Аскетизм в православии

Аскетизм в православии

В период, когда господство православной церкви не подвергалось сомнению, ни о какой социальной справедливости речи не шло. Важнейшая задача попов – сохранить существующий строй, а для этого необходимо работать с крестьянами.

Большинству тогда внушалась мысль, что страдания и лишения – норма, что это «богу угодно» и что «всякая власть от бога». А примеры — так называемые святые, особенно аскеты, которые занимались, прямо скажем, богоугодные делами. Например, наносили себе увечья и т. д.

Об этих людях рассказывали постоянно, особенно крестьянам говорили что-то вроде: смотрите, им еще хуже! Но они после смерти гарантировано попадут в «лучшее место». Чем больше будете терпеть, тем выше шансы. Конечно, о себе попы и слова не говорили, им ведь лишений терпеть не приходилось. А «святые», которые публично испражнялись и «общались с богом», были просто сумасшедшими, которые бы в наше время оказались в спецучреждении.

Такие принципы формально сохранились и до наших дней:

«Христианская жизнь — трудническая, подвижническая, будь она общественная или иноческая. Сущность подвижничества заключается в нежалении себя, стеснении себя, подавлении всех видов самолюбия, в изгнании плотоугодия во всех его разновидностях»

Спрашивается, а для чего нужно это самое «подавление»? И главное, почему сами попы подобное особо не практикуют? В обычном монастыре типичная трапеза в XVIвеке:

«В трапезе скатерти-настилки белые, хлеб кладут осьминки, да калачи целые по солонкам, а шти белые, да рыба двоя добрая — со зваром, и с хреном, или с горчицей, да каша молочная, а квас медвен». «В трапезе на братью утешение великое, настилки белые, шитые, а калачи белые, а рыбы троя: в сковородах свежая да по сковородам просола добрая двоя, да сельди переяславские, и масляное обои — и пироги и оладьи с медом и квас медвен».

В зажиточном монастыре:

«Хлебы белые ржаные и пшеничные, колачи, щи капустные, ботвинья, борщ, уха, лапша молочная, лапша с перцем, каша овсяная гречневая, с головизнами, тертая, с соком, молочная, куличи, блинчатые пироги, пироги с маком и с рыбой, с яйцами и сыром, с морковью, горохом и репой, сиги, лещи, караси, лососина, сельди, щука под чесноком, судаки, осетрина свежепросольная, яишница, яйца, икра, кисель с молоком, кисель с медом, ягоды, изюм, сухари, орехи, оладьи, блины с медом и пр., квас, мед, пиво, сыченое вино».

Ну и стол патриарха Адриана уже в XVII веке:

«Икра зернистая, икра белой рыбицы. Вязига под хреном. Прикрошка телная. Присол щучей. Присол стерляжей. Щука паровая. Лещь паровая. Язь паровой. Линь паровой. Схаб белужей. Кружок телной. Збитель. Шти с кашей. Уха окуневая. Пирог косой. Уха карасевая. Потрох. Пироги долгие. Щука колодка. Звено белой рыбицы. Пышки. Полголовы осетрии. Олады путные. Звено ставное. Сырники. Блины тонкие. Блюда карасей. Блюдо прежье. 2 леща паровые. Стерлядь паровая. Язь паровой. 2 плотицы на масле».

Понятно, что у крестьян, особенно у холопов, которые фактически находились в рабстве, всего этого не было. Было мелкое натуральное хозяйство, когда нужно было отдавать почти все тому или иному «владыке», и питаться тем, что осталось. И ведь не факт, что урожай вообще будет хорошим, поэтому неурожайные годы – смерть от голода для многих крестьян, и никого это особо не волновало, так как после смерти «мученики» попадают прямиком в райские кущи.

Естественно, большинство населения никак не могло быть заинтересовано в таком положении дел, то есть каждый день на грани смерти, но за их счет зато питались попы да высшая знать, питались весьма неплохо. Суть аскетизма в том, чтобы сохранить все это. Ведь крестьяне просто не могли не быть аскетами в ту пору.

Наставления от архимандрита Тихона, незадолго до революции:

«Основной закон жизни христианина, определяющий его отношение к себе самому и повелевающий ему путем постоянной борьбы с искушениями, от мира, плоти и дьявола приходящими, побеждать с помощью божьей господствующие в нем страсти и наклонности, приобретать и развивать в себе силы для достижения нравственного христианского совершенства, для уподобления Христу, для воплощения в себе закона евангельского».

Как видно, подобные наставления никогда оригинальностью не отличались, однако сама мысль навязывалась активно. Крестьяне постоянно на проповедях в церквях слышали подобные речи, это как бы основы для того периода, поскольку христианство выполняло конкретные функции для правящего класса.

Неудивительно, что в России так много постных дней. Это именно отголоски прошлого, когда таким образом просто оправдывалась нищета большинства. Собственно для большинства пост длился, вероятно, всю жизнь.

А вот как попы подобное обосновывали:

«Простой народ, искренне жаждущий правды божьей и истинной жизни, нашел выражение и изображение этой жизни в житиях святых… читает эти жития, находя в них ответы на свои внутренние запросы совести…».

Хочется заметить, что это написано в начале XX века, то есть до революции. В ту пору подавляющее большинство не могло читать ни жития святых, ни любую другую литературу, поскольку не умело. Предположить, что все дело в чтении – нелепость. Вряд ли крестьяне хотели быть аскетами, на деле их аскетизм – вынужденная мера.

А митрополит Николай вот что писал:

«Русский верующий народ, в течение тысячи лет питающийся благодатными дарами святого духа, воспитал в себе под этим воздействием склонность к подвижничеству, к строгому соблюдению постов, любовь к паломничеству».

Не совсем ясно, что значит «питающийся благодатными дарами святого духа». Видимо, так раньше говорили о людях, которые вообще почти ничего не едят кроме хлеба да каши. Попы ведь даже не указывают на то, что у «русского верующего народа» просто не было выбора. «Мученичество» — следствие отсутствия нормального питания, гигиены, медицины и образования.

Просто нужно было внушить крестьянам, что все это – норма жизни, так, мол, бог все устроил, и менять такое положение никак нельзя. Все это раз и навсегда установлено персонажем древнееврейских легенд.

Примеры из жизни «святых» это подтверждали. Например, часто говорили о Савве Вишерском как о примере. Чем знаменит этот человек? Своей религиозностью, которая подвела его под монастырь в прямом смысле.

Со временем в церковной среде он получил авторитет и основал собственный монастырь. И все, чем он там занимался — жил на столпе и молился, сходил со столпа лишь по субботам. Это весь его «подвиг». И этот пример использовался так: простолюдинам говорили, что их лишения – ничто по сравнению с «подвигом» Вишерского.

Церковники даже гордились, что ученик Вишерского был таким же умалишенным:

«Ученик его Андрей, принимавший после него начальство над обителью, до того изнурил тело свое постом и бдением, что у него остались только кожа и кости».

Еще интересный пример: святой Никита Столпник Переяславский развлекался не только постом и стоянием на столпе, но еще он практиковал замечательные вещи. В общем, стоя на столпе, он в один момент решил, что все-таки грешил много, нужно как-то замолить все грехи. Какая же идея пришла в голову этому мудрому человеку? Он разделся и пошел в тростниковое болото. Его нашли спустя 3 дня:

«Пауки и мошки осыпали его… и кровь текла из тела, изъязвленного ими».

И поскольку такие люди считались «примером», то не исключено, что в отдельных случаях и простолюдины были не против сделать нечто аналогичное (особенно во время поста) неизвестно для каких целей.

Попы, однако, пример с них никогда не брали, зато хвалили «подвиги». Митрополит Николай вот что говорил:

«Что суровее жизни святых подвижников, преподобных отцов и матерей?… Они разрывали нежные узы родства и дружбы, оставляли свои семьи: муж — жену, дети — родителей, братьев, друзей и поселялись в глухих местах — на скалах, в пещерах, диких лесах — там несли свои подвиги. Бравшие на себя подвиг столпничества становились на высокие столпы, стояли на них дни и ночи, годы и десятилетия под открытым небом, то под палящими лучами солнца, то под дождем.

Стояли они на своих столпах до того, что черви заводились в их ногах, начинавших изгнивать от долгого стояния. И все они — преподобные отцы, пустынники, столпники — не согласились бы променять своего подвига на богатые хоромы, на сытую жизнь. Они не могли отказаться от подвигов, потому что в их сердце жила истинная радость…».

На деле все проще. Их поведение отражало в целом жизнь в обществе. Ведь нужно понимать весь ужас ситуации, когда умами владела церковь, когда людьми торговали на базаре, когда за убийство тех же холопов хозяину ничего не было и когда никаких социальных институтов, кроме церкви, для крестьянства не было. Свихнуться в такой ситуации не так уж и сложно. Общество здоровым быть не может, когда такая мерзость считается «подвигом».

Прав был Поль Гольбах, когда говорил о «святых», что они:

«Считали себя обязанными бежать от мира и удалиться от света под предлогом, что они в этом находят наиболее верный путь к спасению и созерцают вечные истины. Они уходили в ужасные пустыни или под мрачные своды монастырей, рассчитывая, что заслужат милость неба, став совершенно бесполезными на земле. Проникнутые мыслью о том, что они служат жестокому богу, которому нравятся мучения его слабых созданий, многие из этих суровых святош причиняли себе постоянные мучения, отказывались от всех удовольствий жизни, проводили свои печальные дни в тоске и слезах и, чтобы обезоружить гнев божества, жили и умирали жертвами самого варварского безумства. Так фанатизм, в тех случаях, когда он не делает нас врагами других, делает нас врагами самих себя и ставит нам в заслугу, что мы делаем себя несчастными»

Все эти «святые» считаются таковыми и сегодня. Однако примером они заслужат для немногих. Чтобы подобное вновь считалось действительно каким-то подвигом не формально, общество нужно довести действительно до скотского состояния.

1. «Журнал Московской патриархии», 1957, № 1, стр. 44.

2. Жмакин. Русское общество XVI века

3. Дополнения к актам историческим №135

4. Е. Грекулов. Нравы русского духовенства, 2011, с. 52.

5. Архимандрит Тихон. Аскетизм, как основа русской культуры. М., 1915, стр. 27.

6. Иеромонах Феодор. К вопросу о христианском аскетизме. Казань, 1903, стр. 3.

7. «Журнал Московской патриархии», 1947, № 8, стр. 43.

8. «Жития святых, чтимых православной церковью, составленные преосвященным Филаретом (Гумилевским)», СПб., 1885, октябрь, стр. 12.

9. Там же, с. 284.

10. Митрополит Николай. Слова и речи, т. III. Изд. Моск. патриархии, 1954, стр. 96.

11. П. Гольбах. Галерея святых. Госполитиздат, 1962, стр. 14.

В Уругвае стартовала президентская кампания: в конце октября жители страны изберут себе нового главу государства. Борьба между кандидатами идет нешуточная, однако весь мир намного больше интересует наследие уходящего лидера Хосе Мухики, построившего «самую либеральную страну Латинской Америки».

Хосе Мухика прославился на весь мир своим невероятным альтруизмом и радикальными реформами. В 2013 году влиятельный журнал The Economist признал Уругвай «страной года». Причем это латиноамериканское государство стало первым, удостоившимся такой чести, раньше журнал называл лишь «людей года». Свой выбор редакция объяснила просто: из консервативно-католической страна стремительно превратилась в настоящий оплот социального либерализма.

Хосе Мухика — президент левых убеждений, чей образ жизни вызвал уважение даже у правой британской газеты The Daily Mail, обожающей разоблачать «борцов за народное счастье», живущих не по средствам. Статья об уругвайском президенте была озаглавлена «Наконец-то! Политик, который НЕ утаивает свое имущество!». Прятать Мухике и правда нечего. Став президентом, он отказался от роскошного дворца, в котором ранее жили многочисленные уругвайские каудильо, и поселился на ферме своей жены в окрестностях столицы — Монтевидео. О том, что в скромном доме с одной спальней живет президент, догадаться непросто: перед окруженным хризантемами домом припаркован его автомобиль — Фольксваген Жук 1987 года выпуска. Охрана представлена двумя полицейскими, скучающими на обочине ведущей к ферме проселочной дороги, а также трехногой Мануэлой — любимой собакой главы государства.

Сам 78-летний президент в свободное время в основном занимается небольшим садом. Когда возраст дает о себе знать — ходит в обычную сельскую поликлинику, где терпеливо дожидается своей очереди к врачу наравне с простыми посетителями. Еду он также покупает в обычном магазине, куда после работы заезжает на собственной машине. При этом денег тратит совсем немного: 90% президентской зарплаты он отдает на благотворительность, а сам живет примерно на тысячу долларов в месяц. Мухика очень не любит, когда его называют «самым бедным президентом планеты». По его словам, бедны как раз те, кто окружает себя невероятной роскошью, за которой прячется полная духовная и моральная пустота. А он-то как раз живет нормально, в полном соответствии с собственными потребностями. Президент поясняет, что долгие годы пределом его мечтаний был обычный матрац, поэтому нынешняя жизнь его вполне устраивает.

Мухика знает, о чем говорит: свою политическую карьеру он начинал в партизанском движении марксистского толка Тупамарос. Его бойцы прослыли своего рода «робингудами» — они грабили богачей и банки, после чего раздавали деньги и имущество беднякам. Подобные экспроприации нередко сопровождались насилием: Мухика, например, шесть раз был ранен в перестрелках. Когда к власти пришли военные, большинство членов Тупамароса, включая будущего президента, оказались за решеткой.

В заключении он провел полтора десятилетия, причем два года — в одиночестве на дне колодца, где условия, конечно, были весьма стесненными: матрац не полагался.

Уругвайский президент, хотя и призывает весь свет выбраться из пут «неумеренного потребления», никакого аскетизма от сограждан не требует. По его словам, люди всегда стремились и всегда будут стремиться жить лучше, что, в общем, нормально. Поэтому Мухика отказался от марксистских взглядов юности и проводил умеренную левоцентристскую экономическую политику, обеспечивавшую его страну стабильным трехпроцентным ростом на протяжении последних лет. Государство вкладывает существенные средства в общенациональные и инфраструктурные проекты. Например, по инициативе президента каждого школьника страны бесплатно обеспечивают недорогим компьютером.

После октября жители страны будут скучать не только по альтруизму и готовности президента к реформам. Многим уругвайцам импонирует его манера вести диалог: откровенная и даже резкая. Шесть пулевых ранений, полтора десятка лет в тюрьме и почтенный возраст кому угодно могут добавить сварливости и неуживчивости. Конечно, президентский статус налагает определенные ограничения, но Мухика по-прежнему остается в душе партизаном. В 2013 году после переговоров с президентом Аргентины Кристиной Киршнер уругвайский лидер, полагая, что его никто не слышит, обозвал коллегу «старой ведьмой». Однако микрофон был включен, поэтому это определение не только было услышано, но и моментально разошлось по соцсетям. С тех пор аргентинские оппозиционеры Киршнер иначе не называют. Извинения Мухики в этом смысле были слабым для нее утешением.

Сейчас в Уругвае кипит предвыборная кампания, в которой Мухика участия не принимает. Однако он, вне всяких сомнений, останется легендарным главой государства, который, как отметил The Economist, «сместил баланс с индивидуума на коллектив, с уныния на радость».

ГЛАВА 6. ПОЖИЗНЕННОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ АСКЕТА

Итак, если вы со Христом умерли для
стихий мира, то для чего вы, как живущие
в мире, держитесь постановлений:
«не прикасайся», «не вкушай»,
«не дотрагивайся», —
Что все истлевает от употребления, —
по заповедям и учению человеческому?
Это имеет только вид мудрости в
самодовольном служении, смиренномудрии
и изнурении тела, в некотором небрежении
о насыщении плоти.
К Колоссянам, 2: 20-23

Аскетические упражнения впервые стали применять шаманы, когда измененные режимы восприятия (ИРВ) перестали посещать их с той легкостью и свободой, как это случалось в эпоху до-интеллектуального построения мира.

Специальные психотехники служили средством возвращения в поле архаического восприятия — простого и яркого, где внимание легко концентрируется на объектах, разрушающих только что возведенное здание описания мира.

В это же время понадобились и другие вспомогательные средства: растения силы, специальные упражнения для восприятия и внимания, аскетические «подвиги».

Именно шаманы, разумеется, обратили внимание, что длительное голодание, обет молчания, чрезмерные физические нагрузки, многодневное пребывание во тьме и тишине возвращают на некоторое время мироощущение предков; тогда прыжки в миры измененного восприятия происходят сами собой, практически без усилий.

Шаманы считали, что «мир теней и духов», «мир предков или архетипических героев» («время сновидений») приближается к ним как награда, или сам шаман духом своим поднимается в сферы магического действа.

Дальнейшее развитие интеллекта воздвигало стену между миром шамана и миром обыденности, принадлежащим данному роду или племени.

Точка сборки, обретшая неподвижность, генерировала общую перцептивную реальность, и все, кто разделял эту реальность, приобщались к невидимому членству: род развивался и, превращаясь в племя, производил перцептивную интеграцию; племена, чьи описания мира поддавались взаимной ассимиляции, создавали союзы племен.

Эти союзы, обладая единой позицией точки сборки, превращались наконец в этнические сообщества.

Близилась эпоха всеобщей картины мира, а это послужило почвой для созидания государств — больших и малых, кратковременных и эпохальных, но как бы то ни было, их след в истории Земли по сей день изучается антропологами.

Вступая в членство, неофит первым делом подвергался исследованию шаманов (позже — жрецов). Даже в том случае, когда вождь союзного племени не претендовал на какую-либо сакральную функцию, шаманы доминирующего клана желали иметь уверенность, что присоединение еще одного племени (союза, сообщества или рода) не вызовет раскол в описании мира.

Они хотели быть уверены, что единство племен будет только возрастать, а не испытывать напряжение, чреватое в те времена распадом и остановкой организованной поступи цивилизации. Поэтому шаманы закрепляли членство обрядом инициации. Аскеза служила здесь непременным атрибутом.

Неофит проходил всевозможные испытания, направленные на сдвиг его точки сборки: постился, неделями сидел в темной пещере, давал обет молчания, уходил в джунгли, где в полном одиночестве должен был пережить нечто вроде «остановки мира»; он много дней лежал на дне глубокого колодца и созерцал звезды — словом, испытывал «обряд перехода» во всей его полноте и со всеми его тяготами.

После того как точка сборки испытуемого теряла фиксацию и неоднократно сдвигалась, неофита объявляли выдержавшим испытание, и он возвращался в мир людей «обновленным», т.е. полноправным членом сообщества, где каждый имел новую и жестко закрепленную позицию точки сборки — такую же позицию, что и у остальных субъектов данного членства.

Такова была изначальная функция аскезы.

Кроме того, аскетические упражнения были обязательным элементом подготовки жреца.

Инициация жреческой активности через интенсивные и нелегкие аскетические испытания доказывала, что жрец готов к своей профессиональной деятельности и способен во имя религиозной идеи претерпеть подлинные трудности, связанные с восхождением в «мир духов» или нисхождением в «мир предков».

Нечто подобное происходило и позже, когда зародилась институированная религия.

Первосвященники отбирались из тех, кто мог вынести сенсорную и эмоциональную депривацию, отказаться от любых благ этого мира во имя высшего духовного принципа (Божества, Духа предка, Силы Ужасающих и Гневных Богов — объектов поклонения данной жреческой династии и т.п.).

Спустя века и даже тысячелетия аскетическая деятельность ничуть не угасла. Мистики и оккультисты, представлявшие оппозицию главенствующему религиозному институту, применяли аскезу для собственных обрядов инициации. Как ортодоксальная, так и апокрифическая религиозность требовала от неофита в качестве первого шага отказ от соблазнов мира.

Ортодоксы и еретики в этом плане были вполне единодушны: исключение из опыта целого ряда впечатлений (чувственных и эмоциональных — особенно) являлось обязательным условием для принятия в религиозный институт или секту.

Ненависть к полноценной жизни, к разнообразному и яркому миру переживаний, который открывался в измененных режимах восприятия, на мой взгляд, возникла как следствие негативного отношения к свободному миру магии, отрицавшей метафизическую догму и полностью открытой ко всем видам впечатлений, пренебрегая религиозными суевериями, которые порождал замкнутый на себе, набожный интеллект.

По мере развития религии можно наблюдать и развитие аскетизма как одного из компонентов ее практики.

Древнейшей формой аскезы (еще не столько реакцией на свободный магический поиск, сколько практикой, стремящейся вызвать у человека измененные режимы восприятия) является аскеза телесная.

Она, в основном, блокировала каналы сенсорной информации, чем способствовала изменению позиции точки сборки, которая всегда стремится восстановить процесс комплектации сенсорных сигналов.

Иными словами, сенсорная депривация провоцировала внимание расширить сферу поиска хоть какой-то информации извне; если область, доступная точке сборки в данной позиции, оказывалась исчерпанной, «пустой», тогда точка сборки сдвигалась — однако только при наличии энергии, необходимой для самого сдвига. Обычно обряд инициации включал в себя подготовительный этап, который давал возможность накопить достаточный энергопотенциал, необходимый для перемещения перцептивного центра.

К телесному аскетизму относится голодание или строгая диета, самоистязание определенного рода — длительное сохранение неподвижной позы, неестественной и сопровождаемой особым ритмом дыхания.

Например, визионеры Меркавы, желавшие узреть Престол Божий, могли целую неделю провести, уткнувшись лицом в колени и повторяя священные имена Бога, что, в свою очередь, вызывало специфический дыхательный ритм и нарушало целый ряд стереотипов движения и дыхания.

Вышеупомянутые процедуры, естественно, сдвигали точку сборки, а повторение тайных ивритских имен вызывало галлюцинирование одного и того же толка.

Сексуальный аскетизм, с одной стороны, вызывал накопление психической энергии, толкающей точку сборки, и потому он может быть отнесен к древнейшим психотехникам общего характера (маги тоже пользовались воздержанием для достижения перцептивного экстаза на фоне смещенной точки сборки). С другой стороны, на более поздних этапах он отражал идеологическую установку мистицизма, требовавшего восстановления «первородной чистоты» как обязательного условия вхождения в «высшие планы» бытия.

В дальнейшем аскетизм все более переставал быть собственно психотехникой; он отражал те или иные стороны религиозной, мистической доктрины, исполняя роль разве что самовнушения.

Например, эмоциональный аскетизм — отказ от положительных эмоции, от обычных радостен физиологического характера (еды и т.п.) — привносил в жизнь адепта только бессмысленное однообразие и серую, унылую пустоту, отсутствие естественных, ободряющих впечатлений; исключительно религиозное отвращение к тварному (сотворенному) миру и перенос любого эмоционального удовольствия в мир потусторонний, Божий, трансцендентный.

На определенном этапе аскетизм в качестве религиозной практики потерял смысл.

Религиозная доктрина определяла, нужен тот или иной вид аскезы, исходя из представлений о целесообразности божественных актов. Идея греха в дальнейшем определила весь смысл самоистязания. Поскольку человек изначально грешен (согласно иудейско-христианской традиции), то любая его деятельность, не ведущая к прославлению Господа, a priori излишня.

Так возникали новые виды аскетизма: коммуникативный, интеллектуальный, эстетический и проч.

И действительно: что может сказать грешный язык? Его удел — суесловие, тщетные разглагольствования, которые могут служить разве что разжиганию тщеславия и гордыни. Монахи принимали обет молчания, дабы не потакать земным желаниям и целиком сосредоточиться на Божественном. Но, с психологической точки зрения, они ничего не достигали. Молчание как жертвоприношение служило поводом для гордыни точно так же, как и неумеренная болтливость.

Зато аскеза такого рода консервировала дефекты и несовершенства; более того, она их усиливала и закрепляла, направляя высвободившуюся энергию на ужесточение избранной позиции — в конечном счете на ужесточение фиксации определенного положения точки сборки.

Таким же образом религиозная метафизика утверждала необходимость интеллектуального аскетизма (ибо разум человеческий грешен; и Христос говорил о том же: детям, неразумным и юродивым Отец приуготовил Царствие Небесное). Разум — детище Дьявола — способен лишь вводить в заблуждение, искушать, подвергать сомнению. Вера и разум несовместимы: одно обязательно требует отсутствия другого. В частности, если верить христианской теологии, именно по вине развившегося интеллекта мы потеряли способность совершать чудеса.

Интеллект привел к угасанию веры, а только вера способна «двигать горы». Как видите, интеллектуальная аскеза — результат умозаключений, выведенных из Священного Писания.

Аскет, отказавшийся от собственного разума, заметно отличается от воина, идущего по пути знания дона Хуана. Если первый умерщвляет свой разум тем же способом, каким он умерщвляет, скажем, плоть, то второй находит интеллекту подобающее место, где последний может бесконечно развиваться, ничуть не причиняя ущерба основному импульсу, движущему его по «пути сердца».

Знание дона Хуана Матуса, будучи своеобразным вариантом магической дисциплины, не подчиняется метафизической догме. Воин трезво оценивает ситуацию и открывает в ней как отрицательные, так и положительные стороны.

Интеллект действительно препятствует любым психоэнергетическим изменениям; однако он же спасает воина от падения в пропасть бессмысленности, где человек (даже превратившись в мага) теряет практически все свои способности. Поэтому воин превращает разум в послушное орудие — отключает его на время, если это необходимо, отодвигает в сторону или возвращает назад, чтобы проанализировать необычную ситуацию с точки зрения абстрактного мышления.

Мне доводилось встречать «интеллектуальных аскетов» как христианского, так и индуистского толка. Эти люди ничего не читают, не слушают радио, не смотрят телевидение, не касаются газет и журналов. Некоторые даже отказываются слушать музыку, если она записана цифровым способом. В целом они оставляют впечатление людей неполноценных — их память и внимание атрофировались за годы бездействия, их способность к простейшим умственным операциям настолько ослабла, что их деятельность в этой области нуждается в постоянном контроле. Не думаю, что подобное состояние угодно Высшему Существу, которому они с такой страстью поклоняются.

Что же касается эстетического аскетизма, то его последствия уродуют психику, как я думаю, в наибольшей степени, а ведь именно он подспудно внушается в первую очередь христианством.

Красота Мира, постоянный и вездесущий источник светлой силы, радости и покоя, перечеркнута голословным утверждением о грехопадении, осквернении сотворенного мироздания — утверждением о том, что теперь вселенной правит Сатана, а стало быть, все здесь изуродовано его присутствием, все очернено, и только сердце истинно верующего — место, где совершается молитва, место, куда не добрался Враг рода человеческого.

Индусы, даосы и дзэн-буддисты верят в красоту сотворенного; в этом смысле их религия чище и благородней нашей.

Они не отвергают эту прекрасную Землю, каждый день дарующую нам неисчерпаемое изобилие чудесных творений, каждое из которых – маленький шедевр, достойный самых высоких чувств.

Вспомните, с какой особенной любовью созданы китайские пейзажи, как индусы воспевали красоту лотоса, из мутного ила вынесшего нежнейшие краски, в которых художник легко увидит закаты и восходы, устремленную ввысь чистоту, в которой каждый лепесток — незапятнанное ничем сознание, белое пламя восходящей в вечность души.

Отказаться от дарованной нам красоты — даже для религиозного человека — недопустимое пренебрежение.

Если же говорить о традиции дона Хуана, то здесь красота Земли одновременно и спасает, и поддерживает в тяжелые минуты, и развеивает иллюзию одиночества, и окрыляет, и дает энергию, чтобы совершить важный шаг на пути. В подобном случае аскеза не нужна и просто вредна, ибо изолирует человека от мира.

Так или иначе, аскетизм делает жизнь скудной. Мы и без того утратили многие краски, звуки и чувства. Наш опыт довольно беден — цвет и объем, воздух и перспектива пропали, как будто мы живем в мире немого кино.

На Востоке аскетизм — это путь к слиянию, растворению эго, к пробуждению Атмана и окончательному переселению в пространство Сат-Чит-Ананда (безличному блаженному осознанию без странствий и перемещений, всегда чреватых утратой уникальной высоты, достигнутой после стольких лет труда). На Западе аскетизм предполагает небесную награду: святость, праведность, обретение Царства Божия. И в том и в другом случае усечение опыта обещает в будущем его значительное расширение. Но есть один вид аскетизма, который перечеркивает все и делает труды напрасными.

Я имею в виду отказ от использования измененных режимов восприятия.

Например, буддистская традиция сделала почти все, чтобы получить доступ к сферам второго внимания, — и не получила его. Эта загадка одно время не давала мне покоя. Чогьям Трунгпа в своих работах много пишет о том, как научиться быть «здесь» и «сейчас». Но почему не «везде» и «всегда»?

Мы должны признать Реальность как ценное поле переживания, как поле жизни и движения, иначе угасание эгоистической мотивации приводит к неподвижности. Надо увидеть бесконечность процесса самореализации, и тогда тяготение к Абсолюту потеряет смысл, потому что это превращенное тяготение к завершенности, к остановке, к смерти.

Трунгпа много и правильно пишет о победе над борьбой, но победа над борьбой не должна превращаться в победу над движением, так как неподвижность живого противоестественна.

В конце концов стремление к абсолютности достижений (например, просветления) — весьма утонченный вариант навязывания Реальности своего представления о ней, ибо Реальность не знает ничего окончательного. Мы только переходим из одной сферы активности в другую. Однако сам переход требует настолько специфического усилия, что искушение «замереть» на дороге бывает почти непреодолимым. Безмятежность неэгоистического существования имеет собственную огромную инерцию. Необходимо поддерживающее намерение, а оно происходит из четкого осознания процессуальности как важнейшего атрибута самого сознания.

Например, животное, чтобы пережить зиму, впадает в спячку и открывает, что спячка — состояние весьма удовлетворительное, ибо отсутствует боль, голод, страх, борьба и т.п. Изначальное стремление проснуться в новой весне забывается или даже кажется неуместным, нецелесообразным. И тогда спячка постепенно переходит в кому, а затем — в смерть. Намерение быть здесь и сейчас закрепляет, останавливает движение восприятия. «Мы просто дышим и находимся здесь, — пишет Чогьям Трунгпа. — В этом есть нечто весьма удовлетворяющее…» Разумеется, при такой установке точка сборки (даже в том случае, когда фиксирующая ее сила практически равна нулю) никуда не сдвигается, поскольку в ее неподвижности буддист находит «нечто весьма удовлетворяющее».

Отсутствие сдвигов или движений точки сборки означает полное прекращение трансформативных процессов.

Эгоистическое реагирование перестает работать даже при незначительном углублении точки сборки, но специальное намерение консервировать имеющийся в данный момент режим восприятия превращает умозрительную, идеологическую аскезу в аскетизм энергетический — он останавливает любое движение точки сборки, и энергетическое тело убежденного буддиста никогда не меняет своих очертаний.

Форма сохранена вместе с клеткой, не позволяющей восприятию вырваться наружу, за пределы привычного описания мира. Это заключение воспринимается как «восхождение к Нирване», а любые спонтанные сдвиги восприятия – как помехи, препятствующие этому желанному восхождению.

Аскет

Ответ на сканворд или кроссворд на вопрос: аскет

4 буквы
Глаз Третий глаз Шивы особенно губителен: его огнем он сжег, в частности, бога любви Каму, отвлекающего его от аскетических подвигов
Илия Илия имеет лик нищенствующего аскета-подвижника
Нара (санскритское человек), в ведийской мифологии мудрец-риши, известный своими аскетическими подвигами (вместе с Нараяной).
Уран Уран — планета Солнечной системы, ассоциируется с холодным, сухим и неторопливым аскетом
Шива Изображается в грозном виде, часто в священном танце, воплощающем космическую энергию, или аскетом, погруженным в созерцание, также символически в виде лингама
5 букв
Аскет — 1) Тот, кто ведет суровый образ жизни, отказываясь от жизненных благ, удовольствий
Будда В возрасте 29 лет Будда оставил семью и дом отца и после 7-летних скитаний, аскетических подвигов и размышлений стал проповедником нового учения
Жадов Сознательный аскетизм честного бедняка Мыкина несовместим с женитьбой и связан с непрестанными жертвами во избежание искушений
Лимож Лимож имеет национальный статус «города искусств и истории» начиная с 2008 года, гордится своим баскетбольным клубом КСП Лимож и является третьим, после Тулузы и Бордо, урбанистическим центром так называемого Большого французского юго-запада
Милич В 1358—62 на службе в королевской канцелярии, в 1362 каноник, в 1363 отказался от должности, доходов, привилегий и стал священником-аскетом
Монах — Член религиозной общины, давший обет вести аскетическую жизнь
Питти Размещен во дворце, представляющем собой выдающийся памятник архитектуры Раннего Возрождения; здание Палаццо Питти (с рустованной каменной облицовкой) отличается аскетической простотой и суровым величием форм
Плоть Плоть — Что укрощает аскетизмом отшельник?
Санин Но при замалчивании проблем плоти или при неумелом аскетизме плоть заявляет о себе, приводя человека к уродливой форме жизни
Скала По мнению ряда исследователей, выветренные скалы символизируют тщету возвышенных устремлений и аскетизма
Схима — Высшая монашеская степень в православной церкви, требующая от посвященного в нее выполнения суровых аскетических правил
Факир — 1) Мусульманский аскет, давший обет нищенства
Циник — Последователь древнегреческой философской школы, проповедовавший аскетизм и считавший, что смысл жизни заключается исключительно в добродетели
6 букв
Ахимса Ахимса определяет и нормы поведения отшельников: «лесной житель» (ванапрастха) может приносить жертвы лишь чистыми видами пищи, то есть растительными; ему, как и аскету-страннику (яти), предписывается следить за безопасностью всех живых существ
Ашрама Деление жизни на четыре ашрамы (ученик, домохозяин, лесной отшельник, бродячий аскет) было освящено религией
Катары Считая материальный мир порождением дьявола, осуждали все земное, призывали к аскетизму, обличали католическое духовенство

Киники Образ жизни киников оказал влияние на идеологическое оформление христианского аскетизма (особенно в таких его формах, как юродство и странничество).
Музыка Суфии говорят о том, что в своих псалмопениях, религиозных песнях и священной литании ислам сделал музыку лестницей к Богу, придал ей созерцательные качества, уподобив ее эху из рая, где объединены чувствительное и аскетическое
Нахуша в индуистской мифологии мифический царь-аскет, заменявший Индру на небесах
Ориген Доктрина Оригена об аскетическом самопознании и борьбе со страстями оказала сильное влияние на становление монашеской мистики в 4—6 веках, а выработанная им система понятий широко использовалась при построении церковной догматики (у Оригена, например, впервые встречается термин «богочеловек»).
Орфики Ради освобождения божественной души, заточенной в темнице тела, нужны особые очистительне обряды и аскетические предписания (например, запрет есть мясо), тайну которых знают орфики
Суфизм Для суфизма характерно сочетание метафизики с аскетической практикой, учение о постепенном приближении через мистическую любовь к познанию Бога (в интуитивных экстатических озарениях) и слиянию с ним
Эпикур Достижение удовольствий невозможно без аскетического самоограничения
7 букв
Гротеск Он был также проникнут реабилитацией плоти, земной жизни и демонстративным антиаскетизмом
Исихазм В более общем смысле слова исихазм — этико-аскетическое учение о пути человека к единению с богом через «очищение сердца» слезами и через сосредоточение сознания в себе самом; для этого была разработана система приёмов психофизического самоконтроля, имеющая некоторое внешнее сходство с методами йоги (наклонная сидячая поза, регулировка дыхания и движения крови, последовательное недоверие к самопроизвольным «помыслам», практика так называемой молитвы Иисусовой, предполагающая сосредоточенное повторение одной и той же фразы несколько тысяч раз подряд, и т.

п.).
Корзина 4) Укрепленный на щите обруч с сеткой, в которую забрасывается мяч при игре в баскетбол
Монаший б) Аскетически-воздержанный, целомудренный
Нараяна в ведийской мифологии мудрец-риши, известный своими аскетическими подвигами (вместе с Нарой); в индуистской мифологии — высшее божество, обычно отождествляется с Вишну
Пелагий Считал спасение человека всецело результатом его собственного нравственно-аскетического усилия, отрицая наследственную силу первородного греха
Плутарх Монтеню импонирует враждебность Плутарха аскетизму и доктринерству, Ж. Ж. Руссо — внимание Плутарха к «естественным» чёрточкам человеческой психологии; гражданственность Плутарха создаёт ему огромную популярность среди передовых мыслителей 18—19 веков от деятелей Великой французской революции до русских дворянских революционеров — декабристов
Сикхизм Основой является единобожие, отрицание идолопоклонства, аскетизма, каст, проповедь равенства сикхов перед богом и священной войны с иноверцами
Чарвака Отрицая необходимость каких-либо аскетических ограничений, налагаемых правилами индийских религиозно-философских систем, чарвака утверждает в качестве единственной цели человеческого бытия — получение наслаждения, причём то, что оно может быть сопряжено со страданием, не должно останавливать стремления к его достижению
8 букв
Аскетизм — философская теория и практика ограничения желаний (как правило, материальных) для достижения духовного просветления (постижения истины) Аскетизм — Подавление чувственных желаний
Дамаскет (фр) — парча с золотыми цветами
Джайнизм Целью джайнов считается освобождение от перерождений (нирвана), достижимое, согласно джайнизму, для аскета, соблюдающего строгие правила, в частности, непричинения вреда живым существам
Каскетка — Лёгкий мужской головной убор вроде фуражки
9 букв
Баскетбол — Спортивная командная игра, в которой мяч забрасывают руками в корзину — в кольцо с сеткой, укрепленную на специальном щите
Башмачкин В мире вечном Башмачкин — аскет-подвижник, «молчальник» и мученик; уединившись от соблазнов и греховных страстей, он осуществляет миссию личного спасения, на нем как будто лежит знак избранничества
Блаженный 2) Тот, кто ведет аскетический, праведный образ жизни и обладает — по мнению религиозных людей — даром прорицания; юродивый
Вальденсы Зачинателем еретического движения вальденсов был лионский купец Пьер Вальдо (Valdo или Valdes), который, согласно преданию, роздал своё имущество и провозгласил бедность и аскетизм жизненным идеалом
Нападение — Группа игроков, имеющих задачу забивать мяч, шайбу и тому подобное в ворота противника (в футболе, баскетболе, хоккее и некоторых других командных спортивных играх).
Отшельник — 1) Монах, отказавшийся из религиозных побуждений от общения с людьми, с внешним миром; аскет
Пуританин 3) Тот, кто строго придерживается аскетического образа жизни, нетерпим к отступлениям от требований принятой морали
Рыцарство Распространение культа дамы было вызвано, с одной стороны, обеднением части рыцарей, стремлением поправить свои дела выгодными браками, с другой — неудовлетворённостью аскетизмом христианской морали
Ярославна Традиции средневекового искусства подразумевали особый, религиозно-аскетический взгляд на женщину и ее судьбу
10 букв
Брахманизм Сложный ритуал, совершаемый брахманами, строгая обрядовая регламентация жизни, аскетические подвиги рассматривались как средства, обеспечивавшие по закону кармы лучшее перевоплощение души (сансара) и конечное освобождение от цепи перерождений
Монашеский 2) Аскетически-воздержанный, целомудренный
Нападающий 2) Один из игроков нападения в футболе, баскетболе, хоккее и некоторых других командных спортивных играх
Пуританизм 3) Строгий, аскетический образ жизни, нетерпимость к отступлениям от требований принятой морали
11 букв
Аароновщина В отличие от них аароновцы признавали светский брак, отвергали крайний аскетизм
Аристовщина Требовало соблюдения аскетизма
Массачусетс Массачусетс — Американский штат с баскетбольным Залом славы имени Нейсмита
Пифагореизм Наконец, пифагореизм проповедовал аскетизм в античном смысле слова; здоровая душа требовала здорового тела, а то и другое — постоянного музыкального воздействия, сосредоточивания в себе и восхождения к высшим областям бытия, так что музыка, философско-мистическая медитация и практическая медицина почти отождествлялись в пифагореизме
Флагелланты — Религиозные аскеты-фанатики, проповедовавшие публичное самобичевание как искупление грехов (в Западной Европе XIII-XIV веков).
12 букв
Баскетболист — 1) Тот, кто играет в баскетбол
Богомильство В богомильских общинах различались «совершенные», которые вели аскетический образ жизни, отрицали брак, и рядовые члены
Пелагианство учение христианского монаха Пелагия (Pelagius, около 360 — после 418), распространившееся в странах Средиземноморья в начале 5 века; в противовес концепции благодати и предопределения Августина ставило «спасение» человека в зависимость от его собственных нравственно-аскетических усилий, отрицая наследственную силу «первородного» греха
Раскольников Подобно тому как Магомет в пещере Хира испытывал муки рождения новой веры, Раскольников вынашивает «идею-страсть» (по выражению поручика Пороха, Раскольников — «аскет, монах, отшельник»), считает себя пророком и провозвестником «нового слова»
Францисканцы Организация францисканцев выросла из религиозного братства (миноритов), созданного с целью проповеди в народе евангельских истин (бедность, аскетизм, любовь к ближнему и другое).
Похожие запросы: аскет • 6 букв • 8 букв • 4 буквы • 7 букв • 12 букв • 9 букв • 11 букв • 5 букв • 10 букв
Смотрите также: • Липосакция • Феодализм 10 букв • Язычковые 10 букв • Шах-Джахан 3 буквы • Актиномикоз • Музыкальный размер 7 букв • Акварель • Аддикция • Бог-покровитель 3 буквы • Химеровые

Популярные запросы • 1 • Последние запросы
Слова по длине: А — Е • Ж — Л • М — С • Т — Ч • Ш — Я
Ссылка на эту страницу:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *