Бог творит чудеса

Бог творит чудеса

Ученые лаборатории нейро- и психофизиологии Санкт-Петербургского психоневрологического НИИ имени Бехтерева сообщили сенсационную новость. Им удалось открыть четвертое состояние сознания, которое возникает под действием… молитвы. До сих пор наука знала три — бодрствование, быстрый и медленный сон.

ЧЕТВЕРТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
Оказалось, что во время молитвы наш мозг погружается в «младенческое», «детское» состояние, когда нам кажется, что мы полностью защищены и счастливы.
Помните это блаженное состояние? Вы лежите в кроватке и улыбаетесь, потому что просто настало утро и вы счастливы. Рядом мама и папа, они непременно позаботятся о вас, потому что любят больше всего на свете. Вы это точно знаете, а потому безмятежны, веселы и уверены в завтрашнем дне…
В такое же «младенческое» состояние, по словам ученых, впадают и верующие люди во время молитвы.
Только уповают они не на маму и папу, а на господа Бога. Благодаря этому у них уменьшается уровень стресса, нормализуется давление, исчезают боли в сердце. Результат — они меньше болеют и дольше живут.
Лечебный эффект молитвы связан с временным отходом от земных забот, признанием их незначительности в сравнении с вечными и незыблемыми ценностями. В качестве примера можно привести онкологических больных. Искренне и подолгу читая молитвы, они перестают бояться смерти, обретают оптимизм и уверенность в завтрашнем дне, преодолевают уныние. Все это приводит к вполне объективному росту иммунитета. И если сопротивляемость организма болезни растет, происходит самоизлечение.
Но не всякая молитва эффективна, а только та, что услышана Богом. Что это значит? Как ни странно, но ответ на этот вопрос есть у медиков. По их мнению, молитва услышанная Богом – та, что пусть и на короткое время, но полностью отстраняет нас от земной жизни. Это выражается в исчезновении или уменьшении быстрых корковых ритмов биотоков. И чем значительнее это уменьшение, тем глубже молитвенное погружение.

МОЛИТВА ИСЦЕЛЯЕТ
Известно, что святые мученики благодаря молитвам и вере в Бога терпели страшные боли и жестокие мученья. Амвросий Оптинский страдал невероятно тяжелыми недугами, от которых, по мнению врачей, он бы умер через полчаса, будь он обычным человеком. Старец же прожил 79 лет. Да еще и умудрялся веселить приходящих к нему. Несмотря на постоянную боль, он был жизнерадостен и давал людям наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались. Толстой после беседы со старцем сказал: «Этот Амвросий совсем святой человек. Поговорил с ним, и легко стало у меня на душе, почувствовал близость Бога».
Схимонах Никита Валаамский в последние годы жизни тоже страдал от жутких болей. Уверившись в том, что приближается его кончина, он отказался от лекарств. Лишь молитва Иисусова не сходила с его уст и слова благодарности Богу. Тем и спасался, облегчал свои страдания.
Кембриджские ученые взялись изучить этот феномен. Каким образом молитва, медитация и вера в бога облегчает страдания?
В Центре изучения мозга исследователи собрали двадцать глубоко верующих людей и столько же атеистов.

Каждому из участников эксперимента с внешней стороны ладони закрепили электроды и пустили по ним небольшие разряды электрического тока.
Во время испытания верующим предложили смотреть на икону Иисуса Христа, атеистам — на картину Гогена «Мельница». За те 20 минут, что длился эксперимент, каждый испытуемый получил двадцать электрических разрядов. Но восприняли их все по-разному.
Те, кто смотрел на лик Христа, чувствовали себя в полной безопасности и не волновались, потому что были уверены, что о них позаботится Господь. При этом датчики показали, что они чувствовали боль на 15% меньше, чем те, кто лицезрел картину Гогена.
Прибор, сканирующий работу мозга, показал, что у верующих озарялась правая передняя часть мозга, что указывало на включение нейронной активности модуляции боли. Иными словами, они сами своим настроем подавляли и уменьшали боль. А вот у атеистов подобной мозговой реакции не было.

ВЕРУЮЩИЕ ЖИВУТ ДОЛЬШЕ!

Ученые из Торонто тоже зафиксировали различия в мозговой деятельности верующих и неверующих людей. Они провели тест, который позволяет при помощи электродов измерить мозговую деятельность.
Оказалось, что у религиозных людей значительно меньше активности в передней поясной коре – области мозга, изменяющей наше поведение под влиянием эмоциональных переживаний. Ученым удалось отследить четкую взаимосвязь: чем сильнее религиозное рвение, тем пассивнее эта область мозга и тем меньше ошибок совершает человек.
Канадские неврологи, подводя черту под своими исследованиями, заявили, что люди, умеющие искренне молится, почти никогда не испытывают неопределенности и нервных расстройств.
Они меньше переживают по поводу жизненных неудач, меньше злятся и расстраиваются и всегда чувствуют себя защищенными. А это, по мнению ученых, уже позволяет говорить об особых функциях, которые появляются у мозга верующего человека.

ОТМОЛИЛА СЫНА

Правнук великого русского писателя Федора Достоевского Дмитрий, который болел раком, заявил, что излечился от тяжелой болезни благодаря молитвам своей матери.
В интервью «Интерфаксу» он рассказал, что его мать спустя 50 лет после своего крещения пошла в церковь вымаливать жизнь для сына.
«К тому времени она забыла все, что полагается делать в церкви.
Она просто обращалась к Богу со словами: «Господи! Спаси моего сына! Оставь его в живых!»
После излечения от рака у Дмитрия обнаружилось серьезное заболевание желудка.
Однажды он посетил Георгиевскую церковь в Старой Руссе, прихожанином которой был его великий прадед, и стал молиться чудотворной Старорусской иконе.
«Я почувствовал, что мне надо подойти именно к этой иконе. Я подхожу. Происходит некий катарсис. Я, взрослый мужик, заливаюсь слезами — донельзя, до неудобства.
Я ухожу из церкви, совершенно не понимая, что со мной произошло.
Происходит полное разъединение головы с сердцем», — рассказал Дмитрий Достоевский.
На следующий день он ожидал, что боли начнутся вновь, но с удивлением обнаружил, что никакой боли нет. «Я совершенно здоров и даже ощущаю в себе подъем сил…
С тех пор прошло пять лет, и у меня как будто этой болезни и не было», — отметил Д. Достоевский.

МОЛИТВА — ТА ЖЕ МЕДИТАЦИЯ
Но почему молитва имеет непосредственное воздействие на мозг?
Да потому, что наша речь состоит из определенного спектрального состава, набора определенных частот, их комбинаций и амплитуд. На этом и построена молитва, имеющая много общего с музыкой и медитацией.
Кстати, сотрудники Уэйк-Форестского медицинского центраы Северной Каролины (США) обещают, что скоро мы забудем про обезболивающие препараты, потому как медитация снимает боль гораздо лучше.
К таким выводам они пришли после небольшого исследования, в котором приняли участие десять добровольцев. Так как никто из них никогда до этого не занимался медитацией, все подопытные прошли экспресс-тренинг: их научили управлять дыханием и фокусировать внимания на отвлеченных мыслях.
При этом к ноге каждого участника эксперимента был прикреплен специальный аппарат, нагревавший кожу до 32°C, что вызывало у испытуемых дискомфорт. Разобраться, как на все это реагировал мозг отчаянных добровольцев, специалистам помогла магнитно-резонансная томография.
Оказалось, что после часовой медитации активность в участке головного мозга, отвечающем за болевые ощущения, снизилась на 40%. В то время как морфий и другие болеутоляющие препараты дают в среднем 25-процентный эффект.
Татьяна Николаева, врач-нейрофизиолог, кандидат медицинских наук

Кто-то говорит, что стекло глотать легче, чем правду. Я с ними согласна.Я любила танцевать и рисовать ангелов. А потом жизнь как будто заново. Мне было почти 17, и тогда я увидела ее немного с другого ракурса. Когда мне было 17, я потеряла лучшего друга. И это было достаточно трагично для меня, чтобы закрыться. Мне позвонили и сказали, что Саши больше нет. Я шла домой, и не могла поверить, что все, что было до этого момента, исчезло раз и навсегда, как будто и не было вовсе. Вся моя жизнь, которую я помню с детского сада — как дарил мне первые цветы, как смешно шутили на переменах, как подкалывал меня провожая домой — все это стало одним пустым звуком. И если бы у меня тогда спросили о дыхании, я бы промолчала и нарисовала бы пунктир. В аптеке, покупая очередное успокоительное, слышно песни, от которых тошнит, слышно людей, которые слушают песни, а потом их тошнит друг от друга, и боли то не видно, потому что беззвучные внутренности уже истощились. А через год я услышала телефонный звонок, телефонный голос и бросила трубку. Водитель грузовика заснул, выехав на встречную полосу, врезавшись в машину моих родителей.
Сердце разрывалось изнутри, потому что диагноз одиночества — это как лед за шиворот, что нельзя зашить все эти раны. Еще вчера 16 лет и знакомое «пофиг», а сегодня одна и за все отвечаешь сама, не имея права на ошибку. Это последний раз, я почти уверена, я знаю, и снова выпиваю. Сегодня ночь, завтра утро… Я потеряла счет дней, и так длилось больше двух лет.Но каждый раз, стоя в пропасти над крышей, меня что-то останавливало, и не давало сделать шаг туда, где я не могла бы уже об этом рассказать.Конечно же я не хотела жить, но я не хотела умирать. Два года… Два года жизни и не жизни слились для меня в один серый день, приход весны для меня ровным счетом ничего не значил. Но тривиальное выражение, что весна — это пробуждение, полоснуло по мне 29 марта 2010 года. Ежедневная рутина: работа-дом-дом-работа… Но этот день стал для меня именно пробуждением.
В метро была смерть. Смерть была рядом, но я жива. Я осталась жить. Нет. Я… Я осталась жить! Я должна жить! Я проснулась, точка! Сначала я обрела радость, радость жить. Эту радость внутри себя я берегла как когда-то в детстве берегла свои рисунки. А вслед за радостью пришел смысл. Мой смысл не в служении, и даже не в работе, которую я снова полюбила. Хотя так радостно видеть улыбки детей, которые смотрят на мои рисунки в детских книжках. Мой смысл — встретить Его — мою любовь. Начала писать книгу. Вот первые строчки, может быть, ерунда, не знаю, но я хочу перечитать еще раз: «Когда взгляды встречаются, происходит чудо. И тогда двое становятся одним, и с тем, как их любовь растет, они создают другое, одно. Это одно может быть кем угодно. Это можешь быть ты, или это могу быть я… Так что вначале я была двумя, а сейчас я одна. Только одна. Я ничто, только половина, ищущая вторую. В поисках недостающей части ищу кого-то, кто будет заботиться, кого-то, кто поймет, кого-то, кто полюбит, кто подарит радость, кто создаст, кто осветит, кого-то хорошего, забавного, интересного, милого, кого-то особенного, кого-то, кто заполнит пустоту в моем сердце, и сделает его целым. Я не прекращу его искать, пока не найду. И я найду его». Кто-то говорит, что стекло глотать легче, чем правду. Я с ними согласна.Я любила танцевать и рисовать ангелов.

А потом жизнь как будто заново. Мне было почти 17, и тогда я увидела ее немного с другого ракурса. Когда мне было 17, я потеряла лучшего друга. И это было достаточно трагично для меня, чтобы закрыться. Мне позвонили и сказали, что Саши больше нет. Я шла домой, и не могла поверить, что все, что было до этого момента, исчезло раз и навсегда, как будто и не было вовсе. Вся моя жизнь, которую я помню с детского сада — как дарил мне первые цветы, как смешно шутили на переменах, как подкалывал меня провожая домой — все это стало одним пустым звуком. И если бы у меня тогда спросили о дыхании, я бы промолчала и нарисовала бы пунктир. В аптеке, покупая очередное успокоительное, слышно песни, от которых тошнит, слышно людей, которые слушают песни, а потом их тошнит друг от друга, и боли то не видно, потому что беззвучные внутренности уже истощились. А через год я услышала телефонный звонок, телефонный голос и бросила трубку. Водитель грузовика заснул, выехав на встречную полосу, врезавшись в машину моих родителей.
Сердце разрывалось изнутри, потому что диагноз одиночества — это как лед за шиворот, что нельзя зашить все эти раны. Еще вчера 16 лет и знакомое «пофиг», а сегодня одна и за все отвечаешь сама, не имея права на ошибку. Это последний раз, я почти уверена, я знаю, и снова выпиваю. Сегодня ночь, завтра утро…

Я потеряла счет дней, и так длилось больше двух лет.Но каждый раз, стоя в пропасти над крышей, меня что-то останавливало, и не давало сделать шаг туда, где я не могла бы уже об этом рассказать.Конечно же я не хотела жить, но я не хотела умирать. Два года… Два года жизни и не жизни слились для меня в один серый день, приход весны для меня ровным счетом ничего не значил. Но тривиальное выражение, что весна — это пробуждение, полоснуло по мне 29 марта 2010 года. Ежедневная рутина: работа-дом-дом-работа… Но этот день стал для меня именно пробуждением.
В метро была смерть. Смерть была рядом, но я жива. Я осталась жить. Нет. Я… Я осталась жить! Я должна жить! Я проснулась, точка! Сначала я обрела радость, радость жить. Эту радость внутри себя я берегла как когда-то в детстве берегла свои рисунки. А вслед за радостью пришел смысл. Мой смысл не в служении, и даже не в работе, которую я снова полюбила. Хотя так радостно видеть улыбки детей, которые смотрят на мои рисунки в детских книжках. Мой смысл — встретить Его — мою любовь. Начала писать книгу. Вот первые строчки, может быть, ерунда, не знаю, но я хочу перечитать еще раз: «Когда взгляды встречаются, происходит чудо. И тогда двое становятся одним, и с тем, как их любовь растет, они создают другое, одно. Это одно может быть кем угодно. Это можешь быть ты, или это могу быть я… Так что вначале я была двумя, а сейчас я одна. Только одна. Я ничто, только половина, ищущая вторую. В поисках недостающей части ищу кого-то, кто будет заботиться, кого-то, кто поймет, кого-то, кто полюбит, кто подарит радость, кто создаст, кто осветит, кого-то хорошего, забавного, интересного, милого, кого-то особенного, кого-то, кто заполнит пустоту в моем сердце, и сделает его целым. Я не прекращу его искать, пока не найду. И я найду его».

Господь творит чудеса

«Кто найдет добродетельную жену? Цена ее выше жемчугов» (Прит.31:10)

Жив Господь! Он творит чудеса и доныне. Однажды пастор рассказал мне, что в общине № 9 есть одна сестричка, у которой не сложилась личная жизнь, но она заслуживает большего, чем имеет сегодня. Ещё я узнал, что она хорошая христианка и очень любит Иисуса. Казалось бы, чего ещё нужно мужчине— христианину? Как часто бывает: хочется найти для жизни послушную «овечку», не учитывая того факта, что сам являешься строптивым «козлом». Сердце моё взыграло, мысли в голове закружились. Захотелось взглянуть на неё и познакомиться. Но когда мне сказали, что у неё два высших образования, и она без пяти минут кандидат наук, разум сразу охладел, сердце успокоилось, а планы на будущее резко изменились. Меня нисколько не пугал её социальный статус, напротив, мне всегда было интересно общаться с умными женщинами, но здесь — Церковь, другая мораль. Кроме того, у меня был огромный комплекс, связанный с бурным прошлым. С того момента, как я пришел к Богу, в своих молитвах просил Бога помочь мне найти такую женщину, которой в жизни будет нужен именно такой, как я. Чтобы не стал для неё непосильным грузом, и жизнь её рядом со мной не стала мрачной и скучной. Ведь Божья любовь никогда не ищет своего. Она ищет тех, кто в ней нуждается. Не могу объяснить почему, но я стал упоминать её имя в своих молитвах. И с каждым днём молился о ней всё чаще и чаще. Хотя встречи с ней особенно не искал, да и времени свободного практически не было: целый день помогал на строительстве Молитвенного дома, а вечером служение, группа анонимных наркоманов. Так пробегали дни в общении с братьями и сестрами. Так я возрастал в любви у Бога и людей.

Был один из субботних дней, когда народ Божий собирается вместе, чтобы поклониться своему Богу, Творцу и Создателю, и прославить дорогого Спасителя Иисуса Христа. Он был Господином субботы не только в древности (Исх.20:8-11), но Им остается и сегодня (Марка 2:28), а также будет таковым в Вечном Царстве (Исайи 66:22,23). Какому Господину поклоняемся, Тому и служим каждый день своей жизни. В собрании объявили, что сестра Алла в силу сложившихся обстоятельств переводится в нашу общину.

Познавший Бога и водимый Духом Божьим после долгих месяцев искренних молитв, спрашиваю: «Господи, а от Тебя ли это?» Сейчас пишу с улыбкой на лице и благодарностью в сердце, а тогда в моей душе было полное смятение. Но я знал, что «сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа» (Иак.1:6,7) Мы много общались, так как были общие переживания за служение и помощь созависимым семьям. Кроме дружеского и братского общения никаких планов мы с Аллой не строили. Но однажды она пропала и несколько недель не появлялась в церкви. К сожалению, соседи не смогли ничего подсказать. Но зато сердце подсказывало неладное. И вот тогда случилось то, что называется испытанием истинной дружбы и братской любви в Господе.

Я нашёл Аллу в доме её матери. Бывают в жизни моменты, когда никого не хочется видеть. Я бы ни за что не стал навязываться, если бы почувствовал себя в числе нежеланных. Мы много вместе молились, но истинной причины ее переживаний я так и не узнал. Пережив в своей жизни страшное чувство отчаяния и безнадежности, я чётко осознавал, в чём сейчас нуждается моя сестра. Поэтому старался поддержать словом и всегда держал свою руку протянутой. Мы назначили утреннее и вечернее время для совместных молитв. Я у себя дома, она — у себя.

Наступил день, когда Бог сделал то, чего не может сделать ни один человек. Алла открыла мне свои сокровенные переживания, и я узнал о её болезни. С этой минуты началось моё испытание на порядочность.

«Сотворившая чудо», но не сумевшая понять его

2011-01-31 М. Линде Версия для печати

«Сотворившая чудо»: так называется фильм об истории Хелен Келлер — первого слепоглухого человека, не только научившегося разговаривать, но и получившего высшее образование. Название фильма относится, конечно, не к ней, а к ее учительнице — Энн Салливан, которая, как считалось, «разбудила» в Хелен сознание.

Фильм был снят в США Артуром Пенном в 1962 году, еще при жизни Хелен (на тот момент ей было 82 года). Нужно сказать, что фильм получился действительно качественный, особенно с точки зрения игры Пэтти Дьюк (Хелен) и Энн Бэнкрофт (мисс Салливан), получивших каждая по «Оскару» за лучшую женскую роль. Сцена в столовой, где учительница «укрощает» избалованную и непокорную Хелен, заставляя ее есть ложкой из своей тарелки (а не как приучили ее родители — ходить вокруг стола и брать из тарелок сидящих за ним еду прямо руками) считается одной из самых сильных психологических сцен в мировом киноискусстве.

«Сотворившая чудо»: сцена в столовой

Однако, еще задолго до появления фильма история Хелен успела стать всемирно знаменитой. Марк Твен, познакомившись с Келлер, сказал, что XIX век знал двух по-настоящему великих людей: Наполеона и Хелен Келлер. Уже в возрасте 16 лет слепоглухая Хелен поражала окружающих своим умом, благодаря чему получила финансовую поддержку бизнесмена Генри Роджерса и смогла поступить в Редклиффский колледж. Семья Хелен была слишком бедной для того, чтобы обеспечить ей высшее образование.

Наверное, самым поразительным для обычных людей, встречавших Хелен после нескольких лет обучения, было то, что она могла разговаривать, в том числе обычной речью, а не только с помощью тактильного языка (метод обучения звуковой речи слепоглухих состоит в том, что им дают почувствовать вибрации гортани во время произношения того или иного звука и учат воссоздавать такие же вибрации). Собственно говоря, научить Хелен языку — эту задачу и ставила перед собой Энн Салливан, приехав в дом Келлеров. Обучение языку казалось учительнице единственным способом разбудить в девочке человека, приобщить ее к человеческому миру. Однако, как это сделать, она не знала. Она работала с Хелен в двух направлениях: с одной стороны, она постоянно показывала ей с помощью тактильного языка все новые и новые слова, с другой приучала Хелен к дисциплине и послушанию. По фильму складывается впечатление, что единственное, что мешало Хелен наконец овладеть языком — это именно ее избалованность. Поэтому залогом успеха Салливан, как казалось и ей самой, и всему научному миру, стал ее сильный характер, ее энергичность и целенаправленность. Превращение Хелен в человека происходит в тот момент, когда мисс Салливан удается присмирить Хелен и та понимает, что между знаками, которые ей показывает учительница и водой, текущей по ее рукам, есть связь.

Так, фактически, слово — неважно, в какой форме, звуковой или жестовой — оказывается ответом фильма «Сотворившая чудо» на вопрос об отличии человеческого поведения от поведения животного. Мы привыкли осознанно общаться с помощью речи, и другого такого же эффективного способа объяснить что-то, научить чему-то, как рассказать это словами, мы не знаем. Овладение языком поэтому оказывается важнейшим критерием развития человека, так что родители не на шутку волнуются, если их ребенок в 3 года еще не разговаривает — может быть, у ребенка есть и другие проблемы, но этот показатель кажется самым очевидным, самым правдивым. И фильм о Хелен Келлер как бы подтверждает это мнение, демонстрируя, что слово и мысль — это одно и то же, что где есть слово — там есть и мысль.


Хелен Келлер

Конечно, история Хелен действительно поразительна, особенно когда не просто читаешь о ней, а видишь в этой прекрасной экранизации ее жизни, как из чего-то совершенно дикого, лишь по форме тела напоминающего человека, рождается действительно человеческое сознание и поведение, как один человек творит своими же руками, своей же волей другого. Фильм «Сотворившая чудо» очень хорошо показывает две вещи — что человек не формируется автоматически, от природы, и что не в физиологических параметрах (в данном случае это зрение и слух) ребенка кроется его возможность стать человеком, а в чем-то другом.

Но методологически подход, показанный в фильме, на сегодня сильно устарел. Если в XIX веке феномен Келлер действительно мог считаться чудом и приписываться даже божественной силе (как и положено чуду), то сегодня, в XXI веке, наука обязана не просто восхищаться и описывать подобные факты, а теоретически объяснить их и научиться воссоздавать. Ведь если понять, каким образом научилась говорить Хелен — это не только раскроет новые возможности в воспитании слепоглухих, но и вообще будет объяснением механизма обучения языку. Ведь это, так сказать, «чистый случай»: отсутствие зрения и слуха дает возможность увидеть, что «автоматическое» возникновение сознания у ребенка — не более чем иллюзия. Принципы работы со слепоглухими можно использовать и для более эффективного развития обычных, зрячеслышащих детей, они могут подсказать родителям, как правильно организовывать раннее воспитание, чтобы отпала, в частности, такая актуальная сегодня проблема поздней речи.

Но вот с этой ли проблемой нужно бороться? Для правильного ответа на этот вопрос нужно более детально, чем это предложено в фильме, ознакомиться с историей Хелен и с современными достижениями в вопросах воспитания слепоглухих детей.

Даже судя по фильму, на момент «попадания в руки» к Энн Салливан девочка была не такой уж и глупой: она умела ходить, различала людей, просила пришить кукле глаза, при первой же встрече заперла учительницу в комнате на ключ, а ключ спрятала во рту, а потом выбросила… Отсутствие у нее способности говорить скорее состояло в том, что ее не особенно-то старались понимать, хотя она сама старалась как могла, придумав более полусотни знаков для общения с семьей. Но родители, записав ребенка в безнадежные, просто содержали его дома как домашнюю зверушку и, когда Хелен начала приносить слишком много неприятностей и неудобств, собирались отдать ее в богадельню. Очень характерное поведение: так отдают щенков и котят, которые уже выросли из «милого» возраста. Тем не менее, ругать родителей Хелен не за что: они ведь не были виноваты в том, что их познания о сущности человека находились на доисторическом уровне.

Так что если внимательно присмотреться, то становится понятно, что Хелен научилась мыслить еще до встречи с мисс Салливан. Но как? Ведь никто с ней не занимался, по крайней мере, в фильме это никак не отображено. Оказывается, что в жизни у девочки была учительница еще задолго до Салливан — ее маленькая чернокожая служанка, которая ухаживала за Хелен и по ходу этого учила ее обращаться с разнообразными вещами: одеждой, мебелью, предметами быта. Но на это никто не обратил внимания: это не считалось обучением.

Однако, как было научно доказано позже, именно обучение обращению с разнообразными предметами — основа формирования у ребенка мышления. Это не так уж трудно понять, если подумать о том, что в каждой вещи заложена логика определенного процесса, и учась пользоваться этим предметом, человек одновременно познает эту логику, учится мыслить так же, как мыслил тот, кто эту вещь изготовил, приобщается к опыту человечества, выработавшего форму этой вещи. Думать человека заставляет каждая вещь, с которой он имеет дело, и это обучение начинается задолго до того, как ребенок хоть в какой-то мере овладевает языком.

Что человек научается мыслить в труде, или, выражаясь по-научному, в предметно-практической деятельности, во времена Хелен Келлер было уже известно — первым эту мысль сформулировал и доказал Фридрих Энгельс в своем знаменитом произведении «Роль труда в превращении обезьяны в человека», которое он написал за 4 года до рождения Хелен.


Фридрих Энгельс, «Роль труда в превращении обезьяны в человека»: обложка аудиокниги

Однако, тогда еще не было психологов и педагогов, которые практически бы разрабатывали эту теорию. Психологии как науки вообще еще не существовало, а педагогика блуждала в абстрактном гуманизме и по сущности была еще схоластичной.

Так, мисс Салливан в своей работе с Келлер опиралась на идеи доктора Самюэля Хова (Samuel Gridley Howe), который хоть и был революционером в деле воспитания слепых и глухих (по крайней мере, он считал, что они не должны жить в изоляции от общества), но теоретически оставался вполне в пределах вербальных теорий обучения, в основе которых лежит знак (слово), то есть форма. Такое обучение приносит результат, если у учеников уже сформирована способность мыслить: с помощью обучения все новых и новых знаков ученики расширяют свои возможности общения, но реально процесс обучения мышлению проходит в стороне от обучения знакам, так что эффективность знакового обучения оказывается очень низкой. Педагог, вместо того, чтобы сознательно использовать действие с предметом для формирования понятия, сам как слепой котенок в произвольном порядке предлагает ученику знаки-слова, которые для ученика еще ничего не значат, не связаны с предметом, сущность которого он может познать, только использовав его по его предназначению. Так что получалось, что успехи такой педагогики были «случайными», и хотя благодаря тому, что такие дети как Хелен уже умели обращаться со многими предметами, а значит, уже имели человеческое мышление, обучение словесной речи помогало им перейти на новый уровень общения, однако, сами педагоги, в том числе и такие мастера как мисс Салливан, не понимали, как же это все-таки происходит. Именно поэтому, наверное, и Энн Салливанн, и сама Келлер неоднократно объясняли успехи Хелен «божественным озарением».

Достаточно быстро появилась теория, отрицающая вербальный, идеалистический подход к обучению человека. Это была теория советского ученого мирового значения Павлова — фактически, первая материалистическая теория воспитания. Однако, в полной мере объяснить формирование специфически человеческого мышления с помощью рефлексов не удалось — для этого мало было одного материализма, нужен был материализм, не отрицающий идеальное, а понимающий его природу и способный его не только объяснять, но и творить. Здесь нашла свое практическое применение гениальная идея Энгельса о том, что мышление возникает в практической деятельности человека.

Впервые в педагогике теорию обучения в предметной деятельности применили на практике советские психологи Александр Мещеряков и Иван Соколянский, и их успехи были колоссальными: им удалось воспитать не одного, не двух слепоглухих, а почти что поставить их воспитание «на поток». Их воспитанники не только научались говорить, но и получали сложные рабочие профессии, некоторые из них шли в науку, сами становились психологами, педагогами. Хелен Келлер, как известно, тоже получила высшее образование и стала писательницей, но, повторяем, достижение подхода Соколянского и Мещерякова было в том, что такие случаи перестали быть исключениями из общего правила: стало ясно, что принципиально каждый слепоглухой может стать полноценным человеком, что для этого требуется не чудо, не уникальные их физиологические способности или талант, а правильно налаженная и теоретически грамотная работа специалистов.

Школа Соколянского-Мещерякова, конечно, — тема отдельного разговора, о ней можно написать очень много, но это, к счастью, уже сделано (их опыт, например, прекрасно описан в статьях Эвальда Ильенкова «Становление личности: к итогам научного эксперимента», «Откуда берется ум?», «Психика человека под “лупой времени”». Главный секрет их подхода — сознательное вырабатывание мышления через применее предметов, или, как это называлось у них самих «совместно-разделенная деятельность». Конечно, это требовало огромного терпения и многократных повторений одних тех же действий, но иного пути нет. Научаясь понимать логику окружающих их вещей, слепоглухие дети приобщались к человеческому мышлению, а обучение языку после этого проходило уже достаточно легко, это была уже не качественная, а количественная работа: понятийное мышление уже сформировано, осталось только запомнить знаки, обозначающие понятия.

А с помощью одного только знака, как это показано в фильме, когда Салливан учила Хелен словам «табуретка» или «дерево», просто ложа на них руку девочки, никак не возможно сформировать понятие ни о табуретке, ни о дереве. Это все равно, что пытаться объяснить маленькому ребенку, что такое слон, завязав ему глаза и дав потрогать слона, например, за хвост: ребенок скажет, что слон — это веревочка. Если бы Энн Салливан знала то, что позже узнали в своей работе Соколянский с Мещеряковым, она бы «показывала» Хелен табуретку не стуча по ней ладонью, а демонстрируя действие, которое ее бы характеризовало.

Энн Салливан показывает Хелен знаки, обозначающие слова

Казалось бы, это уникальное в целом мире достижение советской психологии и дефектологии должно было раз и навсегда покончить с сомнениями о возможностях слепоглухих, подарив им, наконец, право быть такими же людьми, как те, кому больше повезло с физиологическими данными. Однако — только представьте себе это! — их опыт оказался невостребованным в XXI веке! Теория Мещерякова и Соколянского, разработанная до деталей и многократно подтвержденная практикой, сейчас не используется, а слепоглухие дети во всем мире опять, как во времена Хелен, растут больше похожими на животных, чем на людей. Даже в Загорской школе, где был выработан этот мощный метод, уже давно дальше обучения пользоваться ложкой не доходит. Почему так произошло? Ответ на этот вопрос прост и банален: эти дети никому, кроме своих родителей, не нужны. Общество не заинтересовано в их развитии, в нем и так хватает конкуренции, так что нет никакого смысла тратить массу ресурсов и сил на воспитание из этих детей людей.

Слепоглухие имеют шансы стать людьми только в обществе, для которого главная ценность — сам человек. Только в таком обществе их развитие может стать не чудом, а обязанностью и большой радостью для человечества.

теориякультурарецензии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *