Богородица трилетствующая значение

Богородица трилетствующая значение

Описание иконы Пресвятой Богородицы Трилетствующая

Икона Божией Матери «Трилетствующая» находится в Свято-Троицком Дерманском женском монастыре на Украине (Ровенская епархия) у игумении монастыря. Её бабушке привезли из Иерусалима такую фотографию, которая долго хранилась в семье. Cтав игуменией, она попросила написать с фотографии икону. Не знаю, как на Украине, а в Росcии формально православной ее никто не объявлял, дня празднования установлено не было. Да и действительно, выглядит как иллюстрация к детской сказочной книжке, вызывающая лишь беззаботное умиление, а не как православная икона, способствующая покаянию, или вообще какому-бы то ни было серъезному молитвенному настрою, поэтому статус пока «сомнительно».
Далее привожу текст с сайта http://www.taday.ru/vopros/20321/410670.html (протоиерея Максима Козлова, настоятеля домового храма святой мученицы Татианы при МГУ):
Данное изображение не является канонической православной иконой. В традиционной иконографии нашей Церкви нет иконы Божией Матери «Трилетствующая». И с точки зрения самого иконографического типа она достаточно нетрадиционна, при этом совпадает с не православными каноническими образцами, а с искусством вовсе неправославным. Это скорее картинка, изображающая миловидную маленькую девочку с большими карими глазами, распушенными волосами, с непокрытой головой, в голубой тунике, стоящую лицом к зрителю с гигантской белой лилией в правой руке.
Иконой это изображение делают нимб и надписание, без них его было бы немудрено принять за портрет Дюймовочки или иного сказочного персонажа.
Написана эта икона была недавно, иконографическим прототипом для нее послужила открытка, привезенная из Иерусалима.
Название иконы заимствовано из третьей песни второго канона праздника Введения Пресвятой Богородицы во Храм, где, в частности, поется: «Трилетствующая телом, и многолетствующая духом, ширшая небес, и горних сил превысшая, да восхвалится песньми Богоневестная».
Уже из этих простых слов видно, что даже в трехлетнем возрасте Пресвятая Богородица – это для православного человека не просто большеглазое дитя с открытки. Иконография и песнопения праздника Введения Пресвятой Богородицы во Храм через богатую и сложную образную символику раскрывают величие и высоту подвига Матери Божией, перед духовной зрелостью которой в ее раннем детстве склонились умудренные годами иудеи-священнослужители.
Даже одеяния Богородицы на православных иконах символичны: она изображается в голубой тунике, символизирующей девственность, и, независимо от возраста, в красном мафории, символизирующем материнство, с покрытой головой (на иконах праздника Введения во Храм Ее изображают в чепчике).
Из всего символического арсенала иконографии Введения во Храм в иконе «Трилетствующая» взята лишь голубая туника. А где же праведные Иоаким и Анна? Где девы со светильниками, сопровождающие святую отроковицу в Храм? Где встречающий Мариам священник Захария, который, по преданию Церкви стал впоследствии отцом св. Иоанна Предтечи? Где лестница в пятнадцать высоких ступеней, которые маленькая Мариам так легко преодолела сама, без помощи взрослых взойдя на самый верх?

Где вход в Святая Святых? Где Ангел, питавший юную подвижицу?
Можно чтить пресвятую Богородицу в любом образе, даже столь упрощенном и обедненном. Быть может, для кого-то этот образ связан с важными религиозными переживаниями или же просто дорогими для него воспоминаниями, затрагивает какие-то чувствительные струны души. В этом нет греха. Нет его и в желании поделиться дорогими переживаниями и воспоминаниями с другими. Самыми разными путями люди приходят к вере. Главное, чтобы почитание Божией Матери, молитвенное обращение к Ней не сводилось лишь к умильному любованию и приобретению лубочных картинок в надежде на их чудодейственную силу. От дней Иоанна Крестителя доныне, как сказал Господь, Царство Небесное силою берется (Мф. 11: 12). Чтобы достичь его, необходимо непрестанно прилагать усилия и сердца, и ума.
С другой стороны, — ну какая нам нужда в новых экзотических образцах, неосвященных традицией, когда у нас такая полнота благодати, данная как в древних иконах Пресвятой Богородицы, восходящих еще к апостолу и евангелисту Луке — «Владимирской», «Донской». Из более поздних прославленных «Казанской», великой нашей святыне, до икон XX века, до «Державной» иконы Божией Матери, которая принята и прославлена всей православной Церковью. Думаю, Пресвятой Богородице лучше молиться перед этими иконами.

Расскажите об иконе Божией Матери «Трилетствующая»

музыкант

Москва

12 мая 2010г.

Уважаемая Анна, интересующее Вас изображение не является канонической православной иконой. В традиционной иконографии нашей Церкви нет иконы Божией Матери «Трилетствующая». И с точки зрения самого иконографического типа она достаточно нетрадиционна, при этом совпадает с не православными каноническими образцами, а с искусством вовсе неправославным. Это скорее картинка, изображающая миловидную маленькую девочку с большими карими глазами, распушенными волосами, с непокрытой головой, в голубой тунике, стоящую лицом к зрителю с гигантской белой лилией в правой руке.

Иконой это изображение делают нимб и надписание, без них его было бы немудрено принять за портрет Дюймовочки или иного сказочного персонажа.

Написана эта икона была недавно, иконографическим прототипом для нее послужила открытка, привезенная из Иерусалима.

Название иконы заимствовано из третьей песни второго канона праздника Введения Пресвятой Богородицы во Храм. где, в частности, поется: «Трилетствующая телом, и многолетствующая духом, ширшая небес, и горних сил превысшая, да восхвалится песньми Богоневестная».

Уже из этих простых слов видно, что даже в трехлетнем возрасте Пресвятая Богородица – это для православного человека не просто большеглазое дитя с открытки. Иконография и песнопения праздника Введения Пресвятой Богородицы во Храм через богатую и сложную образную символику раскрывают величие и высоту подвига Матери Божией, перед духовной зрелостью которой в ее раннем детстве склонились умудренные годами иудеи-священнослужители.

Даже одеяния Богородицы на православных иконах символичны: она изображается в голубой тунике, символизирующей девственность, и, независимо от возраста, в красном мафории, символизирующем материнство, с покрытой головой (на иконах праздника Введения во Храм Ее изображают в чепчике).

Из всего символического арсенала иконографии Введения во Храм в иконе «Трилетствующая» взята лишь голубая туника. А где же праведные Иоаким и Анна? Где девы со светильниками, сопровождающие святую отроковицу в Храм? Где встречающий Мариам священник Захария, который, по преданию Церкви стал впоследствии отцом св. Иоанна Предтечи? Где лестница в пятнадцать высоких ступеней, которые маленькая Мариам так легко преодолела сама, без помощи взрослых взойдя на самый верх? Где вход в Святая Святых? Где Ангел, питавший юную подвижицу?

Можно чтить пресвятую Богородицу в любом образе, даже столь упрощенном и обедненном. Быть может, для кого-то этот образ связан с важными религиозными переживаниями или же просто дорогими для него воспоминаниями, затрагивает какие-то чувствительные струны души. В этом нет греха. Нет его и в желании поделиться дорогими переживаниями и воспоминаниями с другими. Самыми разными путями люди приходят к вере. Главное, чтобы почитание Божией Матери, молитвенное обращение к Ней не сводилось лишь к умильному любованию и приобретению лубочных картинок в надежде на их чудодейственную силу. От дней Иоанна Крестителя доныне, как сказал Господь, Царство Небесное силою берется (Мф. 11: 12). Чтобы достичь его, необходимо непрестанно прилагать усилия и сердца, и ума.

С другой стороны, — ну какая нам нужда в новых экзотических образцах, неосвященных традицией, когда у нас такая полнота благодати, данная как в древних иконах Пресвятой Богородицы, восходящих еще к апостолу и евангелисту Луке — «Владимирской», «Донской». Из более поздних прославленных «Казанской», великой нашей святыне, до икон XX века, до «Державной» иконы Божией Матери, которая принята и прославлена всей православной Церковью. Думаю, Пресвятой Богородице лучше молиться перед этими иконами.

Цветок Благовещения

07.04.2016

На иконе Благовещения Пресвятой Богородицы архангел Гавриил нередко изображается с лилией в руках – символом чистоты и непорочности Девы Марии. Какое значение имеет этот цветок для разных народов? Об этом расскажет флорист Анна Бондаренко.

В преддверии большого праздника Благовещения спешу написать о прекраснейшем из цветов, о «принцессе флоры», как ее иногда называют — о лилии.

Начну, пожалуй, с древнегреческой легенды. Она повествует нам, что в цветы лилии превратились капли грудного молока матери богини – Геры, когда она пыталась покормить маленького Геракла, сына Зевса и царицы Алкмены. Непослушный Геракл во время кормления оттолкнул богиню, молоко брызнуло в разные стороны, и на небе появился Млечный путь, а на земле – лилии. Гораздо ранее, чем грекам, лилия была известна древним персам, у которых даже столица называлась Суза, что означает «город лилий». Немалую роль играла лилия у римлян, особенно в их цветочных празднествах, посвященных богине весны Флоре.

Этот цветок считается особенным у всех народов, а у народов, исповедующих христианство, – особенно, ведь именно этот цветок – символ Богородицы, символ чистоты и Боговоплощения. По преданию, юной Марии явился архангел Гавриил с веткой белоснежной лилии и благовестил Ей о том, что от Нее родится Мессия. У испанцев и итальянцев в венках из лилий идут девушки в первый раз к Святому Причастию, но нигде лилия не имела такого исторического значения, как во Франции, где с ней связаны имена основателя французской монархии Хлодвига, королей Людовика VII, Филиппа III, Франциска I… Старинные предания повествуют о появлении лилии на знамени французских королей как эмблемы королевской власти. Франция называлась царством лилий, а французский король – королем лилий.

По преданию, король Хлодвиг одолел с ее помощью врагов христианства. Хлодвиг взял себе в качестве эмблемы лилию после того, как водяные лилии в Рейне подсказали ему безопасное место, где можно перейти реку вброд, благодаря чему он одержал победу в битве. Людовик VII избрал лилию своей эмблемой. Три лилии красовались на знаменах Людовика IX Святого во время крестовых походов и обозначали три добродетели: милосердие, сострадание и правосудие. При Людовике XII лилия становится главным украшением всех садов Франции и называется цветком Людовика. Лилия пользовалась вообще большой любовью во Франции. Цветок этот считался искони выражением высшей степени благоволения и уважения, и потому в аристократических семьях было в обычае, чтобы жених посылал своей невесте каждое утро, вплоть до самой свадьбы, букет из живых цветов, среди которых должно было быть непременно несколько белых лилий.

В Германии с лилией связано немало сказаний о загробной жизни. Она служит у немцев свидетельством преданности. И у древних иудеев цветок лилии пользовался большой любовью. Евреи украшали им священные алтари, капители колонн храма Соломона. При строительстве храма великий тирский архитектор придал изящную форму лилии чудным капителям громадных колонн, а также украсил изображениями лилии его стены и потолок, разделяя мнение с евреями, что цветок этот красой своей будет способствовать усилению молитвенного настроения среди молящихся в храме.

О красной лилии рассказывают, что она поменяла цвет в ночь перед крестным страданием Христа. Когда Спаситель проходил по Гефсиманскому саду, то в знак сострадания и печали перед ним склонили головы все цветы, кроме лилии, которая хотела, чтобы он насладился ее красотой. Но когда страдальческий взор упал на нее, то румянец стыда за свою гордость в сравнении с Его смирением разлился по ее лепесткам и остался навсегда.

Лилия встречается и у египтян, у которых ее изображение то и дело попадается в иероглифах и обозначает то кратковременность жизни, то свободу и надежду. Кроме того, белыми лилиями, по-видимому, украшали тела умерших молодых египетских девушек. Подобная лилия была найдена на груди мумии молодой египтянки, хранящейся теперь в Луврском музее в Париже. Из этого же цветка египтяне готовили знаменитое в древности благовонное масло — сузинон, о котором подробно говорится у Гиппократа в его трактате «О природе женщины».

В христианской религии, где, как я уже писала, лилия символизировала Богородицу, чистоту, лилии еще была символом совершенства, идеального цветка и знаменовала также надежду на спасение и божественную награду праведникам. Сам Христос говорит о красоте этих цветов: «И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них» (Мф. 6. 28-29). В Ветхом Завете Бог отождествляет с лилией Самого Себя: «Я нарцисс Саронский, лилия долин! Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами» (Песн. 2. 1-2). Библия говорит о лилии как о прекраснейшем из цветов!

Снова Церковь переживает праздник Благовещения, вспоминает явление архангела с белоснежными соцветиями в руке… В храме в этот день служат в голубых одеждах, а в воздухе царит аромат лилий. Флористы украшают интерьер вытянутыми трубочками. Мир в ожидании праздника…

Анна БОНДАРЕНКО
Материал опубликован в блоге автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *