Что такое антиминс

Что такое антиминс

См. фотоальбом АНТИМИНС

Антими́нс (от греч. ἀντί – вместо и лат. mensa — стол — вместопрестолие) – освященный архиереем четырехугольный плат из шелковой или льняной материи с изображением положения Иисуса Христа во гроб, с зашитой частицей святых мощей, на котором совершается литургия.

На антиминсах изображается положение во гроб Иисуса Христа после снятия с Креста, орудия Его казни, и четыре евангелиста.

На антиминсе есть подпись епископа, который его освящал, а также указано, где, когда и для какого храма состоялось это освящение.

Антиминс – неотъемлемая часть престола, без которой нельзя совершать литургию. Антиминс разворачивается в определенный момент богослужения, по окончании которого свертывается особым образом и хранится в специальном плате – илитоне.

Антиминс берет начало от возникшего в раннехристианские времена обычая совершать литургию на гробницах мучеников. Впоследствии, при увеличении количества храмов в престолы стали вкладывать только частицы мощей. На рубеже VIII–IХ вв. частицы мощей стали вшивать в материю и полагать поверх престола.

Антиминс

Рубан Ю.И.

Антиминс – («вместопрестолие», от греч. анти́ – «вместо» и лат. mensa – «стол») – льняной или шелковый плат с изображением сцены положения Христа во гроб и четырех евангелистов, в который вшита частица мощей какого-либо святого. Первоначально антиминс употреблялся только вместо св.

престола, освященного епископом или патриархом (откуда и происходит его название); при наличии же престола антиминс для совершения Литургии не требовался. Согласно Симеону Солунскому (XV в.), на антиминсах «совершается все, что и на божественной трапезе (Литургии). Когда нужно, по усмотрению архиерея, они, совершенно освященные, посылаются в места, где нет жертвенника , и на них совершается божественное священнодействие Тайн» (Разговор о св. священнодействиях, гл. 76). Т. обр., антиминс является также своего рода «епископской грамотой», скрепленной подписью освящавшего его архиерея и удостоверяющей право священника совершать Евхаристию.

Практика использования антиминса в качестве альтернативы престолу долго существовала и на Руси, и лишь на Московском соборе 1675 г. было установлено иметь антиминс на каждом престоле, даже освященном ранее архиереем. В настоящее время антиминс в сложенном виде постоянно лежит на престоле православного храма под напрестольным Евангелием и, в свою очередь, обернут в илитон – плат большего размера. Он разворачивается в определенном порядке во время Литургии, и на нем стоят сосуды с освящаемыми Святыми Дарами (евхаристическими хлебом и вином). Различаются антиминсы постоянные и переносные, предназначенные для походных (полковых) церквей и часовен.

Антиминс символизирует гроб Иисуса Христа или погребальные пелены (плащаницу), которыми было обвито Его тело. Старообрядческий антиминс (с написанием «антимис») имеет изображение восьмиконечного креста с тростью и копьем по сторонам.

АЗЫ ПРАВОСЛАВИЯ НУЖНО ЗНАТЬ ХРИСТИАНИНУ СТРАНИЦА 9

СТРАНИЦЫ: || 1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10 || 11 || 12 || 13 || 14 || 15 || 16 ||

или Объяснение о Церкви, о Литургии
и о всех службах и утварях церковных


Возлияние воскомастиха

Продолжение. Начало см. в № 10 (82)

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ:
О ХИРОТОНИЯХ, ОСНОВАНИЯХ
ХРАМОВ И ОСВЯЩЕНИИ
ХРАМОВ И АНТИМИНСОВ

ГЛАВА VIII:

ЧИН ОСВЯЩЕНИЯ
АНТИМИНСА И ХРАМА,
СОВЕРШАЕМЫЙ АРХИЕРЕЕМ

§ 5

ЦАРСКИЕ ДВЕРИ ЗАТВОРЯЮТСЯ

«Царския врата затворити, и мирским людем изыти». Не столько для избежания в алтаре тесноты, каковая может быть в присутствии многих людей, сколько для других – высших – целей затворяются при освящении царские врата и выходят из алтаря мирские люди.

Святитель Симеон Солунский (в гл. 104) говорит: «Когда архиерей начинает действовать, он изводит из алтаря всех, не имеющих священной печати, – потому что приступает к освящению храма. И посему только освященные печатию священства могут присутствовать и должны все без изъятия служить при омовении и устроении престола, – но никто из мирских людей не может быть употреблен к сему служению». И в следующей (105) главе: «Итак, врата заключаются, ибо алтарь становится уже Небом, и туда нисходит сила Святаго Духа. Посему и должно быть там одним небесным, т. е. священным, и никому другому не должно смотреть. Ибо святое – святым, и освященное – священным, доколе совершаются, – и уже после причащения священников преподаются народу, и то не непосредственно, а посредством священников, и при посредстве некоторых завес».

При начатии освящения не только выходят мирские люди, но и все подвижные утвари выносятся из алтаря. Святитель Симеон (в гл. 105-й) говорит об этом: «Износятся и все движимые принадлежности храма из алтаря, – потому что все прочие принадлежности алтаря могут быть переносимы и перелагаемы с одного места на другое, но самый престол должен пребывать на одном месте и все, что находится на нем, никогда не должно быть переносимо с него на другое место. Посему святые иконы, священные сосуды и прочие принадлежности алтаря, имеющие быть перелагаемы с места на место, износятся из алтаря, дабы освятить то, что имеет стоять в нем на одном месте и пребыть навсегда неподвижным». Посему в чине обновления храма в книге «Патриаршеский чиновник» напечатано: «Таже повелевает все, двизатися могущее, изнести из церкве, и ни кадило же оставити».

§ 6

ВОСКОМАСТИХ

«Горнец с воскомастихом». Воскомастих составляется из воска, мастики, толченого мрамора и других некоторых ароматических веществ и растопляется на огне. Возлиянием этого воскомастиха на углы начинается освящение престола. Самое же действие возлияния имеет два значения: видимое (чувственное) и таинственное; в чувственном смысле воскомастих возливается для склеения углов престола; в смысле таинственном – образует те ароматы, с которыми погребено было тело Иисусово.

Святитель Симеон Солунский (в гл. 106) пишет: «Берет иерарх сосуд, где находится воск и мастика с ароматами, смирною, алоем и другими веществами, которые все образуют погребение Спасителя, т. к. и самая священная трапеза образует живоносный гроб Христов; воск и мастика соединяются с ароматами потому, что эти клейкие вещества потребны здесь для укрепления и соединения трапезы с углами престола; в соединении своем все сии вещества представляют любовь к нам и соединение с нами Христа Спасителя, которые простер Он даже до смерти».

§ 7

ВЕСЕЛЕИЛ

«Веселеилу же дух премудрости вложивый…» Веселеил был главный строитель скинии, поставленный Моисеем по повелению Божию; о нем в книге Исхода (гл.

35–36) сказано: Се, нарече Бог именем Веселеила сына Уриина, сына Орова от племене Иудина, и наполни его Духа Божия, премудрости и разума, и умений всех, архитектонствовати во всех делесех архитектонства, творити злато и сребро и медь <…>, яже ко святыни надлежащая, по всем, елика заповеда Господь.

§ 8

ПРИ ОСВЯЩЕНИИ ВОЗЛИВАЕТСЯ
НА ПРЕСТОЛ ТЕПЛАЯ ВОДА

«Возливает на трапезу трижды от теплыя воды». Омовение это потребно также для двух причин, т. е. для чувственной и таинственной. Святитель Симеон (в гл. 107) пишет: «И сие омовение бывает для двух целей – чувственной и духовной; т. е. для того, чтобы очистилась трапеза омовением, и чтобы освятилась водою, приняв очищение духовное, т. к. она и устрояется для того, чтобы быть вместилищем Духа. Для сего-то употребляется теплая вода, благословенная и освященная чрез молитву. Ибо для освящения сей воды, которая должна послужить к совершению священного жертвенника, архиерей призывает во Иордане крестившегося Господа».

§ 9

ПОЛИВАЕТСЯ КРАСНЫМ
ВИНОМ С РОЗОВОЮ ВОДОЮ

«Вино красное, с розовою водою смешанное». После первого омытия водою престол поливается красным вином, соединенным с розовою водою. Святой Симеон (в гл.

110) поясняет: «Когда вытерт будет престол (после омовения его водою), приносится благовонное вино с розовою водою. Это делается во изображение того Божественного мира, которое принесла жена в честь погребения Иисусова, как сказано в Евангелии: „Не дейте ея, да в день погребения Моего соблюдет е“ (Ин. 12, 7). Возливая это соединение крестообразно на трапезу, иерарх восклицает: „Окропиши мя иссопом, и очищуся“, и прочие стихи псалма трижды, присоединяя слова к самому действию, во утверждение его и в честь Троицы».

§ 10

АНТИМИНСЫ СУТЬ ПРЕСТОЛЫ

«И кропит архиерей тем же смешением освящаемые антиминсы прочие». Древние и новейшие церковные законы повелевают во всякой церкви иметь престолы, освященные благословением епископа. Но поелику каменные или деревянные престолы не могут быть удобно переносимы в разные и отдаленные места, то многими веками узаконено употреблять льняные или шелковые антиминсы, приготовленные вместо этих престолов и освященные епископами. Таковые антиминсы освящаются архиереем и отдельно от храмов вместо престолов, и вместе с храмами. Слово «антиминс» происходит от греческого «анти» – вместо и «миссион» – стол или трапеза, и есть вещь, употребляемая вместо стола или вместо жертвенника, т. е. вместо престола или трапезы.

Святитель Симеон (в гл. 108) пишет: «Сии антиминсы делаются из льняной ткани и употребляются вместо священной трапезы; на них совершается все, что и на божественной трапезе. Когда нужно, по усмотрению архиерея, они, совершенно освященные, рассылаются по местам, где нет жертвенника, и на них совершается Божественное священнодействие Таин». И (в гл. 126): «Таково священнодействие обновления священнейшего храма и его освящения. Тут же освящаются, по некоему древнему преданно, антиминсы, имеющие силу священной трапезы и переносимые с места на место по подобию древней скинии, но имеющие большую сравнительно с нею силу: потому что на них священнодействуется Живый Хлеб Небесный. Даются они по усмотрению архиерея и по нужде – туда, где нет храма, также верным людям, отходящим в путь дальний и продолжительный, или самим Царям, чтобы на них можно было совершать Великую жертву и Таинство».

Иоанн, епископ Критский, в своем 13-м правиле говорит: «Кто совершает Литургию и крестит с антиминсом, в особом украшенном божественными иконами месте при некоторых домах или на кораблях, тот не осудится: потому что и клирики, следующие за Царем во время путешествия, священнодействуют с антиминсом на пустых полях в одном каком-либо определенном для сего холстинном шатре».

И еще святитель Симеон Солунский (в гл. 127) пишет: «Совершение антиминсов по всему подобно освящению храмов; при освящении их произносятся те же слова и молитвы, какие и при освящении храмов, с тем только различием, что они не водружаются на одном месте и не соединяются с храмом, потому что для них весь мир есть храм Божий, равно как и потому, что они делаются не из камней, но из ткани, наипаче из льна, в знамение того, что на них священнодействуются страдания Христовы и что они образуют погребение Христово, каковые действия происходили на земле и от земли. Ибо лен – из земли, равно как и гроб Христов был на земле. Итак, все, подобное священной трапезе, приемлют и антиминсы; – и молитвы, бываемые при освящении их, и воспоминание их архиерей творит, когда произносит молитвы, и для освящения их испрашивает нисшествия Божественного Духа. Подобно священной трапезе иерарх и измывает их, и кропит, и мажет миром, творя трижды крест на каждом антиминсе, подобно как и на трапезе, и припевая: „Аллилуиа“. Наконец, к антиминсам прилагаются и частицы святых мощей, помазанные миром, – они влагаются в маленьком мешочке вместо сосудца и пришиваются с восточной стороны антиминса. Словом, все то же без опущения совершается над освящаемым антиминсом, что и над водружаемою божественною трапезою. Ибо и каждый антиминс есть священная трапеза, исполненная славы Божией. Посему же должно наблюдать, чтобы антиминсы не лежали в простых домах и как случится, и чтобы не касались их мирские люди, не имеющие к тому ни потребности, ни достоинства, – они употребляются для священнодействия, а священнодействие без иерея не бывает».

Архиепископ
Нижегородский и Арзамасский
Вениамин (КРАСНОПЕВКОВ)
Новая Скрижаль, или Объяснение о Церкви,
о Литургии и о всех службах и утварях церковных.
Изд.17-е. СПб., 1908.

По буквальному и наиболее верному производству от греческого аvti — вместо и латинскаго m’nsa — стол, престол антиминс значит — «вместопрестолие». У римлян так назывался стол, поставленный пред дикастерией, а у восточных христиан и доселе называется льняной или шелковый плат с изображением положения Христа во гроб (современный рисунок), возлагаемый на престол и заменяющий его собою на том основании, что антиминс служит, по словам канониста Вальсамона, вместо освящения архиереем престола. В первый раз слово антиминс встречается у писателей конца VIII и начала IX. в. — Феофана (†818) и Никифора (†815) Исповедников. Первый на 379 стр. своей Хронографии рассказывает, что император Лев на другой день (в Пасху 762 г.) после объявления императором своего сына Константина явился с патриархом в ипподром и, когда был принесен антиминс, вознес молитву. У Никифора упоминание об антиминсе встречается дважды. В одном случае он ограничивается замечанием, что если по неведению антиминс затрется, то святыня не оставляет его, и он тем не оскверняется, а в другом говорит о происхождении самого названий, о рассылке антиминсов наравне со св. муром и, наконец, прибавляет: «собственно же полагаются на тех трапезах, коих освящение не освятило». Более ранних свидетельств об антиминсах древность не имеет. Не смотря, однако, на это, исследователи относят их происхождение к первым векам христианства, видя в них те подвижные, или переносные престолы, которые устраивались в эпоху гонений и впоследствии появились в походных военных храмах. Но так как в истории нет ни одного указания, чтобы переносные престолы были действительно антиминсами, то все рассуждения о существовании этих последних в первые века христианства лишены оснований. Кроме того, существующие данные убеждают, что то употребление антиминсов, о котором говорит история, вызвано не опасностями эпохи гонений и не носит следов глубокой древности. Указания подобного рода находим у Вальсамона. В толковавии на 7 правило VII вселенского собора он говорит: «был церковный обычай освящать св. Божии храмы чрез св. мученические мощи. Хулители же христиан, т. е. враги и сожигатели икон, которые, по своей ереси и по умоисступлению против православных, называют идолопоклонниками почитателей святых и достойных уважения икон, освящают храмы для служения без св. мощей. Итак, говорят отцы собора, определяем, чтобы храмы, освященные без мощей, освятились мощами. Но кто-нибудь спросит, каким образом ныне освящаются алтари без положения мощей и почему они освящаются не епископами, а одними иереями, и услышит, что антиминсы, совершенные архиереями во время освящения храма, переданные молитвенным домам, служат вместо освящения, т.

е. вопрестолия, и обновлений, и открытий». В приведенных словах Вальсамон указывает на два способа освящения престолов. Один, практиковавшийся в период VII вселенского собора, состоял в положений в них мощей. В 7 правиле это собора он назван «древним обычаем, который подобает возобновити», и, по свидетельствам Амвросия Медиоланского, Павлина Ноланского, историка Созомена, сводился к тому, что мощи известного мученика или полагались под алтарем, или же частицы их зашивались в полотно, вкладывались, по словам Иоанна Златоуста и бл. Иеронима, в золотой, серебряный ящичек, который вставлялся в углубление, сделанное в одной из подпорок престола или в верхней доске. Но, как видно из приведенных слов Вальсамона, этот господствовавший в период VII вселенского собора способ освящения престолов был заменен к XII ст. введением антиминсов. Таким образом, антиминс ничто иное, как новая форма древнего обычая полагать мощи под престолом, а ее возникновение падает на время после VII вселенского собора. Чем было вызвано нововведение, Вальсамон не разъясняет; но из слов Никифора Исповедника: «антиминсы полагаются на тех трапезах, которых освящение не освятило», видно, что к ним стали прибегать в тех случаях, когда епископ почему-либо не мог принять участия в освящении алтаря. Таким случаем могла служить отдаленность его местожительства от предназначенного к освящению храма. Другие случаи указывает Иоанн, епископ китрский (ХII в.) и Нил, патр. константинопольский (XIV в.): ими является неудобство иметь престол во время мореплаваний, военной походной жизни и уединенной жизни в пустыне. Допускаемая во всех этих случаях замена престола антиминсом достигалась вложением в него мощей. На обычай влагать в антиминс мощи указывает Вальсамон, когда говорит, что «антиминсы, совершенные архиереями во время освящения храма, служат вместо освящения, т. е. впрестолия и обновлений». Под «впрестолием» он разумеет как вообще освящение храма, так в частности устроение и освящение жертвенника, а последнее, по предписанию VII вселенского собора, должно сопровождаться вложением мощей. То же самое подтверждает Симеон Солунский: «к антиминсам, говорит он, прилагаются частицы св. мощей, помазанные миром». И так как по 7 прав. VII вселенского собора положение мощей в престол должно сопровождаться «обычною молитвою», т. е. молитвою, положенною при освящении престола и храма, а антиминс заменил собою престол, — в него влагались мощи, то, исходя из указанного предписания, церковь и применила чин освящения престола к освящению антиминса. Некоторые, довольно общие, указания на это находим у Вальсамона и Матфея Властаря; но со всею подробностью чин освящения антиминсов изложен Симеоном Солунским. «Совершение антиминсов, говорит он, по всему подобно освящению храмов. Те же произносятся при освящении их слова и молитвы, какие и при освящении храмов. Все, подобное священной трапезе, приемлют и антиминсы, и молитвы, бываемые при освящении их, и воспоминание их творит архиерей, когда произносит молитвы, и для освящения их испрашивает нисшествие св. Духа. Подобно священной трапезе, иерарх и измывает их, и кропит, и мажет миром, творя трижды крест на каледо антиминсе и припевая: аллилуиа. Наконец, к антиминсам прилагают и частицы св. мощей, помазанные муром; они влагаются в маленьком мешочке, вместо сосудца, и пришиваются с восточной стороны антиминса. Словом, все тоже без опущения совершается над освященным антиминсом, что и над водружаемою божественною трапезою; ибо и каждый антиминс есть божественная трапеза, исполненная славы Божией». Но этим не оканчивалось освящение антиминсов. По словам Иоанна, еп. китрского и Матфея Властаря, они еще семь дней пребывали на вновь освященном престоле, и на них, распростертых там, совершалось таинство евхаристии, Епископское освящение антиминсов, заменяя освящение престола и свидетельствуя, по словам Вальсамона, о полученном от епископа дозволении совершать богослужение, делало излишним и ненужным освящение алтаря. Поэтому в 13 ответе александрийскому патриарху Марку Вальсамон говорит, что священнодействующие и крещающие в молитвенном доме с антиминсом да не освящают дома чрез обновления, отверстия и обычное впрестолие». В силу того же самого антиминсы полагались на престолы, почему либо не освященные, т. е. не имеющие мощей. Указания на это находим у Никифора Исповедника: «собственно же полагаются на тех трапезах, коих освящение не освятило»; Иоанна, еп. китрского: «антиминсы полагаются на тех св. престолах, которые не освящены»; патриарха константинопольского Мануила: «нет необходимости полагать антим. на все священные трапезы, а только на те, о которых неизвестно, освящены они или нет»; Матфея Властаря: «антиминсы полагаются главным образом на тех престолах, которые не освящены» и в греческих требниках. Последние требуют, чтобы по освящении храмов антиминсы лежали на престоле только семь дней, в продолжение которых на них должна быть совершаема литургия; по прошествии же этого срока антиминсы снимались, и литургия совершалась на одном илитоне (Goar. Εὑχολὑγιον p. 844). Но на основании Матфея Властаря: «полагались главным образом» некоторые предполагаюсь, что ант. возлагались иногда и на освященные архиереем престолы и в этом случае не имели мощей. Употребляемые в греческой церкви ант. делались, по словам Симеона Солунского, из льна, имели на краях изображения евангелистов, а также надпись: «жертвенник святого, имя рек, священнодействовавшего от патриарха, имя рек, месяца коего и в лето кое». Приготовление, хранение и выдача ант. лежали на обязанности так называемого «начальника антиминсов».

Что касается употребления ант. в русской церкви, то оно, по всей вероятности, современно в ней введению христианства. По крайней мере, в настоящее время имеется ант. XII ст. Как и в греческой церкви, в ант. влагались мощи, зашиваемые в мешочек, прикрепляемый то с лицевой, то с исподней стороны ант. Иногда на нем делалась надпись: «тут мощи». Сообразно с практикою греческой церкви ант. этого рода полагались на престолах, не получивших благодати епископского освящения. Престолы же, освященные епископом, антиминсов первоначально не имели. Прямое указание на это находим в требнике времени патр. Никона, буквально повторяющем вышеприведенное требование греческих требников. Но подобный обычай держался не особенно долго. Исключения из него встречаются еще в глубокой древности (ант. XII. ст. не имеет мощей; подобные же антиминсы XV и XVI в. хранятся в ризницах казанского, новгородского архиерейских домов), а в конце XVII ст. становятся обычным явлением. Как думают, на Московском соборе 1675 г. было сделано постановление возлагать ант. на все престолы без исключения, в том числе и на освященные архиереем. Только по определению собора ант. последнего рода должны быть без мощей. Сообразно с этим постановлением в современном Чиновнике говорится: «идеже церковь ставится самим архиереем, там полагати антиминсии без мощей». Вместе с обычаем употреблять ант. русская церковь заимствовала от греческой и чин их освящения. В Чиновнике архиерейского священнослужения, после заглавия: «восследование, како освящати ант. Архиерею…», — замечено, что «восследование» переведено с греческого письменного Чиновника, но с какого именно, не указано. И только в одном издании данного «восследования», вполне сходном с киевским изданием 1862 г., сказано, что оно «переведено с греческого письменного Чиновника святейшего Кир Паисия Папы и Патриарха Александрийского и судий вселенныя». Так как он был современником патр. Никона, то из этого следует, что современный чин освящения ант. восходит к XVII в. Подтверждением этого служит одна рукопись волынской дух. сем., излагающая его в том самом виде, в каком имеем теперь. Нечто иное представляет порядок положения освященного архиереем ант. на престол. В то время как в греческой церкви священник не повторял при этом совершенного епископом, — в русской, по требнику патр. Иосифа, он священнодействует одинаково с ним и произносит одни с ним молитвословы. Конец подобной практике положен на Московском соборе 1666/7 г. В изданном им требнике исключено из священнического освящения совершаемое архиереем. — Преимущественным материалом ант. древне-русской церкви служил лен, — ант. были холщевые. Время их употребления простирается до конца XVII в. Впрочем, тогда же встречались и ант. из шелка: таковы шелковый атласный ант. ростовского Авраамиева монаст. 1655 г. и костромская Ипатиевского мон. 1652 г. и др. — и в качестве исключения из бумаги: напр., ант. ризницы новгородская Софийского собора. В настоящее время согласно указу Св. Синода от 1862 г. ант. приготовляются как из шелковой, так и чистой льняной материи. Величина этих разнообразных по материалу ант. была не одинакова. Ант. XII в. имеет 7 вершков длины и 6 шир.; от XIV—XVII вв. сохранились ант. в 4 или 5 в. вдоль и поперек, в 9, 11 1/2 шир. и 7, 9 1/2 длины, а от ХVIII ст. (1713 и 1721 г.) даже в 12 в. шир. и 10 1/4, 10 1/2 длины. Что касается современной меры ант., то она близко подходит к размерам ант. XII в. В общий размер ант. входили и так называемые наугольники, придуманные для прикрепления ант. сверху срачицы (требники патр. Филарета и Иосифа) и пришиваемые то с исподней его стороны, напр., на ант. ХIV в. Новгород, церкви 12-ти ап. и ант. XV в. Новгород. Николо-Дворищского собора, то с лицевой, — на ант. XV в. новгор. цер. 12-ти ап., ант. XVI—XVII в. ризницы твер. каф. собора. С прекращением обычая пришивать или прибивать ант. (начало положено собором 1654 г., но обычай наблюдался даже в ХVIII в.: ант. 1778 г. ризницы Александро-Невской Лавры) исчезли и наугольники: ант. стали полагаться в илитон и развертываться на литургии по возгласе: «да и тии с нами славят» (Служебники 1655, 1658 г. и определения собора 1666/7 г.), как это делалось в XVII в. в местностях, близких к Киеву, тогда как в местностях около Москвы держались первого способа прикрепления ант. и в силу этого не развертывали их на литургии. За исключением углов, лицевая сторона ант. покрывалась с древности разного рода рисунками и надписями (ант. без изображений известно не более 5:3 в ризнице казанского арх. дома; 1 в ризн. Ал.-Невской лавры и 1 в риз. рязанского арх. дома). Ант. XII, XIV — XVII вв. имеют изображение (чернилами) осмиконечного (ант. твер. каф. соб. 1623, 33, 36, 44 г.), шести конечная (ант. Ал.-Невской лавры и твер. каф. соб. 1581, 1618, 1627 г.) и четырех-конечного креста (ант. твер. кафедр. соб. 1623 и Ал.-Невской лавры № 4) с прибавлением то копия и трости с губою, то подножия с несколькими ступенями, то вместо подножия Голгофы с адамовою головою. На некоторых ант., напр. №5 и № 6 ризн. Ал.-Невской лавры, встречается изображение семиконечного креста. Большим разнообразием и сложностью отличаются рисунки печатных антиминсов. Так, ант. 1627 г., освященный киевским митропол. Иовом Борецким и сохраняемый в ризн. Ал.-Невской лавры, имеет изображение гроба, в виде стола, на котором стоит чаша. В нее течет кровь из ребр Господа, стоящего за гробом и касающегося его руками. Вокруг лица Господа — сияние со словами ωον. За Господом находится крест с титлом: Ι. N. Ц. Ι., и со словами около лица Господа: ΙΣ. ΧΣ. ΗΙ. ΚΑ. По углам ант., в кругах, изображены евангелисты, каждый с евангелием. В верхней части ант. —Матфей и Марк, в нижней — Лука и Иоанн. По бокам ант. находится по ангелу, из которых один держит копие, другой трость с губою. Антиминс с подобным же рисунком, освященный в 1637 г. Сильвестром Косовым, находится в ризнице уфимского каф. собора. Иной характер носят рисунки московских печатных ант. Сначала они были точною копией рисунков ант. писаных, напр., ант. 1667 г., хранящийся в Ал.-Невской лавре, но с течением времени приняли особый вид, отличающийся и от киевских и от этих последних. В подражание рисункам на плащаницах и воздухах на московских ант. стали изображать положение Христа во гроб. Древнейшим ант. этого рода можно считать алт., освященный между 1664—1682 г. На нем изображен Господь, лежащий в четырехугольном гробе, на плащанице. Матерь Господа сидит у главы Спасителя, держит ее обеими руками и лобызает. Сзади ее стоят три жены мироносицы, из коих одна поднимаете руки к небу, другая как бы рвет на себе волосы. Возле них у самого креста находится Иоанн Богослов; он, наклонившись ко гробу, держит и лобызает руку Спасителя. Возле него, наклоняясь ко гробу, находится Иосиф, он держит и лобызает ноги Спасителя. За ним с распростертыми руками стоите Никодим. У гроба лежат пелены, а под продольною линиею креста, по ту и другую его сторону, летит по ангелу, лицом, обращенным к кресту. Подобные же изображения с некоторыми изменениями встречаются на ант., хранящихся в Ал.-Невской лавре — 1659 и 1690 г., твер. каф. соб. 1671, 74, 76 гг. и сибирской епархии — 1652 г. После многократных изменений Св. Синод выработал в 1855 г. окончательный тип рисунка, употребляющийся и до настоящего времени. Кроме изображений, как писанные, так и печатные ант. имеют разного рода надписи. Одни из них указывают на содержание рисунка; таковы надписи: IС. ХС; IC. ХС. НИ. КА:, царь славы; трость, копие; М. Л. Р. Б. (место лобное рай бысть); копие, губа; и т. п.. другие, — какому храму дан ант., каким архиереем он освящен, при ком, т. е. при каком митрополите, патриархе и заменившем их Св. Синоде, при каком князе или царе. Иногда надписи указывали, в присутствии кого совершилось освящение храма: при боярех, при пастве, при келаре, казначее и т. п. В противоположность таким длинным надписям некоторые настолько кратки, что не отмечают в чье имя освящен алтарь, при ком и каким архиереем. На древних писаных ант. надпись последнего рода делалась или по всем четырем его бокам (Потребник новгор. митрополита Исидора 1600 г., Требн. патр. Иосифа 1651 г.) или же располагалась не вокруг креста, а обычным при письме способом, напр., ант. XVI в. ризн. Ал.-Невской лавры. На печатных киевских ант. надпись находилась внизу; на печатных московских XVII в. — по всем четырем сторонам, а начиная с XVIII в. — только вверху и внизу (внизу указывается, в какой дан храм ант., при ком и когда). Кроме того, на печатных антиминсах имеется еще собственноручная надпись архиерея, освящавшего или дававшего их, с прибавлением слов: «рукою властною», «многогрешный», «Божиею милостиею смиренный» (современная надпись). Рисунки писанных ант. делались от руки; в этом и состояло их приготовление, возлагаемое вместе с хранением на служащих при соборной церкви (Грамота Иоанна Грозного к новгородским софийским соборянам). С появлением печатных ант. приготовление свелось к пришитию мешочка для мощей, к составлению надписи и т. п. Эти обязанности принадлежали тем лицам, которые хранили освященные ант. Из дел Св. Синода за 1722 г. видно, что хранение и рассылка их по церквам синодальной области относилась к обязанностям Казенного Приказа. В московской епархии в 1743 г. выдавал ант. синодального дома иеромонах; в Петербурге в 1757 г. ант. хранились в Петропавловском соборе и по нужде отпускались из него даже в другую епархию. Вознаграждением за приготовление и хранение ант. служила плата, взимаемая за них с церквей. В различные времена она была довольно различна. В начале XVI в. она доходила от рубля до полутора руб. новгородских (рубль новгор. равняется нынешним 8 р. 11 2/3 коп.), а при митр. Макарии равнялась полуполтине (25 к..). Патр. Иоаким отменил плату за ант., но патр. Адриан восстановил ее в размере 1 р. 75 к. По Высочайшему указу 1702 г. за ант. брали в Приказ по 3-ри алтына по 2-е деньги (10 коп.) и мастеру 5 алтын, всего по 25 коп. Кроме этой суммы за ант., печатанные на медных досках, брали в казну по 2 р. 50 к. (указ 1704 г.); за ант., печатные на оловянных досках, сначала платы не брали, но в 1725 г. она была установлена в размере 4-х коп. Одновременно с этим бралась и большая сумма: за льняные ант. 2 р., за атласные 5 р. и даже 8 (арх. Черниговский Иларион). В 1753 г. Св. Синод вновь отменил плату за ант., но в текущем столетии указом Св. Синода от 1868 г. она установлена в размере 1 рубля. По различию церквей, в которые выдаются ант., они разделяются на подвижные и неподвижные. Подвижными называются те, которые даются в походные или домовые церкви, устрояемые на известное, определенное время. Особенность этих ант. обозначается иногда такими надписями, как «для совершения службы на всяком месте» (ант. курского арх. дома), «во храме на всяком месте владычества Его» (ант. минского арх. дома) и т. п. Подвижные антиминсы отправлялись и отправляются в местности, где нет постоянных храмов (в 1858 г. Св. Синод разрешил употреблять такие ант. в иркутской губ.), выдаются на время перестройки или поправки храма для совершения литургии в часовне и в прежнее время отправлялись в так называемые церкви выставки, устрояемые в пустынях на средства монастырей и погостов (царская грамота 1641 г.). По различным соображениям постройка временных церквей и выдача для них ант. не раз встречала ограничения. В первый раз они были сделаны Стоглавым собор., затем собор. 1681 г., запретившим строить церкви выставки, и далее Регламентом, предписавшим никому, кроме Высочайшей фамилии, не иметь домовых церквей; в 1721 г. отменен прежний обычай давать ант. на корабли; в 1722 г. последовал Высочайший указ упразднить домовые церкви у знатных персон г. Москвы и представить ант. в Синод. Неподвижными ант. называются те, которые назначаются для церквей постоянных, устрояемых не на известное только время. Новый неподвижный ант. полагается:
1) в каждой вновь построенной церкви; исключение представляют единоверческие церкви: в 1800 году им предоставлено право иметь старые ант., освященные патр. Иовом, Гермогеном, Филаретом, Иоасафом и Иосифом;
2) после произведенных в ней переделок, если она освящена в новое, а не в прежнее имя святого;
3) после осквернения ее язычниками или еретиками (Учительное известие);
4) после сооружения нового престола; требник пат.

Иосифа позволяет возлагать новый ант. даже в случае перенесения престола с одного места на другое, раз оно сопровождается снятием срачицы, но в исправленном требнике это постановление опущено;
5) в случае сильного обветшания старого ант. Были, наконец, примеры перемены ант. вновь назначенным на епархии архиереем (грамота митр. Ионы. «Пол-тав. Епарх. Ведом.» 1870 г. № 16). По положений нового ант. старый в прежнее время не отбирался от церкви, а сохранялся в ней же под срачицею на престоле. На это указывают и находимые в церквах ант. (в заштатном монастыре Оршине твер. губ., в Новгород, церкви 12-ти ап.) и благословенный граматы, предписывающая хранить их или на престоли» под новым ант. (грам. 1590 г.), или в правой его стороне в столбу (грам. калужского крутицкого митр. Павла 1675 г.), или в среднем крестце в столбу (грам. митр, ростов, и яросл. Гоны 1686 г.). В требнике патр. Иосифа изложен даже чин положения старого ант. С ХVIII в. (указ 1735 г.) ант. отсылаются для хранения в ризницы кафедральных соборов или церквей архиерейского дома. В настоящее время в каждой из них имеется точный реестр всех хранящихся ант. (указ Св. Синода 1842 г.).

Литература. Meursius, Glossarium graecobarbaricum. Этимология слова ἁντιμἱνσιον, у него же ссылки на Никиф. Исповедника, Вальсамона и Иоанна, еп. китрского. Rеnaudot, Liturgiarum orientalium collectio. Т. I p. 181. 331 —H. В. Покровский, Происхождение древне-христианской базилики. — К. Т. Никольский, Об антиминсах правосл. русской церкви. — В. Долоцкий, О значении и древности действий, совершаемых при освящении храмов «Христ. Чт.» 1844. II часть. — Ладинский, Церковная Археология. — Вениамин, Новая Скрижаль — ссылки на Матфея Властаря, Сим. Солунского. — Дмитревский, Изъяснение на литургию. «Православный собеседник». 1868 г. Сентябрь. О чинах патриаршей константинопольской церкви в средние века.

* Александр Васильевич Петровский, магистр
богословия, доцент Спб. Духовной Академии,
священник Успенской Спасо-Сенновской
церкви в г. С.-Петербурге.

Источник текста: Православная богословская энциклопедия. Том 1, столб. 797. Издание Петроград. Приложение к духовному журналу «Странник» за 1900 г.

Текст взят: Православная онлайн-библиотека «Святоотеческое наследие»

Антиминс («вместо престола», от греч. слова – вместо + лат. mensa – стол, трапеза) — используемый для проведения Литургии, в Православных Церквях византийской традиции, прямоугольный (шелковый или льняной) плат, с небольшим зашитым по центру, ближе к верхнему краю карманом, куда вложены частицы святых мощей мучеников.

Антиминс украшается особыми изображениями. Он освящается только епископом и им же подписывается, свидетельствуя о благословении архиерея на служение Литургии. В богослужебной практике различаются «подвижные» и «неподвижные» антиминсы. Неподвижные предназначены для постоянного пребывания в определенном храме, название которого на них указано. Подвижные же выдаются или во временный храм, или для совершения службы «на всяком месте», о чем делается соответствующая надпись на антиминсе. Антиминс полагается на Престоле при освящении храма архиереем или посылается им в храм, освящение которого он не может совершить сам. В Православных Церквях византийской традиции, где собственно и существует традиция антиминса-плата, без него не может совершаться Литургия. На одном антиминсе может быть совершена только одна Литургия в день. Он разворачивается по окончании Литургии оглашенных и пребывает раскрытым до окончания Литургии верных. Кроме Литургии антиминс раскрывается при посещении храма архиереем. Антиминс нельзя стирать, поэтому он должен тщательно оберегаться от любых загрязнений и от изнашивания. Он представляет собой большую святыню и требует равного со святым Престолом благоговейного отношения.

Первоначально термин «антиминс» обозначал переносной столик, в том числе и для совершения Евхаристии вне храмов. Впервые антиминс упоминается в житии преподобного Маркиана Сиракузского (ок. 700), где таким образом обозначен переносной престол, на котором святой совершил Литургию. В византийских описаниях богослужебных церемоний в константинопольском храме Святой Софии термин «антиминс» употреблялся по отношению к использовавшимся внутри храма переносным столикам. При причащении императоров использовался так называемый «царский антиминс», украшенный прекрасными покровами столик, стоявший на возвышении с несколькими ступенями напротив правой стороны алтаря возле алтарной преграды. Император подходил к антиминсу, молился внизу, затем поднимался и принимал из рук патриарха Тело Христово, после чего спускался, приобщался и, помолившись, опять поднимался на верхнюю ступень, где патриарх приобщал его Крови Христовой. При венчании на царство императора на амвоне ставился столик-антиминс, на который возлагались царские регалии. Преподобный Феофан Исповедник в «Хронографии» под 762 год помещает сообщение об использовании антиминса во время коронации императором Львом своего сына в Константинополе. Во время назначения высших сановников во дворец также приносился антиминс, на который возлагались регалии, соответствовавшие должности чиновника. Словарь «Суда» (X век) дает такое определение слову антиминс: «У римлян – стол, поставлявшийся перед дикастерией». Первое упоминание в византийских текстах о заменяющих престол освященных доске или плате (без использования термина «антиминс») содержится в датируемом 809 годом 4-м ответе преподобного Феодора Студита Навкратию. Необходимость их использования объясняется им невозможностью совершения Литургии на оскверненных иконоборцами престолах. В послании иконоборческих императоров Михаила II и Феофила к каролингскому императору Людовику Благочестивому говорится об иконопочитателях, что «некоторые из них, презирая Церковь, в обычных домах используют доски с изображениями в качестве престолов и на них совершают священное Таинство». Патриарх Константинопольский святой Никифор Исповедник (†828) и позднейшие авторы называли эти доски или платы антиминсами. Как видно, антиминсы в современном значении слова получили в Византии особое распространение в эпоху иконоборческих гонений. По крайней мере с начала IX века в Византии распространилась практика использовать освященные доску или плат для совершения Евхаристии в тех местах, где не было освященного престола или престол был освящен неправильно. Из имеющихся источников можно заключить, что антиминсы имели вид дощечки с иконографическими изображениями или тканого плата. Впоследствии в Византийской Церкви антиминсы стали изготавливаться только из ткани.

Возникновение традиции использования антиминса на освященном Престоле. Отрицание иконоборцами почитания святых мощей, выражавшееся, в частности, в освящении храмов без вложения частицы мощей в Престол, явилось причиной появления определения VII Вселенского Собора (787): «Если какие-либо честные храмы были освящены без святых мощей мученических, определяем: да будет совершено в них положение мощей с обычной молитвой» (7-е правило). После этого Собора вложение святых мощей, бывшее ранее нерегулярным, стало обязательным. Это нашло отражение и в богослужебных книгах: в доиконоборческой редакции константинопольского Евхология чин вложения святых мощей в престол отделен от чина освящения Престола, в послеиконоборческих редакциях эти чины объединены. Антиминсы, являвшие собой переносные престолы, также должны были содержать мощи. В периоды восстановления иконопочитания в VIII–IX веках, а также после окончательного торжества Православия в 843 году православные были вынуждены использовать антиминсы во время служб не только в домах, но и в храмах: одни престолы, освященные до 787 года, не всегда содержали святые мощи, из других мощи нередко были удалены иконоборцами, а новые престолы освящались иконоборцами без вложения мощей. В этих случаях Литургия совершалась на антиминсе, возложенном на престол. На святых престолах, освященных полным чином, в течение нескольких столетий еще служили без антиминса, что подтверждается посланием Константинопольского Патриарха Мануила II Харитопулоса (XIII век) к Роману Диррахийскому. Тем не менее употребление антиминса даже на освященном полным чином престоле становится все более распространенным, что подтверждается существованием в Константинопольской Церкви особой должности – «начальника антиминсов», распоряжавшегося изготовлением антиминсов и распределением их по храмам. Номоканон XIII века предписывает наказывать священников, совершивших Литургию без антиминса. С этого времени использование антиминсов стало уже повсеместным, а на Руси было закреплено решением Московского собора 1675 года. Обязательность антиминса при совершении Литургии даже на освященном престоле может быть объяснена тем, что каждый антиминс подписан епархиальным архиереем и является епископской санкцией священнодействовать на данном престоле. Патриарх Феодор IV Вальсамон († ок. 1196) пишет: «Для того, вероятно, придуманы антиминсы… дабы они вполне заменяли принадлежности святого жертвенника и доски святой трапезы…

и вместе дабы свидетельствовали, что с епископского дозволения в молитвенном доме совершается священнодействие». В принципе, на Престоле, освященном полным архиерейским чином, можно служить на антиминсе, не содержащем святых мощей; антиминсы со святыми мощами употребляются на престолах, не содержащих мощей, или вне храмов. В Русской Православной Церкви все антиминсы должны содержать святые мощи. До XVII века в Русской Церкви (в греческих Церквах до более раннего времени) антиминсы, предназначавшиеся для постоянного нахождения в храме, развернутыми пришивались к нижней одежде св. трапезы – срачице – или прибивались деревянными гвоздями к престолу. Они находились под верхним напрестольным облачением – индитией. Дискос и Потир ставились непосредственно на илитон – верхнее облачение престола, разворачивавшееся (отсюда название eilhton – свернутый) при совершении Литургии и издревле использовавшееся для того, чтобы не просыпать на престол ни одной крупицы Святых Даров. С XVII века по примеру греческих Церквей в Русской Церкви антиминсы помещают непосредственно в илитон, разворачивая и сворачивая их за каждой Литургией.

Материалы и размеры. По толкованию блаженного Симеона Солунского, антиминс, символизирующий гробные пелены Спасителя, должен изготовляться из льна. Такова современная практика греческих Церквей, в Русской Православной Церкви антиминсы обычно делаются шелковыми. Размеры антиминса могут изменяться в длину от 1,5 м до 33,8 см, наиболее распространенный размер примерно 60×40 см. На обратной стороне антиминса, посередине и ближе к верхнему краю, находится карман, в который вкладываются частицы (обычно 3) мощей святого мученика, помещенные в воскомастих (смесь воска, мастики, толченого мрамора, ладана и др. ароматических веществ). Внутри свернутого антиминса хранится губка для собирания с него частиц Святых Даров и отирания рук.

Изображения. На древнейших сохранившихся антиминсах, которые представляют собой небольшие льняные платы, чернилами в центре изображался Крест «о разных степенях»: 4-, 6-, 7-, 8-конечный, часто на Голгофе с Адамовой головой, с копием и тростию по сторонам. Так, на греческом антиминсе XVI века монастыря Симонопетра на Афоне начертан 30-конечный Крест на Голгофе. Рядом с Крестом обычно писали теонимограмму Христа «IC ХС», «NIKA», по краю антиминс обрамляло надписание о его освящении, содержащее дату, имя престола, имена духовных и светских владык, иногда храмоздателя. Первый известный русский антиминс (37×37 см) датируется 1148/1149 годами и происходит из Георгиевского собора Юрьева-Польского. Были антиминсы и без каких-либо изображений, только с надписями, например, антиминсы из храма преподобного Сергия Радонежского в Свияжске 1551, 1558 и 1605 годов, хранившиеся в Казанском Архиерейском доме. Впрочем, нельзя исключать, что Крест мог быть написан нестойкой краской и со временем выцвел. Гравированные антиминсы появились в первой половине XVII века. Ранний известный антиминс отпечатан с оловянной доски для Вологды в 1612 году. С начала 1620-х годов в Киеве начали регулярно печатать антиминсы, тогда же печатные антиминсы попали и в Россию.

На них изображались три типа композиций. Две первые восходят к западным иконографическим источникам:
1) Поясное изображение Христа за Гробом, из раны на Его груди истекает Кровь в Чашу, стоящую на гробе. За Христом находится Крест, по краям – два ангела с копием и тростию, в углах антиминса изображены евангелисты.
2) Воскресший Христос, сидящий на Гробе.
3) Положение во Гроб Господа, с четырьмя ангелами.

Широкое распространение печатные антиминсы приобрели со времени церковных реформ Патриарха Никона, когда они стали изготовляться на Московском Печатном дворе. Постановление Патриарха Иоакима 1675 года гласит, что во всех храмах «для бессумнительства должны быть антиминсы печати в царствующем граде Москве книг печатного дела во дворе». Хотя в середине XVII века еще появлялись отдельные печатные антиминсы, повторяющие схему рукописных с Крестом и Голгофой, начиная с деревянной гравированной доски для антиминсов 1652 года происходит унификация общего оформления и основной композиции. В среднике изображается положение во Гроб, восходящее к шитым литургическим воздухам: Христа, лежащего на высоком гробном камне, оплакивает Богоматерь, сидящая у изголовья, за Ней – Мария Магдалина и Мария Клеопова. У ног Христа Ее позу симметрично повторяет апостол Иоанн, за ним Никодим и Иосиф Аримафейский, обвивающий ноги Спасителя «плащаницею чистою». Сверху композицию фланкируют ангелы с рипидами. За Гробом возвышается Крест с лестницей и орудиями страстей. Вверху над Крестом изображен в облаках Господь Саваоф, из уст Которого ко Христу исходит луч с голубем – символическим изображением Святого Духа. В углах антиминса в круглых клеймах символы евангелистов, в соответствии с описанной в начале XV века архиепископом Симеоном Солунским традицией возлагать на антиминс 4 кусочка ткани с именами евангелистов. Между ними на полях в резных клеймах-картушах напечатаны тексты с рукописными вставками о дате и имени храма. Все пространство между клеймами заполнено растительным орнаментом – «травами». Московские печатные антиминсы этого времени были известны и за пределами России, попадая с дарами патриархов на Балканы.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *