Что нужно чтобы стать священником

Что нужно чтобы стать священником

— Отец Михаил, почему даже в таких больших городах, как Саратов, так мало диаконов?

— Причины для этого есть, и их можно назвать… скорее техническими. Вот смотрите: наша духовная семинария ежегодно выпускает около 10–15 человек. Нужда же в священниках у нас тоже растет, поэтому выпускников очень быстро рукополагают в священники, диаконами они служат недолго.

К тому же диаконство традиционно считается, как писали в старых руководствах по пастырскому богословию, «естественной подготовкой к священству». Так на диаконское служение до сих пор и смотрят — как на ступень вверх, к принятию священнического сана.

— Но ведь диакон же для чего-то нужен в храме… Для чего, кстати?

— Начну с этимологии. Слово «диакон» переводится с греческого как «служитель». Диаконство — первая степень священства, самая низшая.

Основная обязанность диакона заключается в помощи священнику при совершении таинств, прежде всего — Таинства Евхаристии. То есть на сегодняшний день главный труд диакона лежит в богослужебной сфере, однако без священника он не может служить самостоятельно. Без благословения иерея диакон и облачиться не может.

Задача диакона — произносить определенные тексты во время богослужения. Он, с одной стороны, призывает народ к молитве — его устами озвучиваются ектинии. Именно диакон произносит всем нам знакомые слова: «Господу помолимся», «У Господа просим», «И весь живот наш Христу Богу предадим» и т.?д. С другой стороны, он является еще и благовестником, благовестителем — с амвона благовествует Священное Писание: апостольские чтения и, прежде всего, конечно, Евангелие.

Традиционно, помимо богослужебной нагрузки, диакон несет и дополнительные послушания на приходе, является помощником настоятеля в устроении церковной жизни. До революции, к примеру, в обязанности диаконов входило преподавание в воскресной школе — это было четко прописано.

Помимо этого, диакон может помогать священнику в социальном служении, в деле миссионерства, просвещения, катехизаторства.

— Получается, без диакона священнику тяжело?

— Священник, в принципе, может обойтись и без диакона, но все-таки диакон — это большой помощник. Поэтому наличие его в храме, на приходе очень желательно.

— А бывает такое, что диакон мешает, а не помогает?

— Это зависит от нравственных качеств человека в диаконском сане. Ну, и от его взаимоотношений со священником.

— Отец Михаил, Вы преподаете в семинарии уже давно. Встречались Вам воспитанники, которые хотели бы стать после окончания именно диаконами?

— Как-то не припомню такого… К тому же тут вот что играет свою роль: в современной Церкви часто высказывается мнение — и мирянами, и священством, что диакон — это украшение службы. Отсюда следует, что он должен обладать хорошим голосом, музыкальным слухом. Если все это присутствует, то диакон действительно является украшением службы, добавляет ей благолепия. И иногда те диакона, которые обладают подходящими вокальными данными, не думают о перспективе священства. Наличие голоса и слуха не является препятствием для священнической хиротонии, впрочем, так же, как и отсутствие выдающихся вокальных данных не может мешать нести диаконское служение.

Вообще, все служащие в храме — и священники, и диакона — должны хотя бы по минимуму разбираться и в церковной, и в классической музыке. Это очень помогает в богослужении, в его украшении. Благолепие в храме очень сильно влияет на нравственное состояние прихожан.

— Прихожане могут спрашивать совета у диакона?

— Конечно! Если диакон — духовно опытный человек, то он может советовать что-то прихожанам. Мой предшественник, протодиакон Василий Султанов, к примеру, много советов мне дал в свое время.

Диакон имеет право еще и проповедовать. Он так же, как и священник, получает дар учительства во время хиротонии. Вообще, каждый хрис­тианин обязан наставлять, по возможности, других — миряне должны учить своих детей жить в вере, показывать личный пример христианской жизни ближним.

— Отец Михаил, Вы упомянули протодиакона Василия Султанова, который до самой своей кончины нес диаконское служение.

А кого еще из диаконов, как говорится, «со стажем» Вы знали и знаете?

— Долгое время прото­иерей Лазарь Новокрещеных был вторым протодиаконом в епархии — на протяжении тридцати лет почти. Однако в 1992 году он был рукоположен во священники, стал первым настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», которая тогда открылась после долгих лет советского запустения.

Помню диаконов, с которым встречался еще в 1980-е годы в Волгоградской епархии — почти все были людьми пожилыми. Помню одного глубокого старца в Урюпинске. Ему было далеко за 90, он еле ходил. В алтаре облачали к выходу архиерея, а рядом с ним — этого диакона, потому что сам не мог ни поручи завязать, ни стихарь как следует надеть. Он выходил мелкими старческими шажками на амвон и начинал произносить ектению… чистым, звонким молодым голосом! Ясным, красивым… Однажды наблюдал, как он зашел в алтарь, услышал песнопение «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром…» и начал плакать: «Господи, помилуй меня, грешного…»

Помню диакона Александра из Троицкого собора в Саратове — тоже старичка, из числа прихожан. Он рукоположился в 80 с лишним лет! И долгое время еще служил, не уступая молодым, хоть и годы были не те. У него был хороший бас. Когда старость совсем взяла свое, отец Александр был рукоположен в священники. Помнится, он даже не совершил ни одной Литургии самостоятельно — настолько был ветхий, служил Богу только соборным служением. Через некоторое время скончался.

— Возраст служению не помеха?

— Видите ли, 1970–1980 годы в Церкви тоже были проблемы с кадрами: катастрофически не хватало не только диаконов, но и священников. И архиепископу Пимену (Хмелевскому), который тогда был на Саратовской кафедре, многие настоятели писали, жаловались: мол, трудно служить, нет диакона — пришлите! Он отвечал: «Ну кого я вам пришлю? Сами смотрите среди своих прихожан, благочестивых и уже повидавших жизнь». Так и появлялись у нас диакона-старцы.

— Может быть, и сейчас можно из числа прихожан воспитывать диаконов?

— Ну, мне кажется, что для начала необходимо переломить ситуацию, когда диаконство воспринимается только как ступень ко священству.

И наверное, было бы целесообразно устроить при семинариях что-то вроде училища или двух-, трехгодичных курсов, где мужчины из числа благочестивых прихожан — такие есть, в городе таких можно найти! — будут готовиться именно к диаконскому служению, чтобы быть помощниками священника. Но это, конечно, находится в ведении священноначалия.

Фото Алексея Леонтьева и священника Дионисия Елистратова

Газета «Православная вера» № 17 (493)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *