пересказать» (2 Кор. 12, 4) другому человеку. Поэтому в святоотеческих писаниях и в житийной литературе, хотя и рассказывается о различных переживаниях, видениях и состояниях святых, однако передается исключительно их внешняя сторона. В индивидуальных откровениях не сообщается каких-либо принципиально новых истин, а дается лишь более глубокое познание того, что уже есть в Откровении общем.

Естественным откровением, или естественным богопознанием, обычно называются те представления о Боге, человеке и бытии в целом, которые возникают у человека естественным путем на основании познания им самого себя и окружающего мира. Апостол Павел писал об этом: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы» (Рим. 1, 20). Этот процесс естественного богоискания и богопознания всегда имел место в истории, он присущ человеку. И поныне многие приходят к вере в Бога и во Христа, фактически, ничего не зная о религии, о христианстве, не прочитав даже Евангелия.

Церковь — хранительница Откровения

Раскрываясь человеку, Бог сообщает ему знание о Себе сверхъестественным образом. «Сверхъестественное знание есть то, которое привходит в ум путем, превышающим его естественные способы и силы, – учит св. Феодор Студит. – Бывает же оно от единого Бога, когда найдет Он ум очищенным от всякого вещественного пристрастия и объятым Божественной любовью». Сверхъестественное знание о Боге сообщается человеческой душе Божественной благодатью, исходящей от Отца чрез Сына в Святом Духе. Именно посредством Божественной благодати Святого Духа человек усваивает истины Божественного Откровения. Апостол Павел утверждает, что: «…никто не может назвать Иисуса Христа Господом, как только Духом Святым» (1 Кор. 12, 3). Это значит, что исповедать Христа Господом может только тот, на чье ум и сердце воздействовала Божественная благодать.

Божественная благодать пребывает в Церкви, подается в Святых Таинствах. Поэтому Церковь является и хранительницей Божественного Откровения. «Познается Бог только Духом Святым, – учит св. Силуан Афонский. — Нашей Преславной Церкви дано Духом Святым разуметь тайны Божии». Всю полноту истины, полученную от Христа, апостолы возвестили Церкви (Деян. 20, 27). По слову св. Иринея Лионского, апостолы положили в Церковь все, что относится к истине. Будучи «столпом и утверждением истины» (1 Тим. 3, 14), Церковь хранит богооткровенные вероучительные истины, называемые догматами.

ВИДЫ БОЖЕСТВЕННОГО ОТКРОВЕНИЯ

12Следующая ⇒

СМЫСЛ СЛОВА БОГОСЛОВИЕ

1) Богословие как Богооткровение – слово Бога о Самом Себе

2) Богословие как учение Церкви или какого-то отдельного богослова о Боге

В древней Церкви собственно богословием называлось учение о Пресвятой Троице. Остальные части вероучения (о творения мира, о воплощении Бога Слова, о спасении, о Церкви, о Втором Пришествии и т. д.) относились к области Божественного домостроительства или Божественной икономии (οίκονομία) греч. — искусство управления домом; οίκος — дом, νόμος — закон), т. е. деятельности Бога в творении, Промысле и спасении мира. Первым слово «богословие» ввел в христианский лексикон апологет второй половины II века Афинагор Афинский.

ВИДЫ БОЖЕСТВЕННОГО ОТКРОВЕНИЯ

1) Естественное, которое осуществляется через:

· самопознание;

· рассмотрение природных закономерностей;

· историософию.

2) сверхъестественное – через Откровение, выраженное в Свящ. Писании и Свящ. Предании.

СВЯЩЕННОЕ ПРЕДАНИЕ – ЭТО СОХРАНЕНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЦЕРКОВЬЮ БОЖЕСТВЕННОГО ОТКРОВЕНИЯ.

Носителем Св. Предания есть Церковь: «Живым носителем и хранителем Предания является вся Церковь в ее кафолической полноте; и нужно пребывать или жить в Церкви, в ее полноте, чтобы разуметь Предание, чтобы владеть им. Это и значит, что носителем и хранителем Предания является весь народ церковный, по выражению известного “Послания восточных патриархов” 1848 г. Народ, т.е. вся Церковь, — Церковь как кафолическое тело» — говорит прот. Георгий Флоровский.

Частным случаем соотношения двух видов Богопознания является вопрос о Священном Писании и святоотеческом наследии, которые по способу происхождения можно отнести к сверхъявственному откровению, а по способу усвоения (во всяком случае, первичного) – к естественному Богопознанию.

· Состав Священного Предания (Формальное выражение Предания):

1. Исповедания веры:

· Свт. Григория Неокесарийского. Составлено оно примерно между 260-265 гг. по Р. Х. В этом исповедании рассматривается прежде всего вопрос о Пресвятой Троице. Одобрено VI Вселенским Собором.

· Свт. Василия Великого (Против ариан, IV в.)

· Прп. Анастасия Синаита (VI в.), краткий катихизис.

· Свт. Софрония, патриарха Иерусалимского (VII в.) О Св. Троице, двух волях Христа, одобрено VI Вселенским Собором.

· Исповедание свт. Григория Паламы, 1351 г. В этом исповедании в краткой форме выражено общецерковное учение по всем основным богословским вопросам, в частности, по вопросам, касающимся споров относительно природы Фаворского света и вопроса о границах богопознания; одобрено Константинопольским Собором 1351 г.

· Исповедание святителя Марка Эфесского на Ферраро-Флорентийском Соборе 1439-1440 гг.

Обстоятельное изложение православного учения, особенно по спорным с католиками вопросам, таким, как главенство папы, filioque и т. д.

· Исповедание Патриарха Константинопольского Геннадия Схоллария в XV в., которое после взятия Константинополя турками. Патриарх Геннадий Схолларий представил турецкому султану Мухамеду II.

2. Символы веры:

· Апостольский Символ веры

· Никео-Цареградский Символ веры

· Афанасьевский Символ веры (не принадлежит свт. Афанасию. Время написания 5 век)

Nota bene!Отличия исповеданий от символов: 1) обычно более пространны, чем символы; 2) очень часто носят полемическую направленность; 3) никогда не употреблялись в литургической жизни Церкви.

3. Апостольские Правила и каноны древней Церкви.

4. Определения и правила Вселенских Соборов и некоторых Поместных Соборов, принимаемые всей полнотой Вселенской Церкви:

· IV Вселенский Собор — орос о модусе соединения 2-х природ во Христе;

· VI Вселенский Собор — изложение учения о двух волях и двух энергиях во Христе;

· VII Вселенский Собор — вероопределение об иконопочитании.

· Константинопольский Собор 879-880 гг. при святом Патриархе Фотии Константинопольском.

· Константинопольский Собор 1076 г.против Иоанна Итала.

· Константинопольский Собор 1117 г. На нем рассматривали заблуждения монаха Нила и митрополита Евстафия Никейского.

· Константинопольский Собор 1156-1157 гг. рассматривал заблуждения архидиакона Сотериха Пантевгена, нареченного Патриарха Антиохийского. Спор касался его учения о Евхаристии.

· Константинопольский Собор 1166-1170 гг. (он проходил в два этапа: в 1166 и 1170 годах рассматривался один и тот же вопрос). Спор касался истолкования стиха из Евангелия от Иоанна (Ин.

14, 28) «…Отец Мой больше Меня». Обвиняемой стороной на Соборе были архимандрит Иоанн Ириник и митрополит Керкирский Константин.

· Константинопольский Собор 1180 года, так называемый собор о «Боге Мухаммеда».

· Константинопольские Соборы XIV в. 1341, 1347, 1351 гг. были посвящены спорам о природе Фаворского света.

· Иерусалимский Собор 1672 г. был собран против Константинопольского Патриарха Кирилла Лукариса, который обнаружил в своем богословии сильное влияние кальвинизма.

5. Литургическая жизнь Церкви: чинопоследования богослужений и уставы церковных служб.

6. Церковное искусство: иконопись, музыка, гимнография, архитектура и т. д.

7. Мученические акты и жития святых.

8. Древние церковные истории: церковная история Евсевия Кесарийского, исторические труды Сократа, Евагрия, Феодорита Киррского и других.

9. Творения святых отцов и учителей Церкви.

10. Древняя церковная практика: уставы, касающиеся келейных молитвословий, постов поклонов и т. д., богослужебные правила, благочестивые обычаи и традиции.

11. Православные «символические книги»:

В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение.

Лук.10:21

Нас всегда живо интересуют переживания любимого человека. В них отражается его внутренний мир, они открывают нам, чем он дорожит, что радует его и что печалит. И если мы действительно любим кого-либо, то постепенно его ценности станут дорогими и для нас, а все, что огорчает его, мы постараемся не делать.

Видя Иисуса Христа плачущим у гроба Лазаря или у стен погрязшего в грехах Иерусалима, мы в благоговении склоняем голову, восхищаемся Его Божественной любовью и хотим научиться любить ближнего так, как Он, и, как Он, переживать за погибающих.

На страницах Нового Завета мы встречаем своего любимого Учителя не только плачущим, но и радующимся. «В тот час возрадовался духом Иисус…» Нам приятно видеть радость на Его лице и так хочется понять, чему же Он радуется?

Причина радости открывается в следующих словах: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение». Бог дает откровение людям — вот что радовало Иисуса!

В чем же ценность Божьего откровения? Иисус говорил ученикам: «…Кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Лук.10:22). Откровение, вызвавшее радость у Господа, ценно тем, что через него человек познает Бога. Никакое другое познание не сравнится с этим!

Конечно, знать действия Божьи, видеть Его могущество в природе, читать Слово Его — все это хорошо и очень важно. Но знать Его Самого?! Возможно ли это? Действительно, можем ли мы найти Бога исследованием? Можем ли совершенно постигнуть Вседержителя? Не случайно эти вопросы волновали человека от древних времен (Иов.11:7) Громадная разница между тленным человеком и вечным, всемогущим Богом виделась людям как непреодолимая, бездонная пропасть. И человек, пытающийся постичь Творца бренным умом, вынужден был признать свое ничтожество и смолкнуть. О, для многих Бог и сегодня остается таким: великим, но недоступным и потому страшным! Человек восклицает: «Я не могу постичь Его!»

Однако Бог хочет, чтобы мы знали Его, хочет общения с нами. На протяжении истории человечества Он открывался многим людям. Самым великим откровением, решившим проблему нашей отделенности от Бога, было то, что Он послал в мир Сына Своего, Который явил Отца (Иоан.1:18).

Пришествие в мир единородного Сына Божьего — это величайшее откровение Бога, данное человекам. Причем Иисус Христос не только однажды явил Бога миру Он сказал: «Я открыл им имя Твое и открою..» (Иоан.17:26) В этих словах слышится обещание делать это и в будущем Можно сказать, что Своим приходом в мир Господь открыл новую эпоху — эпоху откровения.

Теперь Бог стал настолько близким людям, что каждый может прийти к Нему. Больше того, Бог Сам идет навстречу человеку и, достигая его сердца, добиваясь в нем отклика, увлекает его за Собой. Действительно благодарным и счастливым человек может быть только тогда, когда откровение Божье введет его в общение с Самим Господом. Итак, цель откровения — ввести человека, погибающего в разлуке со своим Творцом, в животворящее общение с Богом.

Откровение ценно еще и тем, что Бог приглашает к сотрудничеству того, кто вступил в общение с Ним. Другими словами, откровение вводит нас в служение. И только то служение истинно, которое вытекает из общения с Богом.

Любовь к Богу производит в человеке любовь к людям. В Священном Писании можно проследить такой порядок в служении пророков: они сначала слышали Бога, верой принимали Его слово, а потом им открывалась нужда погибающего народа и они начинали передавать откровение, полученное от Бога для спасения этого народа. Служение пророка могло быть успешным только в том случае, когда он находился в тесном общении с Богом, потому что в служении необходимо постоянное руководство Божье, а оно невозможно без откровения. Насколько это важно, можно увидеть на следующем примере.

Иисус Христос поручил Своим ученикам исцелять больных, проповедовать, изгонять бесов. И вот они через некоторое время приходят очень радостные и с восторгом говорят: «Господи! И бесы повинуются нам о имени Твоем!» Как это прекрасно! Как это хорошо, как сильно! А Христос их поправляет: это неверная основа для радости, не этому радуйтесь. Истинная радость в том, что имена ваши записаны на небесах, то есть вы на счету у Бога, вы можете общаться с Ним, вы для Него свои. Вот этому нужно радоваться, а не успеху в служении.

В разговоре Христа с учениками открывается еще одна ценность откровения — оно ставит учеников на подобающее им место. Завтра они пойдут на другое дело и могут уклониться в другую сторону, но Господь снова поправит их, если они будут в общении с Ним. В следующий раз Он откроет им, кто должен почитаться большим и стоять впереди, кого нужно слушать, потому что ученики снова отойдут от истины, мечтая о старшинстве. Иисус остановит их и откроет принцип старшинства в Царстве Божьем. «Цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются; а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий, как служащий» (Лук.22:25-26).

Наблюдая за жизнью учеников, можно сказать, что только постоянное присутствие Учителя сохраняло их на истинном пути. Точно так и сегодня мы не сможем избежать заблуждений, если с нами не будет Господа, если не пребудем в Нем.

Итак, откровение ценно тем, что вводит нас в общение с вечным Богом, дает возможность трудиться для Него, открывает Его волю и направляет на путь освящения. Когда мы начинаем сознавать ценность откровения, нам становится понятной радость Господа о том, что Бог усмотрел для человека этот чудный путь познания истины.

Как Бог дает откровение? Каким образом Он открывается людям? Как нам познать Его? — Чтобы открыть человеку какую-либо истину, Бог пользуется бесконечно разнообразными формами. И здесь очень важно обращать внимание не на саму форму, а на содержание откровения.

Душевный человек не понимает откровений Божьих (1Кор.2:14) и останавливается только на формах. Например, читая о явлении Бога Моисею в горящем кусте, он может сделать заключение, что все, в чем открывается Господь, должно гореть и не сгорать. А познакомившись с событиями на Кармиле, скажет: «То, в чем является Бог, обязательно сгорает». Наблюдая за действиями Бога в дни Соломона, когда царь молился об освящении храма, душевный человек может сделать вывод: «Когда является Господь, обязательно спускается облако,- вот как можно узнать о Его присутствии. Если облака нет, значит, Бог еще не явился!»

Все это лишь различные формы, в которых открывался Господь, но Он не был связан ими. Бог не ограничен какой-либо формой или набором форм. Он может постоянно избирать все новые и новые пути и средства для того, чтобы дать людям необходимое откровение.

Возьмем, например, Иоанна Крестителя. Сам Христос сказал, что не было пророка больше, чем Иоанн Креститель. Через него Бог дал Израилю очень важное откровение: «Приблизилось Царство Небесное! Покайтесь, приготовьте путь Господу!» Этот пророк открылся народу в таком виде: одежда его была из верблюжьего волоса, подвязанная кожаным поясом, ел он акриды и дикий мед. Не имея откровения от Бога, человек скажет: «Чтобы быть настоящим пророком, надо носить такую же одежду, питаться такой же пищей и жить в пустыне».

Форма — это внешний вид, то, что наружно, что видимо. Человек, привыкший смотреть на видимое, склонен принимать за главное внешнюю сторону откровения. Форма для него доступнее, чем содержание, она впечатляет. Но повторять эти формы — значит исполнять всего-навсего обряд, не имеющий в себе ни жизни, ни духа.

В книгах Царств говорится, что народу израильскому Бог давал откровения через пророков. Слушая их, Израиль ходил путями Господними, и Бог окружал его благополучием. Но вот наступило время, когда пророки замолчали. Боясь остаться без откровений, без какой-либо связи с Богом, евреи, построив множество синагог, стали собираться и тщательно изучать и исследовать откровения, которые Бог давал раньше. Глядя в прошлое, они видели в основном формы откровений и, упустив важнейшее, превратили эти формы в традиции. Такое служение — мертвое, оно привело к лицемерию.

Несомненно, нам нужно смотреть назад и сегодня очень полезно знать, как Дух Святой говорил через Самуила, через Малахию и других пророков Ветхого Завета. Но если мы сами не слышим Бога, обращающегося лично к нам, мы заблудимся и не сможем ходить путями Господними.

В книге Откровение в обращении к церквам повторяется одно и то же выражение: «Имеющий ухо слышать, да слышит, что Дух говорит церквам». Это очень важно. Мы должны знать, что Бог говорит народу Своему сегодня.

Откровение Божье всегда соответствует насущной нужде и по-новому освещает истину. Это не вещие сны, в которых многие ищут предсказание будущего. Откровение — это внутреннее понимание Бога, соединение с Ним в духе. Оно обязательно созвучно со Словом Божьим и вытекает из него.

Необходимость откровений для каждого наступающего дня весьма велика. Они так же значительны, как и зрение. Если, например, человек по каким-то причинам ослеп, то хорошее зрение, которое было у него вчера, никак не поможет ему перейти дорогу сегодня. Ему нужно именно сейчас видеть: не идет ли машина, не грозит ли какая опасность.

Верное понимание настоящего времени можно получить только от Господа через Духа Божьего. Это не значит, что Бог должен открываться нам точно так, как древним пророкам, или должен явиться непосредственно Сам и говорить с нами. Иисус Христос сказал: «Истинно, истинно говорю вам: принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает; а принимающий Меня принимает Пославшего Меня» (Иоан.13:20).

Сегодня Бог дает откровения через Своих слуг, слышащих слово из Его уст, а также через творение, через жизненные обстоятельства и многое другое. Особенно полно и ярко Он открывается на страницах Священного Писания, но понять Слово Божье сам по себе никто не может, если Дух Божий не откроет написанное, потому что оно писалось по вдохновению от Бога.

То же самое нужно сказать и о проповеди. Если проповедник получил откровение от Господа, его слово будет живым, проникающим в сердце, и слушатели смогут услышать голос Бога, обращенный к ним через раба Его, то есть они тоже получат откровение, так необходимое в жизни.

Кому же Бог дает откровения? Всякий ли может удостоиться этой чести? Ответ на этот чрезвычайно важный вопрос однозначен — Бог дает откровение младенцам. Здесь имеется в виду не физический возраст. Младенцы — это люди, которые не уповают на свою разумность и мудрость, а, как маленькие дети, доверяются Богу.

Трагедия в Едемском саду заключалась в том, что человек отказался доверять словам Бога и захотел самостоятельно испытать, какое преимущество дает запретный плод. О, это гибельное желание — самому во всем разобраться, стать как боги! Творец прямо предупредил Адама: «В день, в который вкусишь от него, смертию умрешь». Детское доверие Божьим словам избавило бы человека от падения, но, увы! Адам и Ева проявили самостоятельность, избрали мирскую мудрость, начало которой в познании добра и зла.

Самостоятельные решения ведут к смерти. Путь самостоятельности отдаляет от Бога и лишает возможности получать откровения от Него. От идущих этим путем, мудрых и разумных, Бог скрыл благодать Свою.

Вспомним Каина, первого человека, совершившего братоубийство. Несмотря на отступление и удаление от Бога, он чувствует себя уверенно: строит город, называет его именем сына. Потомки Каина — люди предприимчивые, сильные, способные. Они были музыкантами, скотоводами и кузнецами. Они не чувствовали нужды в Боге и жили без Его откровений. Но вот «у Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Господа» (Быт.4:26). Енос в переводе означает: слабый, хилый, немощный, смертный, то есть совершенная противоположность потомкам Каина. Те — сильные, уверенные в себе, способные, а тут — слабость, смертность, нет надежды на себя. Эти люди и стали призывать имя Господне, то есть, признавая свою беспомощность, они доверились Богу.

Мы можем всецело довериться Богу лишь в том случае, когда убедимся в своей несостоятельности, разуверимся в себе. Тогда мы по-детски обратимся к Богу и будем уповать на Него, то есть станем способными получать откровения.

Откровение воли Божьей несет нашему духу несказанную радость, блаженство, укрепляет в вере. И напротив, сплошные мучения сердцу, когда не понимаешь Господа, когда неясны Его желания и пути, когда слово Его ничего не говорит внутреннему человеку.

Дорогой друг! Стоишь ли ты на блаженном пути откровений Божьих? Открывает ли тебе Господь Себя, Свою волю? Для этого тебе нужно стать младенцем, то есть занять правильное положение перед Богом. Тебе нужно не вчерашнее познание, а сегодняшнее живое соединение с Богом. Доверься любящим рукам Господа, положись на Него, и Он будет давать тебе Свои откровения, будет руководить тобой.

Значение слова Откровение по словарю Брокгауза и Ефрона:

Откровение — проявление Высшего Существа в нашем мире, с целью сообщить нам более или менее полную истину о себе и о том, чего оно от нас требует. В О. совмещаются, таким образом: 1) факт богоявления(теофании),посредством которого открывается нам Божество, и 2) религиозно-нравственное содержание этого факта, т. е. то, что в нем открывается. Присутствием первого элемента О. отличается от чисто человеческих учений и систем, а присутствием второго — от тех иррациональных проявлений предполагаемых божественных или демонических сил, какими полна история всех религий.

Различение О. личного от всенародного не может быть выдержано, так как вообще О. получается отдельными лицами, но не для них исключительно, а для более или менее широкого распространения. Более определенным oбpaзом различается в учении церкви О.

в собственном смысле, формально признанное вселенским церковным авторитетом и обязательное для всякого верующего, от частных О., не имеющих такого обязательного характера, но допускаемых или даже рекомендуемых по причине их назидательности (таковы, напр., популярные во всем христианском Востоке О. св. Феодоры относительно будущей жизни). Как историческое явление, О. ограничивается областью религий Моисея и христианства и, как продукта совместного влияния обоих — ислама. В других религиях понятие высшего существа таково, что не допускает действительного О. или по своей излишней отвлеченности (браманизм,буддизм,даосизм), или, напротив, по своей излишней материальности (все религии натуралистические или мифологические). Исключение, представляемое маздеизмом или парсизмом — только кажущееся, ибо о первоначальном виде этой религии (во времена Ахеменидов) нам почтиничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленныйпарсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся отрасль — манихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и христианских идей. Во всяком случае, самыйясный и полный тип О. представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса: подготовительное О., памятник которого есть ВетхийЗавет,центральное, содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих судьбах человечества даны только предварительные общиеуказания. «Не открылось, что мы будем», говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на будущее «О. славы сынов Божиих», которого с томлением ожидает вся тварь. Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О. (Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века нетерпеливоеожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях Апокалипсиса, ложное учение о наступлениитретьего окончательного О., относящегося к Новому Завету так же, как тот относится к Ветхому. Это лжеучение,первоначальносвязанное с именем южно-италийского аббата Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим «Вечным Евангелием», продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее (см. Спиритуалы). Вл. С.

Мелисса де ла Круз

Откровения

Посвящается Майку и Мэтти — навеки.

А также — Стивену Грину и Кэрол Фокс, моим старейшим поклонникам.

Величайшее испытание мужества — потерпеть поражение и не пасть духом.

Роберт Г. Ингерсолл

О, был вампиром ты, и никогда я больше не увижу света!

«Конкрит Блонде». Кровопускание

И произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе.

Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени.

Откровение Иоанна Богослова, гл. 12:7-12

БИТВА ПРИ КОРКОВАДО

Она подняла голову и увидела, что Лоуренс сошелся в яростной схватке со своим противником. Его меч упал на землю. Над ним возвышался белый сияющий силуэт. Сияние слепило глаза — как бывает, если взглянуть прямо на солнце. Это был Несущий свет. Утренняя звезда.

У нее кровь застыла в жилах.

— Шайлер! — раздался хриплый голос Оливера. — Убей его!

Шайлер вскинула материнский меч и увидела, как тот сверкает в лунном свете: длинный, бледный, смертоносный луч. Вскинула и направила на врага. Разбежалась что было сил и ударила в сердце.

И промахнулась.

Архив аудиозаписей

Хранилище истории

КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ ДОКУМЕНТ

Только для Альтитронуса

Расшифровка доклада венатора, зарегистрировано 5 января

(Шипение, затем отчетливый щелчок.)

Я занял надежное положение в заданном районе. Мне надлежит провести расследование смерти Августы Карондоле, умершей в результате потребления. Жертва была обнаружена в нью-йоркском ночном клубе «Банк» полностью обескровленной. Из тех, кто находился неподалеку в ночь нападения, интерес представляли следующие:

Шайлер ван Ален: полукровка. Смертный отец ничем не примечателен. Мать: Аллегра ван Ален (Габриэлла). Пятнадцать лет.

Блисс Ллевеллин: в этом цикле — дочь сенатора Форсайта Ллевеллина. В официальной записи о рождении мать не указана по имени. (Правильно ли это?) Пятнадцать лет.

Маделайн Форс: в этом цикле — дочь Чарльза Форса (Михаила) и Тринити Барден Форс. Шестнадцать лет. Ее брат-близнец, Бенджамин Форс, также находился неподалеку вечером 12 сентября, но был исключен из числа подозреваемых, после того как было подтверждено, что он покинул помещение до нападения. Ситуация чрезвычайно щекотливая, поскольку среди подозреваемых — дочь нынешнего региса. Не следует показывать список подозреваемых регису, пока дело не будет разрешено окончательно.

Первоначальный подозреваемый, Дилан Вард, все еще на свободе. Его местонахождение неизвестно.

ГЛАВА 1

Ранним, пронзительно-холодным мартовским утром Шайлер ван Ален скользнула за стеклянные двери школы Дачезне и с чувством облегчения зашагала через высокий сводчатый вестибюль, над которым господствовала картина работы Джона Сингера Сарджента, изображающая основателей школы. Девушка прятала пышные черные волосы под капюшоном отделанной мехом парки, предпочитая быть незаметной и не обмениваться небрежными приветствиями с другими учащимися.

Странно было думать о школе как о прибежище, об избавлении, о месте, куда она с нетерпением стремилась. До недавних пор Дачезне с ее мраморными полами и видами на Центральный парк ассоциировалась у Шайлер с камерой пыток. Девушка содрогалась от страха, поднимаясь по величественной парадной лестнице, чувствовала себя несчастной в классных комнатах с их чрезмерным отоплением и даже отчего-то презирала великолепный мозаичный пол из терраццо в школьной столовой.

В школе Шайлер часто чувствовала себя уродиной, пустым местом, хотя ее глубоко посаженные синие глаза и нежное личико фарфоровой куклы не давали для этого основания. Всю ее жизнь богатые одноклассники обращались с ней как с уродцем, посмешищем, парией — нежеланной и неприкасаемой. Хотя ее семья носила одно из старейших и самых прославленных в истории города имен, времена изменились. Ван Алены, некогда бывшие горделивым и влиятельным кланом, за прошедшие века умалились и исчахли, так что теперь их практически не осталось. Шайлер была одной из последних ван Аленов.

Некоторое время Шайлер надеялась, что с возвращением ее дедушки из изгнания ситуация изменится и присутствие Лоуренса в ее жизни положит конец одиночеству. Но эти надежды разбились вдребезги, когда Чарльз Форс забрал ее из ветшающего особняка на Риверсайд-драйв, служившего Шайлер домом, сколько она себя помнила.

— Ты шевелиться будешь, или тебе нужно придать ускорение?

Шайлер вздрогнула. Оказалось, что она, сама того не замечая, стоит в оцепенении перед своим шкафчиком — и тем, который расположен над ним. Звонок, возвещающий о начале нового дня, трезвонил вовсю. А за спиной девушки стояла Мими Форс, с которой Шайлер с недавних пор проживала в одном доме.

Шайлер всегда чувствовала себя в школе не в своей тарелке, но это не шло ни в какое сравнение с тем арктическим холодом, с которым она каждый день встречалась в роскошном особняке Форсов, стоявшем напротив музея «Метрополитен». В Дачезне ей не приходилось ежеминутно выслушивать нудеж Мими, прохаживающейся по ее адресу. Или если приходилось, то всего раз в несколько часов. Неудивительно, что в последнее время Дачезне казалась ей такой желанной.

Хотя Лоуренс ван Ален стал теперь регисом, главой Голубой крови, он оказался не в состоянии прекратить судебный процесс об удочерении. Кодекс вампиров требовал строгого подчинения человеческим законам, дабы голубокровные не привлекали к себе внимания. Бабушка Шайлер в своем завещании объявила внучку свободной от родительской опеки, но юристы Чарльза Форса предприняли коварный ход и опротестовали отдельные положения завещания в суде Красной крови. Суд вынес решение в их пользу, и Чарльз Форс был назначен душеприказчиком, получив в дополнение к имуществу и саму Шайлер.

— Ну?!

Оказалось, что Мими все еще ждет.

— Ой! Извини! — Шайлер, схватив учебник, отодвинулась.

— Да уж, есть за что извиняться.

Мими прищурила изумрудно-зеленые глаза и смерила Шайлер взглядом, полным презрения. Точно так же она смотрела с другой стороны обеденного стола вчера вечером и точно таким же взглядом наградила новоявленную сестру утром, когда они столкнулись в прихожей. И во взгляде этом читалось: «Что ты здесь делаешь? Ты не имеешь права существовать!»

— Что я тебе сделала? — прошептала Шайлер, запихивая учебник в потрепанную полотняную сумку.

— Ты спасла ей жизнь!

Мими бросила свирепый взгляд на рыжеволосую девушку, произнесшую эти слова.

Блисс Ллевеллин, саженец, перенесенный с техасской почвы, и бывшая правая рука Мими, отплатила ей тем же. Щеки Блисс пылали не хуже ее волос.

— Она спасла твою шкуру в Венеции, а у тебя даже не хватает порядочности поблагодарить ее!

Некогда Блисс была тенью Мими и с радостью выполняла любое ее указание, но после последнего нападения Серебряной крови, когда выяснилось, что Мими добровольно, хотя и безуспешно, призывала этих тварей, доверие между бывшими подругами рухнуло. Мими приговорили к сожжению, но Шайлер пришла ей на помощь и провела суд крови.

— Ничего она меня не спасла! Всего лишь сказала правду! Мне и так ничего не угрожало! — отозвалась Мими, проведя серебряной расческой по своим роскошным волосам.

— Не обращай на нее внимания, — посоветовала Блисс Шайлер.

Шайлер улыбнулась. Теперь, когда у нее появилась поддержка, она немного осмелела.

— Легко сказать! Это все равно что делать вид, будто глобального потепления не существует.

Она знала, что впоследствии поплатится за эту реплику. Что ее будут ждать камешки в овсянке. Деготь на простынях. Или последнее изобретение Мими — исчезновение еще какой-нибудь вещи из быстро убывающего имущества Шайлер. Девушка и так уже недосчиталась медальона, доставшегося ей от матери, своих кожаных перчаток и любимого потрепанного томика «Процесса» Кафки с написанными на первой странице инициалами «Дж. Ф.».

Шайлер готова была признать, что вторая гостевая спальня в особняке Форсов (первую оставили для высокопоставленных гостей) — отнюдь не чуланчик под лестницей. Отведенная ей комната была красива и заполнена всем, чего только может пожелать девушка. Тут была и огромная кровать с пологом и мягчайшим пуховым одеялом, и шкафы, забитые модной одеждой, новейший музыкальный центр, десятки игрушек для Бьюти, ее гончей бладхаунда, и новый ноутбук, легонький, словно перышко. Но каким бы роскошным ни был ее новый дом, ему недоставало очарования старого.

Шайлер скучала по своей старой комнате с ее желтыми стенами и шатающимся столом. Она скучала по пыльной гостиной с ее мебелью в чехлах. Она скучала по Хэтти и Юлиусу, служившим их семье еще с тех времен, когда сама Шайлер была младенцем. Она, конечно же, скучала по дедушке. Но сильнее всего она тосковала по свободе.

— Ты как, в порядке? — спросила Блисс, слегка подтолкнув Шайлер локтем.

После возвращения из Венеции Шайлер обзавелась новым адресом — и неожиданным союзником. Они с Блисс всегда хорошо относились друг к другу, но теперь сделались почти неразлучны.

— Да. Я уже привыкла. В боях без правил я ее уж как-нибудь сделаю.

Шайлер улыбнулась. Встречи с Блисс были одним из тех мгновений счастья, которые теперь дарила ей Дачезне.

Девушка поднялась по задней, винтовой лестнице вместе с потоком учащихся, движущихся в ту же сторону, и заметила краем глаза краткий промельк. Шайлер не нужно было присматриваться, она и так знала, что он сейчас находится среди идущих навстречу. Она всегда ощущала его присутствие, как будто ее нервы были высокочувствительными антеннами, улавливающими его приближение.

Вероятно, это вампирская кровь давала ей возможность сказать, кто находится рядом, а может, это вообще не имело никакого отношения к ее сверхъестественным способностям. Джек.

Он смотрел строго вперед, как будто не видел ее. Его блестящие светлые волосы, того же оттенка, что и у сестры, были зачесаны назад, открывая горделивый лоб. В отличие от прочих парней вокруг, одетых с той или иной степенью небрежности, Джек выглядел царственно в блейзере и галстуке. Он был так красив, что у Шайлер перехватывало дух. Но Джек игнорировал ее в школе точно так же, как и в особняке — Шайлер отказывалась называть это домом.

Девушка украдкой бросила еще один взгляд в его сторону и заспешила вверх по лестнице. Когда она добралась до кабинета, урок уже начался. Шайлер попыталась как можно незаметнее прошмыгнуть по привычке на заднюю парту у окна. Там, склонившись над тетрадью, сидел Оливер Хазард-Перри.

Но она вовремя спохватилась и прошла через кабинет к батарее отопления, даже не поздоровавшись с лучшим другом.

Чарльз Форс ясно дал ей понять: теперь, когда живет под его крышей, она должна подчиняться установленным им правилам. И первым из них был запрет встречаться с дедушкой. Враждебность между Чарльзом и Лоуренсом усилилась, и не только потому, что Лоуренс сместил Чарльза с его места в Совете.

«Я не желаю, чтобы он забивал тебе голову ложью, — заявил Чарльз. — Может, он правит Комитетом, но на мой дом его власть не распространяется. Если ты меня ослушаешься, то пожалеешь об этом, обещаю».

Вторым правилом стал запрет общаться с Оливером. Чарльза чуть удар не хватил, когда он выяснил, что Шайлер сделала Оливера, предназначенного ей проводника, своим фамильяром.

«Прежде всего, ты еще слишком молода. Во-вторых — это отвратительно! Проводники — это слуги. Они не… они не оказывают услуги фамильяров. Ты должна немедленно взять себе другого человека и прекратить всякие отношения с этим мальчишкой!»

Если бы Шайлер прижали как следует, она, хотя и с неохотой, согласилась бы, что в этом Чарльз, возможно, прав. Оливер был ее лучшим другом, и она вдобавок сделала его своим фамильяром, взяв его кровь, — а это повлекло за собой определенные последствия. Иногда Шайлер хотелось, чтобы они могли вернуться в прежние времена, до того, как все настолько усложнилось.

Шайлер понятия не имела, какая Чарльзу разница, кого она сделала своим фамильяром, — Форсы все равно отказались от старомодного обычая держать при себе проводников. Но она исполняла правила буквально. Насколько кто-либо мог видеть, она не поддерживала никаких контактов с Лоуренсом и воздерживалась от свершения священного целования над Оливером.

В ее новой жизни было теперь столько всего, что она могла и чего не могла делать!..

Но существовали места, где правила не действовали. Места, где Чарльз был бессилен. Места, где Шайлер могла быть свободна. Для этого существовали тайные убежища.

ГЛАВА 2

Мими Форс нравилось слушать стук каблуков-шпилек по мрамору. Ее лакированные туфли от Джимми Чу цокали по мраморному полу, и цоканье это разносилось по всему вестибюлю Башни Форсов. Сверкающая новая штаб-квартира империи ее отца включала в себя несколько зданий в районе, примыкающем к центру Манхэттена. Блестящие лифты то и дело изрыгали из своих недр компании «форси» красивых работников медиаимперии Форса: редакторов по дизайну, редакторов отделов моды, редакторов отделов образа жизни, направляющихся на ланч в «Майкле» либо усаживающихся в лимузины, чтобы разъехаться по всему городу на встречи. Они были хорошо одеты, но с одинаково измученными лицами, как будто плотно забитое рабочее расписание не оставляло им времени улыбаться. Мими влилась в этот поток.

Ей было всего шестнадцать, но, когда она прошла через толпу, миновала вестибюль и зашла в темный укромный уголок — там располагался лифт, попасть в который можно было лишь при помощи тайного ключа, не поддающегося никакой подделке, — она почувствовала себя невероятно старой. Она помнила, как Башню Форсов изначально нарекли особняком ван Аленов. Много лет он оставался трехэтажным, потому что запланированная башня так и не была построена из-за биржевого краха двадцать девятого года и Великой депрессии. Лишь год назад компания отца наконец-то перестроила здание в соответствии с изначальным планом и нарекла новым именем.

Мими огляделась по сторонам и предусмотрительно внушила желание не обращать на нее никакого внимания всем, кто мог ее заметить. Она взялась за дверную ручку и прижала палец к замку, уколов до крови. Анализатор крови, встроенный в замок, был не новинкой службы безопасности, а допотопной штуковиной. Результаты анализа сравнивались с данными, содержащимися в хранилище. Совпадение должно было подтвердить, что у входа стоит истинный представитель Голубой крови. Эту кровь нельзя было ни сдублировать, ни извлечь. Вампирская кровь, выпущенная из жил, исчезала в считанные минуты.

Дверь отворилась с тихим шипением, и Мими отправила лифт вниз. Чего не знал никто из краснокровных, так это того, что в тысяча девятьсот двадцать девятом году здание таки было завершено — только вниз, а не вверх.

Башня на самом деле была «землескребом» — зданием, устремленным в глубины земли, а не к небу. Мими следила за мельканием цифр, обозначающих этажи. Пятьдесят, сто, двести, тысяча футов под поверхностью земли. В прошлом Голубая кровь жила под землей, скрываясь от нападений Серебряной крови. Теперь Мими поняла, что имел в виду Чарльз Форс, когда, насмехаясь, сказал, что Лоуренс и Корделия, будь их воля, заставили бы вампиров снова забиться в пещеры.

В конце концов, лифт остановился и дверь отворилась. Мими кивнула проводнику, сидящему за столом. Краснокровный напоминал слепого крота — вид у него был такой, словно он давно уже не видел солнца.

«Ну прямо как в этих лживых легендах насчет вампиров!» — развеселившись, подумала Мими.

Она чувствовала охранные заклинания, мощную защиту, установленную вокруг этого места.

Считалось, что здесь находится самое тайное и защищенное убежище Голубой крови. Лоуренс с нескрываемым удовольствием любовался сверкающим, бросающимся в глаза зданием, построенным поверх подземелья. «Мы прячемся прямо на виду!» — как-то высказался он с усмешкой. Хранилище истории недавно перенесли сюда, на несколько нижних этажей. После нападения логово под клубом было покинуто. Мими до сих пор чувствовала себя виноватой из-за того, что произошло там. Но она же не собиралась причинять никакого настоящего вреда! Просто хотела убрать Шайлер ван Ален со своего пути. Возможно, она была наивна. Ну ладно, хватит об этом думать.

— Добрый вечер, Маделайн, — вежливо поздоровалась с Мими элегантная женщина в изысканном костюме от Шанель.

— Добрый вечер, Доротея, — кивнула Мими и зашагала следом за старой каргой в зал совещаний.

Она знала, что некоторые члены Совета были не в восторге оттого, что ее допустили во внутренний круг. Им не нравилось, что Мими еще слишком молода и не полностью овладела своими воспоминаниями, всей полнотой мудрости прошлых жизней. Процесс полного раскрытия способностей и возможностей Голубой крови начинался с трансформации в пятнадцать лет и продолжался до конца Закатных лет (примерно до двадцати одного года); к этому времени человеческая оболочка полностью развеивалась и из-под нее проступала вампирская сущность. Но Мими было наплевать на их мнение. Она здесь, чтобы исполнить свой долг, и помнила если и не все, то достаточно.

Мими очутилась здесь потому, что как-то поздним вечером, вскоре после их возвращения из Венеции, Лоуренс заявился в особняк Форсов, чтобы поговорить с Чарльзом. Мими подслушала их разговор.

Когда Лоуренса избрали регисом, Чарльз добровольно отказался от места в Совете, и вот теперь Лоуренс настойчиво просил его изменить мнение.

— Нам требуются сейчас все наши силы. Ты нужен нам, Чарльз. Не отворачивайся от нас.

Голос Лоуренса был низким и сиплым. Он несколько раз кашлянул, и сладковатый запах его табака заполонил весь коридор у отцовского кабинета.

Чарльз был непоколебим. Его унизили и отвергли. Если Совет не желает его видеть, значит, он не желает видеть Совет.

— Зачем им я, когда у них есть вы, регис! — огрызнулся Чарльз таким тоном, словно даже сами эти слова внушали ему отвращение.

— Я пойду.

Лоуренс при виде возникшей перед ними Мими лишь приподнял бровь. Впрочем, Чарльз тоже не был особо удивлен. Умение проходить через запертые двери с самого детства входило в число талантов Мими.

— Азраил, — пробормотал Лоуренс. — Ты помнишь?

— Не все. Пока что не все. Но я помню тебя… дедушка, — ухмыльнулась Мими.

— Для меня этого достаточно, — улыбнулся в ответ Лоуренс. Манерой улыбаться он очень походил на Чарльза. — Решено! Чарльз, она займет твое место в Совете, в качестве твоего представителя, и будет отчитываться перед тобой. Можешь быть свободна, Азраил.

Мими чуть было не начала возражать, но вовремя сообразила, что к ней только что применили Контроль, да так, что она и не заметила. Старый дурень оказался умен. Но ничто не могло помешать ей подслушивать под дверью.

— Она опасна, — негромко произнес Лоуренс. — Я удивился, узнав, что ты призвал двойняшек в этом цикле. Это действительно было настолько необходимо?

— Как ты уже сказал, она сильна, — Чарльз вздохнул. — Если впереди нас ждет битва — как ты всех нас убеждаешь, Лоуренс, — она потребуется тебе, на твоей стороне.

Откровение

Значение слова Откровение по Ефремовой:
Откровение — 1. Сообщение, открывающее тайну.
2. То, что внезапно объясняет остававшееся непонятным, открывает какую-л. истину, дает новоепонимание чего-л.
3.

Истина,сообщение, открывающие — по христианским догматам — волю Божию.

Значение слова Откровение по Ожегову:
Откровение — То, что неожиданно открывает истину, вносит ясность,понимание

Откровение в Энциклопедическом словаре:
Откровение — в монотеистических религиях непосредственное волеизъявлениебожества или исходящее от него знание как абсолютный критерийчеловеческого поведения и познания. Выражается в тексте »писания» (виудаизме и христианстве — Библия, в исламе — Коран) и в »предании», такжеполучающем письменную фиксацию (в иудаизме — Талмуд, в христианстве -сочинения »отцов церкви», в исламе — сунна).

Значение слова Откровение по словарю Ушакова:
ОТКРОВЕНИЕ
откровения, ср. (книжн.). 1. сообщение, открывающее тайну (ритор.). Не требуй от меня опасных откровений. Пушкин. 2. То, что внезапно объясняет остававшееся непонятным, открывает какую-н. истину, дает новоепонимание чего-н. Новая постановка вопроса была для всех откровением. 3. По христианским догматам — истина,сообщение, открывающие волю божества (церк.).

Значение слова Откровение по словарю Даля:
Откровение
и пр. см. открывать.

Значение слова Откровение по словарю Брокгауза и Ефрона:
Откровение — проявление Высшего Существа в нашем мире, с целью сообщить нам более или менее полную истину о себе и о том, чего оно от нас требует. В О. совмещаются, таким образом: 1) факт богоявления(теофании),посредством которого открывается нам Божество, и 2) религиозно-нравственное содержание этого факта, т. е. то, что в нем открывается. Присутствием первого элемента О. отличается от чисто человеческих учений и систем, а присутствием второго — от тех иррациональных проявлений предполагаемых божественных или демонических сил, какими полна история всех религий. Различение О. личного от всенародного не может быть выдержано, так как вообще О. получается отдельными лицами, но не для них исключительно, а для более или менее широкого распространения.Более определенным oбpaзом различается в учении церкви О. в собственном смысле, формально признанное вселенским церковным авторитетом и обязательное для всякого верующего, от частных О., не имеющих такого обязательного характера, но допускаемых или даже рекомендуемых по причине их назидательности (таковы, напр., популярные во всем христианском Востоке О. св. Феодоры относительно будущей жизни). Как историческое явление, О. ограничивается областью религий Моисея и христианства и, как продукта совместного влияния обоих — ислама. В других религиях понятие высшего существа таково, что не допускает действительного О. или по своей излишней отвлеченности (браманизм,буддизм,даосизм), или, напротив, по своей излишней материальности (все религии натуралистические или мифологические).Исключение, представляемое маздеизмом или парсизмом — только кажущееся, ибо о первоначальном виде этой религии (во времена Ахеменидов) нам почтиничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленныйпарсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся отрасль — манихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и христианских идей. Во всяком случае, самыйясный и полный тип О. представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса: подготовительное О., памятник которого есть ВетхийЗавет,центральное, содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих судьбах человечества даны только предварительные общиеуказания. «Не открылось, что мы будем», говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на будущее «О. славы сынов Божиих», которого с томлением ожидает вся тварь.Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О. (Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века нетерпеливоеожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях Апокалипсиса, ложное учение о наступлениитретьего окончательного О., относящегося к Новому Завету так же, как тот относится к Ветхому. Это лжеучение,первоначальносвязанное с именем южно-италийского аббата Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим «Вечным Евангелием», продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее (см. Спиритуалы). Вл. С.

Откричать Откровение Откровение Иоанна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *