Блаженны плачущие ибо они утешатся толкование

Блаженны плачущие ибо они утешатся толкование

<<< БИБЛИОТЕКА >>>

Святитель Григорий Нисский. О блаженствах

Слово 3

«Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Матф.5,4.)

Не взошли мы еще на вершину горы, но в мысленном пока подгории; хотя и миновали уже два некие холма, блаженствами возведенные в блаженную нищету и высшую нищеты кротость, откуда слово ведет нас к большим еще возвышениям, и показывает между блаженствами третью по порядку возвышенность, на которую, без сомнения, надлежит поспешить, как говорит Апостол, леность «всяку отложше, и удобь обстоятельный грех» (Евр. 12, 1.); чтобы легкими и проворными став на вершине, приблизиться душою к чистейшему свету истины. Посему, что значит сказанное: «блажени плачущии: яко тии утешатся»?

Посмеется, конечно, у кого в виду этот мир, и, издеваясь над словом сим, скажет так: если ублажаются по жизни истощаемые всяким бедствием; то следует, конечно, что бедствуют те, у кого жизнь беспечальна и благоденственна. И таким образом увеличит еще смех, перечисляя роды бедствий, выставляя на вид худые последствия вдовства, горькое состояние сиротства, убытки, кораблекрушения, взятие в плен на войне, несправедливые решения в судах, изгнания из отечества, описания имуществ, бесчестия, бедствия от болезней, как то: увечья, отъятие членов, и всякого рода телесные повреждения, и если еще какое страдание, касающееся или тела, или души, приключается людям в сей жизни, все опишет в слове, и тем, по его мнению докажет, будто бы достойно осмеяния слово, ублажающее плачущих. Но мы, не обращая много внимания на тех, которые имеют тесный и низкий взгляд на мысли Божественные, постараемся, сколько возможно, рассмотреть заключающееся в глубине сказанного богатство; чтобы и чрез это сделалось явным, сколько разности в разумении плотском и перстном с разумением возвышенным, небесным.

С первого взгляда блаженным можно признать плач о проступках и о грехах, по учению о печали Павла, который сказал, что не один вид печали, но есть печаль мирская, и есть печаль «по Бозе содеваемая», и дело печали мирской смерть, а вторая печаль покаянием «соделовает» печалющимся спасение (2 Кор. 7, 10.). Ибо подлинно не недостойно ублажения такое состояние души, когда, пришедши в чувство худости, оплакивает она порочную жизнь. Как в телесных недугах, в которых одна из частей тела от какого либо повреждения делается недействующею, знаком омертвения недействующей части служит ее бесчувственность; если же каким врачебным искусством телу снова возвращено будет жизненное чувство, то радуются уже болям члена, и сам страждущий, и прислуживающий больному, признаком переворота болезни на здравие принимая то, что член стал уже чувствовать причиняемую ему боль: так, когда иные, как говорит Апостол, «в нечаяние вложшеся» предадут «себе» (Еф.4,19.) жизни греховной, став подлинно какими-то мертвыми и недействующими для жизни добродетельной, ни мало не чувствуют они того, что делают. Если же коснется их какое либо врачующее слово, как бы горячими какими и опаляющими составами, разумею строгие угрозы будущим судом, и страхом ожидаемого до глубины проникнет сердце, и в нем, оцепеневшем от страсти сластолюбия, как бы растирая и согревая, подобно какому-то горячительному и острому врачевству, страх геенны, огнь неугасимый, червя не умирающего, скрежет зубов, не престающий плачь, тьму кромешную и все сему подобное, заставит почувствовать ту жизнь, какую проводить; то соделает его достойным ублажения, произведя в душе болезненное чувство. Как и Павел восшедшего неистово на отцово ложе до тех пор бичует словом, пока остается он бесчувственным к своему греху; а когда врачевство укоризн коснулось этого человека, как соделавшегося уже блаженным за свой плачь, начинает утешать, да не многою как говорить, «скорбию пожерт будет токовый» (2 Кор. 2, 7.).

Положим, что и эта мысль в предлагаемом взгляде на учение о блаженстве небесполезна будет для жизни добродетельной, потому что грех в естестве человеческом как-то умножается, а покаянный плачь оказывается врачевством от него; но мне кажется, что слово усильнейшим действием плача означает нечто имеющее более глубокий смысл, нежели сказанное, заставляя разуметь кроме сего нечто иное. Ибо если бы слово указывало на одно покаяние по прегрешении, то последовательнее было бы ублажать плакавших, а не всегда плачущих. Так если для сравнения взять болезненное состояние; то ублажаем излечившихся, а не тех, которые всегда лечатся, потому что продолжение лечения показывает вместе и неукрощаемость недуга. Но и по другой причине, кажется мне, не хорошо ограничиться такою одною мыслию, будто бы словом сим уделяется блаженство одним плачущим о грехах. Ибо найдем многих, проведших жизнь безукоризненно, и, по свидетельству самого Божия Слова, отличившихся всяким Добрым делом. Какая любостяжательность у Иоанна? Какое идолослужение у Илии? Какое малое или большое прегрешение в их жизни известно истории? Что же? Неужели слово сие предположит, что вне блаженства и они, и первоначально не болевшие, и недошедшие до потребности в сем врачевстве, разумею покаянный плачь? Не будет ли нелепо признать таковых лишенными божественного ублажения за то, что не грешили, и не врачевали греха плачем? Или в таком случае грешить не будет ли предпочтительнее того, чтобы жить безгрешно, если одним кающимся дана в удел Утешителева благодать? Ибо сказано: «блажени плачущии: яко тии утешатся». Посему, сколько можно, последовав, как говорит Аввакум, «на высокая» Восходящему (Авв. 3, 19.), еще поищем заключающегося в сказанном смысла, чтобы дознать, какому плачу уготовано утешение Святаго Духа.

Посему посмотрим сперва, что такое в человеческой жизни самый плачь, и отчего иногда бывает он? Всякому явно, что плачь есть унылое расположение души, появляющееся при лишении чего либо любимого; каковое состояние в живущих благополучно не имеет места. Например: человек благоуспешен в жизни, все дела идут, как по течению реки, в приятность ему, веселит его супруга, радуют дети, подкрепляют своим содействием братья, в народном собрании он пользуется почетом, а у начальства добрым о себе мнением, страшен противникам, уважается подчиненными, обходителен с друзьями, изобилует богатством, живет в свое удовольствие, приятен, беспечален, крепок телом, имеет все, что почитается в этом мире дорогим: такой человек, конечно, живет в веселье, наслаждаясь каждою вещью, какая есть у него. Но если благоденствия сего коснется какая либо превратность, и, по дурному какому-то стечению обстоятельств, произведет или разрыв с наиболее любимыми, или утрату в имуществе, или какие либо телесные повреждения; тогда лишением увеселяющего производится противоположное расположение, которое называем плачем. Посему истинно данное о нем понятие, что плачь есть скорбное некое ощущение утраты того, что увеселяет. Если же понять нами плачь человеческий, то пусть очевидное послужит некоторым путеуказанием к незнаемому, и сделается явным, что такое плачь ублажаемый, за которым следует утешение.

Ибо, если здесь плачь производится лишением благ, какие у кого есть, и никто не станет оплакивать того, что желает утратить; то надлежит прежде узнать самое благо, что оно такое в действительности, а потом составить понятие о человеческом естестве; ибо сим достигнется и то, чтобы преуспеть в ублажаемом плаче. Например из живущих во тьме, когда один родился в темноте, а другой привык наслаждаться внешним светом, но насильно стал заключенным, настоящее бедствие не одинаково действует на обоих. Ибо один, зная, чего лишился, тяжелым для себя почтет утрату света; а другой, совсем не знавший такой благодати, проживет беспечально, как выросший во мраке, и рассуждая, что не лишен ни одного из благ. А посему пожелание насладиться светом одного поведет ко всякому усилию и примышлению снова увидеть то, чего лишен насильно; а другой состарится, живя в темноте, потому что не знал лучшего, признавая для себя благом настоящее. Так и в рассуждении того, о чем у нас речь, кто возмог усмотреть истинное благо, и потом уразумел нищету человеческого естества, тот, конечно, почтет душу бедствующею, оплакивая то, что настоящая жизнь не пользуется оным благом. Посему, кажется мне, слово ублажает не печаль, но познание блага, по причине которого человек страждет печалью о том, что нет в жизни сего искомого.

Посему порядок требует исследовать, действительное ли нечто есть оный свет, которым темный этот вертеп естества человеческого не озаряется в настоящей жизни? Или, может быть, пожелание стремится к тому, чего нет, и что непостижимо? Ибо таков ли наш рассудок, чтобы следить ему за естеством искомого? Таково ли значение имен и речений, чтобы передать нам ими достойное понятие о высшем свете? Как наименую незримое? Как представлю невещественное? Как покажу не имеющее вида? Как постигну то, что не имеет ни величины, ни количества, ни качества, ни очертания, не находится ни в месте, ни во времени, вне всякого ограничения и определенного представления? Чье дело жизнь и самостоятельность всего представляемого благом? К чему прилагается мыслию всякое высокое понятие и именование: Божество, царство, сила, присносущие, нетление, радость, радование, и все высоко мыслимое и сказуемое? Посему, как и при каких помыслах возможно, чтобы таковое благо стало доступным взору, было и созерцаемым и не видимым? Всем существам сообщило бытие, а само было присносущим, и не имело нужды приведения в бытие?

Но чтобы не утруждал себя напрасно разум, простираясь до пределов беспредельного, прекратим пытливое исследование об естестве превысших благ, так как все подобное сему не может и быть постигнуто; извлечем же ту одну пользу из своих изысканий, что, по самой невозможности увидеть искомое, отпечатлеется в нас некое понятие о величии искомого. Но в какой мере, по нашему верованию, благо по естеству своему выше нашего ведения, в такой паче и паче усиливаем в себе плачь о благе, с которым мы разлучены, и которое так высоко и велико, что даже ведение о нем не может быть вместимо. И сего-то блага, превышающего всякую силу постижения, мы люди были некогда причастниками; и в естестве нашем оное превысшее всякого понятия благо было в такой мере, что обладаемое человеком, по самому точному сходству с первообразом, казалось новым благом, принявшим на себя образ первого. Ибо что теперь гадательно представляем об оном благе, все то было у человека: нетление и блаженство, самообладание и неподвластность, беспечальная и не озабоченная жизнь, занятие божественным, тем, чтобы взирать на благо и чистым и обнаженным от всякого покрывала разумением. Ибо все сие дает нам в немногих речениях гадательно уразуметь слово о миробытии, говоря, что человек создан по образу Божию, жил в раю, и наслаждался насажденным там; а плод оных растений жизнь, ведение и подобное сему. Если же это было у нас; то как не востенать о бедствии, сравнительно с тогдашним блаженством сличающему настоящую ныне бедность? Высокое унижено; созданное по образу небесного оземленилось; поставленное царствовать поработилось; сотворенное для бессмертия растлено смертью; пребывающее в райском наслаждении преселено в эту болезненную и много трудную страну; воспитанное в бесстрастии обменяло сие на жизнь страстную и кратковременную; неподвластное и свободное ныне под господством столь великих и многих зол, что невозможно исчислить наших мучителей. Ибо каждая в нас страсть, когда возобладает, делается властелином порабощенного, и подобно какому-то преобладателю, заняв твердыню души, чрез самих подчинившихся ей мучить подвластного, наши же помыслы в угодность себе употребляя на свою прислугу. Так раздражительность, гнев, страх, боязнь, дерзость, состояние печали и удовольствия, ненависть, ссора, бесчеловечие, жестокость, зависть, ласкательство, памятозлобие, нечувствительность, и все страсти, представляющиеся против нас действующими, составляюсь список каких-то мучителей и властелинов, как пленника какого, власти своей порабощающих душу. А если кто исчислит и беды постигающие тело, тесносоединенные и неразлучные с естеством нашим разумею различные и разнообразные роды болезней, которых в начале вообще не испытывало человечество; то гораздо обильнейшие прольет слезы, взирая вместо благ сравнительно с ними на скорби и благоденствию противоположные бедствия.

Посему Ублажающий плачь, кажется, втайне учит душу обращать взор к истинному благу, и не погружаться в настоящую прелесть сей жизни. Ибо невозможно, как вникающему тщательно в дела прожить без слез, так глубоко погрязшему в житейских удовольствиях думать, что он печален. Подобное сему можно видеть на бессловесных. Хотя жалости достойно устройство их естества (ибо что жалостнее сего быть лишенным разума?); однако же нет у них никакого чувства о своем несчастии; напротив того и ими проводится жизнь с некоторым удовольствием: конь поднимает вверх голову, вол взрывает пыль, свинья щетинит волосы, молодые псы играют, тельцы прыгают, и всякое животное, как можно видеть, какими-нибудь знаками показывает свое удовольствие. А если было бы у них какое либо понятие о даре разума; то не проводили бы они в удовольствии своей глупой и бедственной жизни. Так и людьми, у которых нет никакого ведения о благах, каких лишилось естество наше, настоящая жизнь препроводится в удовольствии. А кто услаждается настоящим, тому следует не искать лучшего. И кто не ищет, тот и не найдет приобретаемого одними ищущими.

Итак поэтому Слово ублажает плачь, признавая его блаженным не потому, что таков он сам по себе, но потому, что от него происходите. Да и связь речи показывает, что для плачущих блаженно плакать, так как сие самое приводит к утешению. Ибо Господь сказал: «блажени плачущи», и не остановил на сем речи, но присовокупил: «яко тии утешатся». Сие-то, кажется мне, проразумев великий Моисей (лучше же сказать, Слово чрез него учреждающее это), в таинственных обрядах пасхи узаконил иудеям в дни сего праздника есть неквасный хлеб, а приправою к снеди соделал «горькое зелье» (Исх. 12, 8.), таковыми гаданиями давая нам возможность дознать, что не иначе можем стать причастниками таинственного оного празднества, как к неизнеженной и безквасной жизни добровольно примешав горькое зелье века сего.

Посему и великий Давид, даже видя у себя высочайшую меру человеческого благополучия, разумею царство, обильно наделяет жизнь свою горьким зельем, жалобно стеня и оплакивая продолжение пришельствия своего во плоти, и лишаясь сил от пожелания чего-то большего, говорит: «увы мне, яко пришелствие мое продолжися» (Псал. 119,5.); а в другом месте, неослабно взирая на красоту «селений» Божиих, говорит, что «скончавается» от сильного желания, признавая для себя достопочтеннейшим причитаться там к последним, нежели первенствовать в обладании настоящим (Псал. 83, 2. 3.11.).

Но если кому угодно точнее уразуметь силу ублажаемого оного плача; то пусть разберет сам с собою повествование о Лазаре и богатом, в котором с большею открытностию уясняется нам таковое учение. Ибо Авраам говорит богатому: «помяни, яко восприял еси благая твоя в животе твоем, и Лазарь такожде злая: посему он утешается, ты же страждеши» (Лук. 16. 25.). Сему и быть надлежало после того, как чуждыми благого Божия о человеке смотрения соделало нас неразумие, лучше же сказать, злоумие. Поелику Бог узаконил нам наслаждаться благом, к которому не примешано зло, и воспретил к хорошему примешивать испытание худого; то, когда мы по жадности своевольно пресытились противным, то есть вкусили преслушания Божия слова; конечно естеству человеческому надлежит по этому изведать То и другое, иметь часть в печальном и веселящем. И как два века, также и жизнь, в сообразность с каждым собственно веком, представляется двоякою. Подобно сему и веселье двояко: одно в настоящем веке, а другое в предстоящем нам по упованию; то достоблаженно, долю увеселения истинными благами предоставить вечной жизни, а служение печали исполнить в этой краткой и временной жизни, почитая для себя утратою не то, если лишимся чего либо приятного в сей жизни, но то, если за наслаждение сею приятностью не получим лучшего. Посему, если блаженно в бесконечные веки иметь нескончаемое и всегда продолжающееся веселье, а естеству человеческому непременно должно вкусить и противоположного: то не трудно уже понять, что имеет в виду слово. Почему «блажени плачущии» ныне? Потому что «тии утешатся» в бесконечные веки. Утешением же служит причастие Утешителя; ибо собственное действие Духа есть дар утешения, которого да сподобимся и мы, по благодати Господа нашего Иисуса Христа! Ему слава во веки веков! Аминь.

Кроткие наследуют Землю

Надежда Мунцева

Приветствия, друзья.
Сколько же в нас натолкано программ, уничтожающих любое стремление к саморазвитию.
Но, как известно, силу крыльям встречный ветер даёт, и мы имеем право сделать помехи своей силой.
Такую картинку мне показали недавно:
Строгий, седой Ангел уронил на прозрачный стол толстую книгу, со словами:
-Принимай дела.
Стоящий рядом его молодой собрат, задумчиво почесал аккуратно уложенную прическу, взъерошив затылок.
— И это что всё?
-Нет, это только реестр наименований, куда тебе следует обращаться, когда станешь искать тех, кто востребует свои права. А сами списки там.
Седой распахнул дверь в огромное помещение, где рядами стояли папки с данными наследников.
-Ой….откуда столько? И что ты все эти века делал? Почему не нашёл?
-Чтобы найти, надо иметь заявление от наследников, их система нотариата – усложненная, скопированная и многажды переиначенная — наша система хранения данных. Но и у них, на Земле, требуется самим прийти к нотариусу, чтобы тебе свидетельство о праве на наследство.
И наследник сам решает, принимать ему его или нет.
А отказники…или те, кто забыли о своём праве…вот …здесь их данные.
Мы всегда надеемся на то, что они вернут себе себя, и свои права.
Но пока..вот посуди сам, как они говорят? Это ж их мысли так проявляются:
Кроткие — читаем короткие.
Победители – по бедам им нравится скакать, чтобы себя героями чувствовать, в обоих случаях. Победили, ура, празднуют чужие слезы, проиграли, можно жалеть себя, и страдать до бесконечности.
Достигающие, обязательно достигнут, того за чем гонятся, а догнав думают, а надо ли оно им было? И стоило ли оно тех усилий, времени, энергий, что на все эти достижения были потрачены. Ну….если у них ещё остается способность думать. Чаще те же бесплодные сожаления.
А заметил, что только в последних предложениях приставка бес несколько раз мелькнула.
Ох, сколько раз они её применяют в своей жизни.
Бессовестный, ну это правильно.
А остальное?
Бессмертный. Смертный бес.
Бесстрашный. Ох, страшный бес.
Господа поздравляют с Крещением…хоть бы задумались, если он Господь, то есть Бог, то есть Создатель, то зачем ему крещение?
Он Сам есть всё.
Обычный ритуал, человеческий, но зато каков размах, масштаб, продолжительность.
А сколько жизней положили во имя смерти?
Да….
Кроткие наследуют Землю, на короткое время, временщики, а потом что?
Опять нам за ними всё убирать? Отходы трансформировать? Пустыни орошать?
Нет, уж пусть сами вспомнят, о том, что Земля приняла всех. Всем даёт приют, тепло и ласку.
И дружно, мирно можно не только наследство получить, но и самим доброе оставить.
Не кроткое, короткое, а долгое, длительное.
-Эк, ты целую речь толкнул.
-Так в последний раз в этом кабинете стою, на повышение иду. Сначала обучение пройду, там у них, на земле, соберу новые данные, потом сюда вернусь, только сферой чуточку повыше. Ты обращайся, коль совет понадобиться, знаешь, ведь у нас нет разделения на высших, низших, средних, это я так…уже к земной жизни начинаю приспосабливаться.
Картинка потухла.
А на Земле родился младенец.
Когда? Да лет так десятков несколько назад.
Может быть, это вы были?

Есть, точнее. Может быть, это именно вам поручено собрать сведения о наследниках?
И заодно свои права, земные вспомнить?
Спросите свою душу.
Она всегда всё знает.
P.S.
Свидетельство о праве на наследство по Высшему закону Создателя
Место проживания наследника: планета Земля.
Дата рождения…………………………………..
Я, и.о. Ангела высшего нотариата, настоящим удостоверяю, что наследующий свои права, имеет полное право на воссоздание себя по образу и подобию.
Наследство состоит:
Удивительно прекрасное тело.
Чудесный аппарат, именуемый мозгом.
Пространство Высшего разума (слово высший применяет для упрощения понимания земных жителей), в котором хранятся знания всех эпох, и к которым есть доступ у всех желающих их получить.
Стоимость без цены.
Оплата — жизнь.
Востребовавшие своё право получают право на продление и улучшение жизни.
Право собственности подлежит активному востребованию через Высший Небесный аппарат, посредством обращения к своей душе.
Требование перенаправляется мгновенно в Источник.
Свидетельство имеет хождение по всей планете, именуемой Земля, и даёт право наследнику получать лучшие опыты, оставленные его предшественниками.
ВАЖНО:
Вспомнить!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Примите. Распишитесь.
http://svetnadegda.ru/forum/339-9227-1#171743

Блаженны неведающие

Ян Подорожный

Во многих знаниях много скорби.
Во времена израильско-иракского кризис, когда бывший иракский пахан, Саддам Хуссейн, угрожал нанести последний, но страшный удар по сионистскому режиму, мой старинный приятель Лёша Эйдельман проживал в Израиле. В стране восприняли угрозу серьёзно, прекрасно понимая неуправляемость восточных лидеров. В еврейских массах проводили усиленную работу по обучению навыкам, как быстро спрятаться в бомбоубежище в случае атаки, куда, всё-таки, при надобности «рвать когти».
Даже не прихватив белых тапочек. К вероятному удару готовились все службы. Народу были выданы противогазы, которые вменялось постоянно иметь при себе. Тёща Лёши Анна Борисовна с энтузиазмом восприняла вводимые правительством меры. «От этих мерзавцев, — говорила Анна Борисовна, не слишком уточняя, кого она имела в виду, — можно ожидать любую неприятность. Я их очень хорошо раскусила за прошедшее время, что провела здесь».
В любом случае, противогаз был прочно принайтован к талии тёщи. Но, однажды, во время одной из учебных тревог, когда довольно долго не давали команду на отбой, тётя Аня едва не отдала Богу душу. «Лёша, — обратилась она к зятю, как старшему из мужчин в доме, — просто какой-то ужас творится! Абсолютно нечем дышать в этом ихнем противогазе. Мне ж уже не надо никакого Хуссейна. С этим противогазом я же могу совсем умереть, Лёша. И без всякой ракеты на мою голову».
Анна Борисовна имела счастье родиться в солнечной Одессе и на всю жизнь сохранить специфику южного языка. Конечно, жизнь в столице несколько подпортила сочный одесский говор, но в тяжёлые минуты бытия черноморский сленг явно давал о себе знать. «Превалировал, — по выражению яйцеголовых. «Они тоже умники, — продолжала она, снова обращаясь неизвестно к кому, — нашли время начинать свою войну. Нам постираться надо, занавески снять, всё пропылесосить. Смотреть страшно, что делается в хате! Какой-то кошмар».
Пытливая мысль зятя заработала в поисках выхода из создавшегося положения. В Киеве он подвизался в фотостудии, и по его рассказам нередко приходилось искать решение в разнообразнейших, просто патовых, ситуациях. «Приходит как-то клиент с ярко выраженной внешностью нильского крокодила в анфас. В профиль вообще непонятно, на кого он смахивает. И просит срочно изготовить фото для знакомства с прекрасной дамой. Чтобы смотрелся не хуже Алена Делона.
Можно подумать, что Делон самый красивый. Но клиент желает, у него проблемы с внешностью. А ему надо эту фотку выслать куда-то по почте. И что вы думаете? Конечно! Пришлось-таки постараться, поработать. Но ведь этот «красавец» сам себя не узнал, когда я ему окончательный вариант своей работы после ретушировки под нос подсунул. «Вот тут я настоящий, каким должен быть», — высказался мне чрезвычайно обрадованный клиент, — а я раньше и не знал. Не догадывался даже». И отщедрил сверх таксы пару рубчиков».
С тёщей Лёша, бывший фронтовик, поступил чисто по-армейски. Помню свою службу в рядах несокрушимой и легендарной. Бывало, на учениях или на лёгкой трёхкилометровой пробежке по сопкам заставляли носить противогазную маску на лице. Ощущения самые мерзкие. Понимали, что так надо, но ведь искренне жаль себя. И начали втихаря откручивать гофрированную трубку, которая шла от маски непосредственно к противогазу. На учениях, слава Богу, настоящим газом не пользовались.
Может, под рукой не было, кто его знает? Так вот, офицеры время от времени дёргали за трубку, проверяя, сидит ли она на месте. Тогда для обмана начальства начали привязывать её шпагатом. Аналогично Лёша поступил с противогазом Анны Борисовны. И вручил ей во время очередного завывания сирен. Даже под резиновой маской, как рассказывал он после, было заметно, что тёще значительно легче жить.
После отбоя, содрав её с лица, она произнесла с чувством: «Так это совсем другое дело. Теперь мне никакой Хуссейн со своей отравой не страшен. Стало, чем дышать на полную грудь. (С грудью все вопросы у Анны Борисовны были решены более, чем положительно с самых молодых лет, по её словам). Воздух появился внутри тела». Лёша скромно промолчал. Его супруга Ида также не стала разочаровывать маму. Зачем? Блажены неведающие. Не так ли?
У нас жил сосед Игорь с женой и тремя потомками. Дети какими-то вышли разными на внешность и фигуры, что не мешало папе горячо любить их. И всё бы ничего, но в 1958 году в Москве грянул Международный молодёжный фестиваль, на который съехались отовсюду молодые борцы за мир во всём мире. Насчёт отчаянной борьбы с империалистами ситуация была несколько размытой, если не считать песен в защиту мира и непрерывных танцев, а вот любовные контакты практиковались весьма широко.
Жена соседа моментально завеялась в белокаменную посетить перманентно нездоровую маму. Супруга отсутствовала до окончания мероприятия. А потом вернулась весьма умиротворённая, и даже не бранила мужа. И вскорости родила, как говорили у нас на Подоле, небольшого ребёнка. Почти по Александру Сергеевичу: «Родила царица в ночь, не то сына, не то дочь». Ребёнок оказался крепеньким, в меру шумным и жизнерадостным. С одним маленьким различием от остальных отпрысков. Чёрным на всё туловище.
Вот тут папа и взвыл нехорошим голосом. И присмотрелся внимательней к своим предыдущим, несколько разнокалиберным, потомкам. А потом горестно пожаловался уже своей маме, что лучше бы он ничего не знал. «И жили бы спокойно и дружно, — прогоревал он вслух, — а так, что делать? Сильно же чёрный пацанчик». Не помнится, чем закончилась несколько трагикомичная история, но не сомневаюсь: простил он ей. Слишком любил детей.
Многие помнят великолепную сценку из репертуара театра Аркадия Райкина. Герою должны рассказать о каком-то неприятном для него инциденте. Герой, которого играл Аркадий Исаакович, руками и ногами отбрыкивается от подобных новостей. Просит рассказать без паники, спокойно, а лучше, вообще, ничего не рассказывать. Верный ленинец и борец за окончательное внедрение коммунизма в нашей стране, тов. Леонид Ильич Брежнев, категорически не выносил негативных новостей.
Его окружение, изучив потребности шефа в «правдивой» информации, плело такие байки о существующем положении дел в стране, что самих временами бросало в краску стыда. Но ведь для блага страны! А тут, что не сделаешь. Сам генсек смотрел на мир ясным взглядом, не ощущая никаких отрицательных эмоций. К чему привело подобное, знают все. Но автору, положа руку на сердце, самому невдомёк: нужно ли всё рассказывать о плохом.
В таксистскую бытность приходилось получать массу негатива. Начиная с выезда на линию и кончая заездом в парк. Идёшь на работу, а в голове мысль: напарник оставил исправный автомобиль, или, как обычно? Пришли на тебя рапорта из ГАИ или от контрольных служб? А может венец неприятностей – жалоба от пассажира в центральную газету с вытекающими последствиями. Поэтому некоторые наши водилы работали только по ночам, дабы пореже сталкиваться лицом к лицу с непосредственным начальством.
А когда встреча с шефом сулила безоблачное небо? Начальник нашей колоны №5, Н.Н.Косарь, сказал как-то в миг расслабления своим коллегам. «Я, если увижу своего водителя, просто для профилактики «клистир ему поставлю» на пару вёдер воды с патефонными иголками. Чтобы чтил и не расслаблялся надолго. И отношение несколько другое после такого поступка.
Сам чувствую». Коллеги, такие же начальники, согласно закивали головами. И поневоле приходилось буквально красться по автопарку во избежание встречи со своими руководителями. Старинная солдатская мудрость гласит: «Держись подальше от начальства и поближе к кухне, и служба промелькнёт незаметно». И с этой истиной трудно спорить.
Трудно без содрогания представить, сколько радости испытывали покупатели китайских молочных продуктов. Как в Поднебесной, так и близлежащих странах. Даже в старушку Европу просочились молочные деликатесы.

Химическая добавка из меломена, которого китайские любители хард-рока немедленно окрестили меломаном, добавляла некоторую пикантность продукту.
Находящиеся в блаженном неведении о наличии нефтяных компонентов потребители в восхищении цокали языками, пробуя на вкус дары китайской промышленности. Гром грянул, как и всегда, не к месту. Начали болеть младенцы, несколько малышей ушло из жизни. И тут все зашевелились. Вспомнили некачественные китайские штаны и электронику, а вкупе с ними кроссовки-однодневки и линяющие тенниски. Мир начал освобождаться от любых видов продовольствия из Китая, в которых наличествовали молочные добавки.
«Меломен на марше»! – кричали самые боязливые и недовольные, — гоните его взашей»!» «Не допустим меломен до своих любимых стен», — рифмовали другие, и были, несомненно, правы. А если бы не знали? Что тогда? Продолжали бы поглощать в неизмеримых количествах. И поправлялись бы с тела. А что лучше или хуже?
У меня приятель, работавший тренером, уехал на модные в семидесятые годы, заработки в Сибирь. Что-то строили, бурили, вскапывали. Работа была изнурительной, начинали с восходом солнца, а шабашили в кромешной темноте. Удобства находились на свежем воздухе, брились единицы, да и те, в основном, на ощупь. Дима, так я назову ушедшего из жизни приятеля, оттрубил два срока подряд. Чуть ли не полгода.
Отрастил на голове реденькую козлиную бородку рыжего цвета. Однако не это поразило его, когда он вернулся в Киев. «Представляешь, — рассказывал бывший заработчанин, — поглядел на себя в зеркало и обмер. Уши настолько обросли волосами, что куда-там медведям или волкам. То-то я замечал в последние недели, что хожу в декабре без шапки, а они не мёрзнут совсем.
А там же холодрыга какая!? И никто же из своих козлов не предупредил, — добавил он со злостью, — так и в самолёте с этими ушами перед стюардессой вы…пендривался. А она всё на меня приходила взглянуть с интересом. Подумал, что понравился ей. Хохотал ещё от радости».
Автор ни в коем случае не намерен читать морали, что-то советовать, ублажать кого-то. Мы хозяева своих судеб. В некоторой степени, конечно. Единственный совет, который могу дать: не проявляйте излишнее любопытство во всём. Длинный нос был к лицу только Буратино, да и у того по этому поводу возникали время от времени неприятности.
Люди, писавшие Библию, знали толк в жизни. Не сомневаюсь, что любой из вас приведёт десятки и сотни примеров, когда они испытывали неприятные минуты, узнав некоторые подробности своего бытия. Отсюда вывод: «Воистину блаженны неведающие».
Ян Подорожный. 01.11.08.

© Copyright: Ян Подорожный, 2017
Свидетельство о публикации №217032001117

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Ян Подорожный

Рецензии

Написать рецензию

Все верно, Ян. Мне понравилось. И этот рассказ и про Чернобыль. Вспомнилось — «меньше знаешь — лучше спишь». Это и про Чернобыль, так решали власти.
С уважением,
Владимир Кожин 3 21.03.2017 17:17 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Приятно пообщаться с понимающим тебя человеком, Володя.
К сожалению, в основном таких меньшинство.
Но не будем унывать…
Всё образумится…
Если повезёт…)
Ян Подорожный 23.03.2017 23:10 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Ян Подорожный

По данным всемирной организации здравоохранения, сердечно-сосудистые заболевания являются основной причиной смерти во всем мире. И кому-то может показаться, что именно эту проблему освещал Соломон, сказав:

Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни. (Притчи 4:23)

Что имел ввиду Соломон? Бегать по утрам и кушать овощи?

Однако если бы это было так, тогда эти слова противоречили бы другому месту из Писания, которое гласит, что «телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей (1Тим. 4:8).

Дело в том, что под сердцем в Библии подразумевается наш внутренний человек, характер, личность со всеми ее качествами.

О том, как это сердце беречь, как хранить его в чистоте и поговорим в этой статье.

Что говорил Иисус о чистоте сердца

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. (Св. Евангелие от Матфея 5:8)

Итак, мы знаем, что сердце — это наша личность со всеми ее качествами. Однако читая этот стих, возникает два вопроса.

  1. Как наша личность может быть чистой? (Ее что, стирать нужно?)
  2. И как это может быть связано со зрением, почему с нечистым зрением невозможно увидеть Бога? (Как мы знаем, от злобы диоптрии не зависят).

Иисус не зря упомянул чистоту. Дело в том, что согласно Моисееву закону физическая чистота имела важное значение при служении Богу. Нельзя было прикасаться к трупам и различным сквернам, дабы не стать нечистым. Фарисеи любили чистоту до маниакальности, и при любой возможности старались очиститься от грязи.

Однако все это имело лишь видимость праведности. Дело в том, что физическая чистота была лишь образом чистоты внутренней

18. а исходящее из уст — из сердца исходит — сие оскверняет человека, 19. ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления — 20. это оскверняет человека; а есть неумытыми руками — не оскверняет человека. (Св. Евангелие от Матфея 15:18-20)

Фарисеи и книжки ели чистыми руками, оставаясь при этом злыми, сребролюбивыми, гордыми и хулителями. Не стирать одежды и мыть тело призывал Ииисус, но избавляться от всех этих качеств и склонностей, если таковые у вас имеются.

18. Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела. 19. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?

(Первое послание к Коринфянам 6:18,19)

Например, блуд — это несомненно одна из скверн, от которых необходимо избавиться. Павел объясняет это тем, что наши тела являются образными Храмами в которых живет Святой Дух. И как буквальный храм должен был быть церемониально чистым, дабы там пребывала благодать Божия, так и мы должны хранить себя в святости, чтобы Дух Божий мог пребывать в нем. Т.е. иметь чистое сердце — это, например, не блудить и не распаляться похотью.

Чистое сердце — это такое состояние нашего внутреннего мира, при котором мы духовно, мысленно пребываем в святости и благочестии и это непосредственно отражается на нашем поведении.

Бога узрят

Хорошо, мы поняли, что такое ЧИСТОЕ сердце. Чистое сердце — это такое состояние нашего внутреннего мира, при котором мы духовно, мысленно пребываем в святости и благочестии и это непосредственно отражается на нашем поведении. Но как это влияет на то, узрим мы Бога или нет?

Еще раз повторюсь:

  • Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. (Св. Евангелие от Матфея 5:8)
  • Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа. (Послание к Евреям 12:14)

Неужели все грешники очкарики? И в баре, и в церкви количество людей в очках пропорционально одинаково. Как же понимать Иисуса?

Давайте рассмотрим эту историю по порядку.

На самом деле в Библейской истории были такие случаи, когда грешники слепли буквально.

Такое случилось в Содоме и Гоморре. Похотливые жители города хотели изнасиловать Ангелов Божьих, за что те поразили их слепотою.

Ангелы вывели из Содома праведного Лота и его семью, а те города Бог уничтожил.

Значит ли это, что Бог будет слепить и грешников современных? Буквально — нет.

Иисус сказал: на суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы. (Св. Евангелие от Иоанна 9:39)

Эти слова нельзя понимать буквально. Господь говорил здесь об исполнении пророчества Исаии

10 Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский! Исаия 29:13-14 13 И сказал Господь: так как этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человеческих; 14 то вот, Я еще необычайно поступлю с этим народом, чудно и дивно, так что мудрость мудрецов его погибнет, и разума у разумных его не станет.

Давайте разберем это пророчество более подробно.

  • Почему Господь называет Израиль народом Гоморрским и князьями Содомскими? Он ничего не перепутал, он просто сравнивает свой неверный народ с теми нечистыми похотливыми жителями.Содом и Гоморра — служат образом.
  • Обратите внимание, что Израиль обвиняется в том, что «сердце их далеко отстоит». Т.е. несомненно здесь речь о нечистом сердце.
  • Но что с ними случилось дальше? «Мудрость мудрецов погибнет и разума у разумных не станет» — именно от разума, а не от буквальных глаз зависит, «Увидим мы Бога или нет».

Теперь мы знаем, что Иисус, говоря, что только чистые сердцем Бога узрят, имел ввиду, что только у таких будет возможность познать Бога и истину. А грешники духовно ослепнут. Именно из-за своей гнилой натуры фарисеи не увидели в Иисусе Божьего сына. Именно потому что был с нечистым сердцем, т.е. вором, Иуда не увидел в Христе Миссию.

Заповеди блаженства

Аня Глейзер

Существует 8 заповедей блаженства.
» Увидев народ, Он взошел на гору; и, когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря:
Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.» (Мат. 5:1-3).
Нищие духом — не гордые, смиренные. Люди, которые подставят другую щёку, будут любить врагов, будут со смирением относится к родителям и властям. Всё это приближает нас к Христу, ведь такой образ жизни согласен Его проповедям.
Вторая заповедь блаженства:
«Блаженны плачущие, ибо они утешатся»(Мат. 5:4).
Верующие люди живут с осознанием того, что они с Богом, и Бог с ними. Такие люди могут плакать из-за тяжестей, свалившихся на их крест. Но верующий не должен впадать в уныние — смертный грех. Плачущие, впадающие в уныние, не прибегают к вере, а истязают себя внутренним унынием, которое поедает душу человека. Они теряют веру — надежду на Бога. При унынии следует молиться. Христиане не отпевают самоубийц, которые предпочли уныние собственной жизни.
Третья заповедь Христа:
«Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю»(Мат. 5:5).
Иисус снова напоминает о важности кротости и смирения — противостояние собственной гордыне, смертному греху.
Четвёртая заповедь блаженства:
«Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.»(Мат. 5:6).
Поиски истины делают человека мудрее, а значит, его вера подтверждается его разумом. Именно разум открывает Божью истину, которая восторжествует над ложью. Ложь мира сего в том, что этот мир лишь временный, а посмертная жизнь вечна. Но многие верующие об этом даже не задумываются (я тоже много лет жила в такой слепоте). В своём «Соборном послании» апостол Иаков писал: «Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто-нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих.Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут»(Иак. 2:15-19). Осознание истины о бесполезности мирских забот и стремлений делает человека близким к познанию Божьей истины.
Пятая заповедь блаженства:
«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут»(Мат. 5:7).
Сам Иисус был милостивым (хотя мог и разгневаться на торговцев в храме): Христос заступился за блудницу, которую хотели побить камнями согласно закону Моисееву. Иисус не отказывал обращающимся к Нему, кем бы они не были.

Позже в своей нагорной проповеди Иисус учил нас поступать так же: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся»(Мат:5:42). Иисус часто говорил о необходимости милости и сострадания, всепрощения и смирения. Милостивые будут помилованы.
Шестая заповедь из проповеди Иисуса:
«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят»(Мат. 5:8).
Что значит «чистый сердцем»? Как может человек сохранить сердце в чистоте? Верой. Сопротивлением грехам… Сохранить своё сердце в чистоте можно только при ежедневной молитве и жизни в вере. Это свойственно святым, монахам и правоверным иудаистам, христианам и мусульманам (которых часто именуют «религиозными фанатиками»). Но именно эти «фанатики» сохраняют своё сердце в чистоте, и смогут узреть Самого Бога.
Седьмая заповедь блаженства:
«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими»(Мат. 5:9).
Миротворцы делают наш мир прекраснее и добрее, проповедуя мир, а не братоненавидение и насилие.
И последняя заповедь блаженства:
«Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное»(Мат . 5:10).
Что для Бога истина, а что ложь? Смертному человеку не дано это понять. На суде у Понтия Пилата Иисус говорил о Своём торжестве духа над плотью. Сам Понтий Пилат изначально не хотел Его осуждать:» Пилат вышел к ним и сказал: в чем вы обвиняете Человека Сего? Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе. Пилат сказал им: возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его.

Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого, да сбудется слово Иисусово, которое сказал Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет»(Иоанна 18:29-32). Разговор Понтия Пилата с Иисусом открывает истину Божью: «Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский? Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне? Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал? Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда. Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего. «(Иоанна 18:33-37). В этом и состоит правда. А в конце разговора с Мессией Понтий Пилат не хотел Его казнить: » Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем. Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник»(Иоанна 18:38-40). Слово Иисуса — истина. Блаженны изгнанные правды ради.
«Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас»(Мат. 5:11,12).
Далее Иисус говорит короткими притчами:
«Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного. Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном»(Мат. 5:13-19).

© Copyright: Аня Глейзер, 2017
Свидетельство о публикации №217041901245

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Аня Глейзер

Рецензии

Написать рецензию

Очень ёмкая статья — не столько даже богословская, сколько философская.
«Нищие духом — не гордые, смиренные», пишите Вы. И ведь действительно, как часто люди буквально кричат каждым своим поступком: «Вот — моё мнение! Моя душа переполнена!» Да чем? Рекламой? Жареными фактами из СМИ? Ну, пусть даже когда-то выученным диаматом…
Этим смешно хвалиться. Похвальнее опустошить себя (от навязанных мнений), чтобы в эту пустоту могло войти благовестие Христово. Оно — абсолютно новое Бытие, обновляющее всю нашу жизнь. Но те, кто держится за привычных идолов рыночного успеха, рекламы и проч. симулякров — не узнают этого никогда. Они отчуждены от Бога, от ближних, от себя самих. Они слишком «богаты» этим отчуждающим грузом.
Блаженны нищие.
Виктор Алымов 22.05.2017 01:14 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Вы правы. Ценности современных людей материальны, а не духовны.
Аня Глейзер 22.05.2017 08:54 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Аня Глейзер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *