Апостол фома проповедь

Апостол фома проповедь

Проповедь священника Иоанна Павлова

Святой апостол Фома. О вере и неверии

Святой апостол Фома был одним из двенадцати ближайших учеников Христа. После Воскресения и Вознесения Господа он проповедовал Евангелие на огромной территории от Палестины до Индии. Апостол Фома известен для многих тем, что усомнился в вести о Воскресении Христа. Когда другие апостолы рассказали ему, что видели воскресшего Господа, он ответил, что не поверит этому, пока сам не увидит Христа и не потрогает руками раны от гвоздей. Отсюда пошло известное выражение: Фома неверующий. Так говорят о людях, которые отказываются верить несомненной истине.

Однако следует сказать, что неверие бывает разное, и поэтому нужно разобраться, какого рода неверие было у Фомы. Характерной особенностью этого неверия было то, что апостол хотя и усомнился в Воскресении, однако всем сердцем и душой он хотел, чтобы весть, принесенная апостолами, оказалась правдой. Поэтому, когда Христос ему явился, он в ту же минуту стал верующим и с великой радостью исповедал свою веру в известных словах: «Господь мой и Бог мой!» И после этого Фома уже всю жизнь отдал за проповедь Евангелия, дойдя в апостольском благовестии до края земли, до пределов тогдашнего мира.

Бывает, однако, неверие и совсем другого рода: когда человек, наоборот, всем сердцем, всей душой не хочет, чтобы Евангельская весть оказалась истинной. Такое неверие является почти неизлечимым, и здесь не помогут никакие убеждения, никакие доказательства. Если в глубине души человек заранее не хочет верить, не хочет принять Христа, то хотя бы и великое чудо совершилось на его глазах, он все равно не поверит.

Почему же человек не хочет верить, что Евангелие есть истина? Причины здесь могут быть разные. Часто это происходит потому, что человеку просто не выгодно, чтобы Бог существовал, так как человек живет скверно и безбожно. Ведь если Евангелие истинно, то придется отвечать перед Богом за свои грехи. А если оно не истинно, то можно и дальше спокойно жить по своей воле. Поэтому подсознательно такой человек очень хочет, чтобы Бога не было, и он начинает убеждать в этом и себя, и других. И тогда даже чудеса оказываются бессильными и не заставят человека поверить. Господь наш Иисус Христос во время земной жизни совершал множество чудес, однако религиозные власти Израиля – фарисеи и законники – так и не поверили в Него. Более того, они принимают решение Его убить. Уже после этого решения, в конце Своего земного пути, Христос совершает на их глазах самое великое чудо – воскрешает умершего Лазаря, пролежавшего четыре дня в гробу и уже разложившегося. Что же, поверили фарисеи и противники Христа? Ничуть не бывало, напротив, они теперь решают убить еще и Лазаря, чтобы из-за него не уверовали другие люди.

В Евангелии Христос говорит, что Он есть свет и что всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обнаружились дела его. Не желая исполнять волю Божию, фарисеи и законники жили по своей воле и потому упорно не принимали посланников Божиих. Сначала они отвергли проповедь величайшего из пророков – Иоанна Крестителя. Будучи строгим аскетом, Иоанн проводил подвижническую жизнь в пустыне, и вот фарисеи объявили его фанатиком и бесноватым. Христос шел вслед за Иоанном, и во многом вел Себя по-другому, чем он, – не уклонялся от народа, общался с разными людьми, разделял с ними трапезу, присутствовал, например, на свадьбе в Кане Галилейской. Однако фарисеи и Его не послушали, обвинив в прямо противоположном: Он много ест, пьет и проводит время с людьми грешными и сомнительными. Господь сравнивал не желающих верить фарисеев с капризными детьми, которым ничем невозможно угодить: товарищи предлагают им поиграть в свадьбу, но они не хотят, предлагают поиграть в похороны, но те снова отказываются.

Митрополит Антоний Сурожский рассказывал интересный случай. В России, в начале ХХ века, жил в одной семье мальчик, которого родители часто приводили в храм. У храма всегда сидел слепой нищий, и родители давали Саше (так звали мальчика) медную монетку, которую он клал нищему. В храме Саша всегда смело становился впереди перед иконостасом, где молился Богу чистой детской молитвой. Видимо, враг позавидовал этой молитве и этой чистоте.

Однажды Саша увидел в лавке игрушку, которую ему очень захотелось купить. Он попросил у родителей, но те отказались покупать. И тогда мальчику пришла мысль, что на игрушку нужно накопить. Для этого он решил не класть деньги нищему. Так он сделал несколько раз, но деньги копились медленно, и в следующий праздник, когда они пришли в храм, он не только не положил монетку, но и взял у слепого несколько монет. И вот родители заметили, что с Сашей произошла какая-то перемена: теперь он уже не стоял смело перед Богом, а уходил и прятался куда-то назад, в самый дальний угол храма. В Сашиной душе, как видно, заговорила совесть, этот грозный судия и глас Божий в человеке.

Далее случилось, что на каникулы домой приехал старший брат Саши, студент университета, который был увлечен материализмом. Он стал объяснять Саше, что Бога нет, что это одни выдумки, что ученые и философы доказали это. И вот такая мысль Саше очень понравилась, и он с радостью за нее ухватился. Ведь если Бога нет, думал он, значит, ничего плохого я не сделал и потому могу спокойно купить игрушку и радоваться. И он действительно купил игрушку и как будто бы радовался…

После этого случая Саша мало-помалу отошел от Бога и на протяжении более тридцати лет был атеистом, – до того времени, когда уже в эмиграции, в Париже, снова вернулся на путь веры, может быть, ради тех первых детских молитв, которые не забыл Бог.

Итак, причиной неверия часто является нежелание человека отказываться от привычной жизни, стремление жить по своим страстям и похотям. Нет ничего нового под солнцем: и в наше время имеется немало людей с тем же мотивом неприятия Христа – им просто не выгодно, чтобы Он был. Свое неверие эти люди пытаются оправдать или прямым отрицанием Бога, или другими более тонкими способами. Прямой атеизм, совершавший в ХХ столетии триумфальное шествие по миру, видимо, уже доживает свой короткий век, и сейчас атеистов становится все меньше и меньше. Однако если кто-то перестал быть атеистом, то это еще не значит, что он непременно станет церковным человеком. Увы, чаще всего это бывает не так, ибо в человеке продолжает действовать все тот же скрытый мотив: если я живу без Церкви, мне все позволено.

И вот, отказавшись от примитивного атеизма, люди изобретают другие причины, по которым, как им кажется, они не могут жить по-христиански, не могут прийти в Церковь. Если раньше они говорили: мы не верим в Бога и потому в Церковь не ходим, то теперь уже объясняют свою позицию по-другому. В душе-то, говорят они, мы в Бога верим – мы вот только попам не верим и потому в Церковь не ходим. И чтобы оправдать такую свою жизнь, начинают обвинять Церковь в мыслимых и немыслимых грехах и критиковать за что угодно: почему церковнославянский язык? Почему нельзя сидеть? Почему старый календарь? Почему нужно одевать платки? И многое другое, тому подобное. Они говорят, что пришли бы в Церковь, если бы все это исправить – то есть служить на русском языке, перейти на новый стиль и прочее. Но на деле, конечно, это не так, и даже если сделать все, как они хотят, эти люди в Церковь не придут. Подобно капризным детям из Евангельской притчи, они снова и снова найдут причины, которыми оправдают свое неверие и неприятие Церкви.

Часто неверующие критики укоряют Церковь в вещах противоположных и совершенно несовместимых. «Церковь наша консервативная и фанатично строгая, – громко заявляют они, – отвергает любые реформы, в ней длинные службы, строгие посты, трудноисполнимые уставы и правила. То ли дело у протестантов на Западе, – полная свобода, современный стиль, обращенность к обществу». Но вот проходит какое-то время, и те же самые люди начинают ругать Церковь за прямо противоположное – мол, Церковь наша всех распустила, порядка в ней нет, каждый сам себе хозяин, каждый что хочет, то и делает, а посмотрите, как все хорошо у католиков – строгое единоначалие, дисциплина, полный порядок и контроль.

Бывает, что критика Церкви доходит совсем уже до смешного и до абсурда. Например, еврейские организации пытаются иногда обвинять Церковь в антисемитизме. А их заклятые враги, антисемиты, ту же самую Церковь ругают за то, что в ее богослужении слишком много еврейского – через слово слышится «Израиль», «Иерусалим», «Сион» и тому подобное. Однако Церковь наша просто содержит истинное учение, она чужда крайностей и всему дает подобающее место. Если до Христа евреи были народом Божиим и святым, то Церковь об этом прямо и недвусмысленно свидетельствует. А если после Христа евреи отпали от Бога, совершив богоубийство, то Церковь также говорит об этом прямо, называя вещи своими именами.

Вера дается от Бога, и без воли Божией никто не может стать верующим церковным человеком. «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня», – говорит Христос. Но Господь привлекает человека не просто так, а только если видит в нем стремление следовать добру, исполнять Его волю. Поэтому хотя вера и есть дар Божий, но, получит ли человек этот дар или нет, зависит от самого человека – от того, насколько он способен отказаться от своей воли ради исполнения воли Божией. Те люди, которые стараются жить по совести и следовать добру, легко могут прийти к вере и к церковной жизни. Христос есть свет, и в Евангелии сказано, что к этому свету идут поступающие по правде, потому что дела их угодны Богу. Этим людям Сам Господь помогает обрести истину и встать на спасительный путь веры. Аминь.

Проповедь протоиерея Григория Дьяченко

Святой апостол Фома

(О сомнении в деле веры)

I.

Св. апостол Фома, память коего празднуется ныне, по прозванию Дидим (близнец), родом галилеянин, был в числе 12-ти апостолов. Когда, по воскресении Господа, сказали Фоме, что I Христос воскрес, Фома не поверил и сказал, что не поверит, пока сам не увидит Спасителя и не дотронется до ран Его. Чрез 8 дней по воскресении, Господь, явившись ученикам чрез затворенныя двери, сказал Фоме: «посмотри на руки Мои и вложи персты в Мои раны, и не оставайся в неверии, но верь». Фома устыдился своего неверия и с радостью воскликнул: «Ты Господь и Бог мой!». Тогда Спаситель сказал ему: «ты поверил, когда увидел; но блаженны те, которые, не видя, веруют».

По сошествии Святаго Духа Фома по жребию пошел на проповедь в Парфию, Мидию и Индию. Он начал скорбеть о том, что на его долю выпали такие далекие и неизвестныя страны, но Господь явлением Своим утешил его. Проповедь евангелия в Индии Фома закончил мученическою смертию: он был пронзен копьем.

II.

Сомнение св. ап. Фомы, закончившееся глубокою верою, побуждает нас, братия, побеседовать ныне о сомнении в деле веры, которым заражены многие в настоящее время и которое нередко оканчивается к великому несчастию безверием, лишающим царствия небеснаго.

а) Что такое сомнение в деле веры?

Свящ. писание уподобляет сомневающихся «морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой» (Иак. 1, 6). Сомневающийся не имеет почвы и устойчивости.

Сомнение в вере есть следствие нравственного упадка человеческой души. Для примера можно указать на иудейский народ времен Господа I. Христа, то заявлявший и исповедывавший веру свою в Спасителя, то сейчас же отрекавшийся от этой веры.

б) Душевное состояние сомневающихся в вере по истине ужасно.Сомнение в вере удовлетворяет только среди земного счастия, спокойно находится только в человеке, который, полный здоровья и жизни, каждое последнее мгновение смерти разсматривает как очень отдаленное событие. Но с того самаго мгновения, как нашей жизни начинает угрожать опасность, когда являются болезни – эти предвестники смерти, чтобы напомнить нам, что страшная минута недалека от нас, если мы находимся в непредвиденной опасности и видим жизнь нашу висящею на волоске, тогда сомнение перестает удовлетворять нас, мнимая безопасность, которую оно нам обещало пред тем, превращается в страшную опасность, полную упреков, страха и ужаса. Тогда сомнение перестает казаться удобным и начинает представляться ужасным. В своем нравственном разслаблении человек ищет тогда света и не находит, – взывает к вере, но вера, которою он пренебрегал всю жизнь, и которую быть может и осмеивал, не отвечает ему, потому что он не со смирением сердца, а от гордаго духа ума, обращается к ней. И не тогда только сомнение бывает ужасным мучением, когда человек находится в опасном положении, когда его взор смущается и устрашается пред мраком неизвестного будущаго; но и в обыкновенном течении жизни, среди вседневных событий, человек тысячу раз чувствует, как яд ехидны (т. е. неверие), скрывающийся в его груди, капля за каплей падает на его сердце. Бывают минуты, когда и от удовольствий чувствуется утомление, когда наскучивает мир, когда жизнь становится в тягость, когда не знают, куда девать время, которое кажется им так медленно двигающимся вперед; глубокая тоска овладевает тогда душой, неописанное безпокойство терзает ее.

Это не то, что подавляющия несчастия жизни; это не печаль, которая гнетет дух и вызывает печальные вздохи; это – убийственное изнеможение, недовольство всем окружающим нас, мучительное оцепенение всех сил. Для чего я в мире? – спрашивает себя человек. Какую пользу принесло мне мое существование? Что я теряю, удаляясь с лица земли, которая для меня опостылела, и лишаясь солнца, которое мне больше не блестит? Нынешним днем я недоволен, как и вчерашним, и завтра будет так же, как и сегодня; моя душа ищет наслаждения и не наслаждается, требует счастия и не достигает.

Не чувствовали-ль вы, счастливцы света, этого мучения, этого червя, грызущаго души тех, которые думают в умственном отношении стоять выше других? Не терзает ли вашу грудь отчаяние? Так знайте же, что один из печальных источников этого состояния есть сомнение; это пустота души, которая ее безпокоит и мучит, – это страшное отсутствие всякой веры и всякой надежды, это неведение о Боге, происхождении и назначении человека.

Только в крепкой вере в Бога и духовный мир человек найдет полное утешение в скорбях жизни, получит терпение в болезни, спокойствие в виду смерти, за которой начнется вечно блаженная жизнь для верующих и любящих Бога и ближних, и разрешит все тревожные вопросы жизни, которые терзают ум всякого мыслящаго существа.

в) Какие средства можно указать против сомнения? Искренность сердца и простота души, подлинное желание обладать истиною, пламенная молитва к Богу об умножении веры в наших сердцах, беседы с людьми верующими, чтение слова Божия, посещение богослужения, жизнь по правилам христианской религии, которая «опытно убедит каждаю в истинности и божественности христианства», внимание к путям и обстоятельствам своей жизни – вот средства против сомнения. Этими средствами обладал св. ап. Фома, и потому временное сомнение его сейчас же перешло в полную и непоколебимую веру, выразившуюся в воззвании: «Господь мой и Бог мой!» В противном случае человек даже при наглядных доказательствах истинности веры может сомневаться, и сомнение его может перейти, наконец, в неверие.

>Удивительные факты пребывания апостола Фомы в Индии

«Деяния Фомы» — загадка для историков

Как южно-индийское предание, так и приукрашенный сирийский оригинал «Деяний Фомы», датированный II веком, долгое время казались не более чем апокрифическими легендами. Хотя многие отцы Церкви и сообщали об апостольской миссии святого Фомы в Индию, не было исторических свидетельств об упомянутых в «Деяниях» царях, названия многих древних географических мест также были неизвестны науке. Несмотря на то, что с момента возникновения «Деяния» были широко распространены в христианском мире, и тексту, и преданию не хватало прочных вещественных доказательств.

И все же «Деяния Фомы» были увлекательной историей, традиционно начинавшейся с описания того, как апостолы поделили между собой мир для миссионерства.

«В то время, когда были в Иерусалиме апостолы все… поделили они страны между собой, дабы каждый из них мог проповедовать в стране, которая выпала ему… И выпала по жребию и по разделу Индия Иуде Фоме апостолу. И он не пожелал идти, сказав: «Не имею я сил для этого, ибо слаб я, и муж я еврейский, как индийцев могу я учить?» И в то время как так рассуждал Иуда, явился ему Господь наш в ночном видении и сказал ему: «Не бойся, Фома, ведь благодать Моя, с тобой она». Но он же не был убежден вполне, говоря: «Куда Ты ни захочешь, Господь наш, пошли меня, только в Индию не пойду я». (Деяния Фомы).

Безоговорочная уступчивость была не в характере святого Фомы, и возможно, остальные апостолы не сильно этому удивились. В конечном счете, мы имеем о нем три упоминания в Евангелии: святой Фома призывает апостолов пойти и умереть с Христом в Иерусалиме, настаивает, чтобы Господь точнее объяснил, что означает следовать за Ним, и в итоге отказывается поверить в утверждения учеников о Христовом воскресении, пока сам не увидит воскресшего Господа.

Апостол во всем любил определенность, но, будучи убежден, был способен к решительным действиям. Оказавшись бессильными перед лицом категорического отказа Фомы, его товарищи по миссионерству воззвали в молитве к Самому Господу, Который не замедлил откликнуться.

Во время их собрания некто Хаббан, доверенное лицо индийского царя Гундофара, также находился в Иерусалиме, в поисках искусного средиземноморского плотника для постройки дворца для индийско-парфянского царя. В «Деяниях» Господь предстает перед купцом, говоря, что у него есть раб-архитектор, которого он хочет продать, и купец соглашается:

«И когда они заверили купчие, взял Иисус Фому и пошел к Хаббану-купцу. И увидел его Хаббан и сказал ему: «Это твой хозяин?» Фома сказал ему: «Да, он хозяин мой». Сказал ему Хаббан-купец: «Он продал тебя в мою собственность». И Фома промолчал (в ответ) ему. Утром поднялся он, сотворил молитву и обратился к Господу своему, и сказал Ему: «О Господь наш, какова воля Твоя, пусть так и будет»… И они отправились в путь».

По прибытии в государство Гундофара царь дает апостолу крупную сумму денег и повелевает ему приступать к строительству. Однако апостол освобождается от денежного бремени, раздавая все деньги нищим, и начинает путешествовать по побережью, проповедуя христианство. Спустя некоторое время царь интересуется, как продвигается строительство дворца, и его придворные говорят:

«Дворец не построен, он ничего еще не сделал, но он ходил по городам и деревням, подавал бедным и поучал их о Боге новом, а также болезни исцелял, демонов изгонял и многое совершал. И мы думаем, что чародей он; но сострадание его, исцеление его, которые были безвозмездными, и аскетизм его, и благочестие его заставляют нас думать о нем, что он — маг или посланец того Бога нового». (Деяния Фомы)

Царь призывает Фому и спрашивает, построен ли дворец. Апостол говорит, что построен. Царь спрашивает, когда можно его увидеть, и Фома со свойственной ему прямотой отвечает: «После твоей смерти». Как можно было ожидать, царь бросает его в темницу. Вскоре умирает брат царя, Гад, и в пристанище мертвых он видит прекрасный дворец. Он просит разрешения поселиться в нем, но ему говорят: «Нет, это дворец, который христианин построил для твоего брата». Гад является в видении своему брату и сообщает, что его дворец на самом деле построен, и что он великолепен. Потом Гундофар сам становится христианином, приняв крещение, миропомазание и святое причастие из рук апостола. И многие другие, также уверовав, «пришли к убежищу Христа». (Деяния Фомы).

Тогда апостол назначает дьякона в качестве своего преемника и отправляется в южную Индию, где принимает мученическую смерть после двадцати лет апостольского служения, обратив в христианство тысячи людей. Местное индийское предание слегка отличается от сирийского оригинала «Деяний», утверждая, что святой Фома прибыл сначала не в Пунджаб, где правил Гундофар, а на побережье Малабара, обосновавшись в старинном порту Музирис в 50-52 годах, где, как говорится, он основал 7 церквей: в Кранганоре, Квилоне, Паравуре, Коккамангаламе, Ниранаме, Палаюре и Каяле. История о дворце Гундофара упоминается в обоих преданиях, так же как и о кончине апостола возле Мадраса, где его гробница по сей день остается объектом паломничеств.

Причина мученической смерти также слегка различается в обоих преданиях: в сирийском тексте (возможно, не без последующего вмешательства гностиков) святой Фома был предан смерти за то, что склонил супругу местного царя к воздержанию в супружеской жизни, однако индийское предание настаивает на том, что его смерть была спровоцирована брахманами, разгневанными проповедью христианства. Впрочем, место и время кончины в источниках совпадают, он был пронзен копьем 19 декабря 72 года и скончался тремя днями позднее, 21 декабря в Мелипуре около Мадраса в индийском штате Тамил Наду.

Другие ранние рукописи «Деяний Фомы» на арамейском языке во многих местах приукрашены и фантастичны, включая такие гностические нововведения, как указания на то, что Фома был близнецом Господа. Вместе с нехваткой исторических свидетельств это вызвало полное отторжение «Деяний» западными историками до тех пор, пока в 1834 году один исследователь не обнаружил в Кабульской долине Афганистана тайник с древними монетами. На многих из них были изображения и имена забытых царей, и на некоторых греческим и индийским шрифтом было отштамповано имя Гундофара в различной орфографии. Спустя десятилетия монеты с именем Гундофара обнаруживались от Бактрии до Пунджаба, и несколько десятков из них, датированных I веком н.э., сейчас выставлены в Британском музее и Музее Калькутты.

В конце ХIX века в развалинах около Пешавара была найдена каменная табличка с надписью на индо-бактрийском языке. Историк-востоковед Самуэль Мофетт сообщает, что надпись не только «упоминала царя Гундофара, но и прямо указывала на время его правления в первой половине I века н.э., что делало его современником апостола Фомы, как и описывалось в опороченных «Деяниях Фомы». Согласно датам на табличке, он правил в 45 или 46 годах, близко к тому времени, которое традиционно считается временем прибытия апостола Фомы в Индию.

В конце концов в ХIX веке были обнаружены записи монахини-паломницы Эгерии. Во время своих путешествий на Святую Землю, в Сирию, Ливан и Египет на протяжении 381-384 годов она пишет:

«Во имя Христа Бога нашего мы благополучно прибыли в Эдессу. По прибытии мы без промедления посетили храм и гробницу Святого Фомы (Апостола). По традиции мы исполнили наши молитвы и все то, что мы обычно делаем, посещая святые места. Мы также прочитали отрывки из «Деяний святого Фомы» (у его гробницы). Храм представляет собой большое красивое здание, возведенное по современному проекту, и оно действительно достойно быть Домом Бога»…

Доминиканские толкователи в начале XX века сделали из этого открытия убедительный вывод, что вряд ли Эгерия читала «дошедшее до нас издание, искаженное гностиками, а рукопись «Деяний», признанных христианами того времени каноничными и подлинными… Это явно приводит к доказательству того, что существовали рукописи, не искаженные для использования в целях гностиков… «Деяния», которые имела при себе паломница, были на греческом языке, так же как и Свод Писаний, как указано в ее цитатах».

С появлением этих двух значительных открытий протесты по поводу отсутствия свидетельств и неясности текста стали сдавать позиции. И хотя историки могут продолжать высказывать сомнения, нельзя не учитывать очевидных фактов.

Торговля, дипломатия и колонисты

Известно, что между Римской империей, средиземноморскими народами и Индией велась активная торговля. За тысячу лет до Христа субконтинент посещали военные корабли царя Соломона, а римский историк I века Плиний сообщает, что торговцы Малабарского побережья ставили в один ряд Арабское море, Красное море, Египет и Аден со своим портом в Музирисе. Римская империя на протяжении сотен лет посылала в Индию дипломатические миссии, а также есть документальное подтверждение существования в Индии иудейских поселений в I веке.

Современные историки считают, что для иудея I века было вполне обычно и даже не составляло большого труда отправиться на корабле в Индию. Мофетт идет еще дальше:

«Вполне возможно, в первые два века христианства Индия была гораздо более открыта для прямых контактов с Западом, чем за всю остальную историю до прибытия туда португальцев спустя пятнадцать столетий… Возможно, около 50 года нашей эры один из таких кораблей привез в Индию христианского миссионера из Иудеи, плотника, поскольку документы того времени говорят о том, что плотники пользовались на Востоке большим спросом. Например, для постройки царского дворца в южном тамильском королевстве Чола».

Святые отцы Церкви об апостольской миссии святого Фомы в Индию

Существует множество святоотеческих указаний о пребывании святого Фомы в Индии. Вот самые известные из них:

Didascalia Apostolorum (Эдесса, 250 г. н.э.) сообщает: «Индия и все ее территории, и все, что к ним прилегает до самого дальнего моря, получило апостольское священство из рук самого апостола Иуды Фомы, который был предводителем и правителем церкви, которую он здесь построил».
Святой Григорий Богослов (329-390) ссылается на Фому, а также на других апостолов в Слове 33, против ариан: «Что же апостолы? Разве не чужеземцы были для многих народов и городов, по которым они разделились, чтобы повсюду пронеслось Евангелие, чтобы все было озарено Троичным Светом, просвещено истиной, так чтобы и для сидящих во тьме и сени смертной рассеялся мрак неведения? Сказано: да мы во языки, они же во обрезание (Гал. 2:9). Слышишь, это говорит Павел! Пусть Петру Иудея; что же общего у Павла с язычниками, у Луки с Ахаией, у Андрея с Епиром, у Иоанна с Ефесом, у Фомы с Индией, у Марка с Италией, — что у всех (не говоря о каждом порознь) общего с теми, к которым они ходили проповедовать?» («Слово 33 против ариан и о самом себе»)

Святой Амвросий Медиоланский (333-397): «…Как дошло до того, что, утомившись от гражданских войн, верховное Римское командование передали Юлию Августу, и так междоусобные раздоры были прекращены. Это в свою очередь позволило апостолам без промедления отправиться по слову Господа Иисуса: «Идите, учите все народы». Даже государства, закрытые непроходимыми горами, стали им доступны, Фоме Индия, Матфею Персия. Также это (внутренний мир) расширило власть Римской империи по всей земле и смягчило распри и разногласия среди народов, укрепляя мир, давая апостолам возможность у истоков Церкви путешествовать во многие земли.

Святой Иероним (342-420): «Христос пребывал везде, с Фомой в Индии, с Петром в Риме, с Павлом в Иллирии, с Титом на Крите, с Андреем в Ахайе, с каждым из апостолов во всякой стране» (Послания св. Иеронима).

Святой Павлин Ноланский (354-431): «Так Бог, награждая своими святыми дарами все земли, послал своих апостолов в величайшие города мира. Он послал Андрея к патрийцам, Иоанну в Эфесе дал власть над Европой и Азией, чтобы они отвергли свои грехи сиянием света. Парфия принимает Матфея, Индия Фому, Ливия Фаддея, Фригия Филиппа» (Migne , P -L ., vol . 1 xi . col . 514).
Святой Григорий, епископ Турский (538-593) в своем труде De Gloria Martyrum пишет: «Апостол Фома, как утверждает история его мученичества, принял страдания в Индии. Спустя много времени его тело было перенесено в город, который назывался Эдесса, в Сирии, и было там похоронено. Поэтому в том месте Индии, где он впервые был погребен, сейчас находится монастырь и удивительного размера церковь, тщательно украшенная и устроенная».

Другие упоминания о древности христианства в Индии

Свидетельства епископа Евсевия Кесарийского (+340) и св. Иеронима (+420), подробно описавших делегацию христианского философа св. Пантена от епископа Деметрия в Александрию «проповедовать Христа брахманам и философам Индии» в 190 году. Оба писателя подтверждают предание о христианстве в Индии в первом веке, хотя Евсевий придерживается александрийской традиции, где сообщается, что св. Пантен встретил в Индии христиан, которые говорили, что получили от апостола Варфоломея иудейский текст Евангелия от Матфея. Хотя и вполне возможно, что апостолы Варфоломей и Фома могли оба находиться в Индии, Евсевий фактически единственный из всех святых отцов упоминает апостола Варфоломея, который, по общему мнению, проповедовал в Армении. Некоторые историки также считают, что в некоторых случаях под названием Индия могли приниматься части Эфиопии и Счастливой Аравии (Arabia Felix).

Феофил, прозванный Индийцем, является другим источником IV века. Во время правления императора Константина Великого юноша Феофил был отправлен из Индии в Рим в качестве политического заложника. Констанций, сын Константина отправил его затем с миссией в Счастливую Аравию и Абиссинию (Эфиопию). Его путешествия описаны историком Арианской Греческой Церкви, Филосторгом, который рассказывает, что после выполнения миссии Феофил отправился от берегов Индии на остров, где он жил. Оттуда «он посещал различные части Индии, проводя там различные реформы, ибо местные христиане слушали Евангелие сидя, и пр.». Его упоминания о христианском сообществе с церковью, священником и богослужением могли относиться только к христианской Церкви и верующим, населявшим западную часть побережья Малабара, где богослужение шло на арамейском языке.

Старинное индийское предание гласит, что святой Фома назначил двух епископов, Кефу в Малабаре и Павла в Коромандале (Мелипур), — они были первыми церковными иерархами в Индии. Первое документальное упоминание об индийском церковном иерархе после легализации христианства было об Иоанне Персиянине, который присутствовал на Никейском Соборе (325) и подписывал постановления Собора именем «Иоанн Персиянин, иерарх всех церквей Персии и Великой Индии». Неизвестно, когда в Индии появились постоянно проживающие епископы, но в 530 году Косьма Индикоплов в своей «Топографии», культурном обзоре того времени, пишет, что «в Мале (Малабаре), где растет перец» имеются христиане. Он прибавляет, что у христиан Цейлона, которых он определяет как персов, и «христиан Малабара», национальность которых он не уточняет, что позволяет полагать, что они являются коренными индийцами, есть рукоположенный в Персии епископ с кафедрой в Кальяне и епископ на острове Сокотра.

Святой Григорий Турский, писавший до 590 года, сообщает, что некто Феодор, возможно сирийский паломник, прибывший для поклонения мощам св. Мартина Турского во время епископства Григория, и который также побывал в Индии, сообщил ему, что там, где почивали мощи св. апостола Фомы, «стоит замысловато украшенная поразительная по величине церковь и монастырь»… «После длительного времени эти мощи были оттуда перенесены в город Эдессу». Феодор был у обеих гробниц, в Индии и в Эдессе.

Святой Беда Достопочтенный (673-735): «Христовы Апостолы, будучи проповедниками веры и учителями народов, получили выделенную им паству в определенных частях света. Петр получил Рим, Андрей Ахаию, Иаков Испанию, Фома Индию, Иоанн Азию»…

«Англосаксонские хроники», описывая события ранней истории Англии, сообщают об обете, данном королем Альфредом при защите Лондона, осажденного язычниками. Во исполнение обета он посылает посольство с дарами в Рим, и другое в Индию, к гробнице апостола Фомы: «883 год от Р.Х. В этот год… Папа Марин послал королю Альфреду “lignum Domini” (частицу Креста). В этот же год Сигхелм и Ателстан отвезли в Рим пожертвование, которое Альфред обещал отправить туда, а также в Индию святому Фоме и святому Варфоломею по обету, когда они противостояли войскам при Лондоне; и там, слава Богу, их молитва была успешна после исполнения этого обета».
Очень древний сирийский церковный календарь подтверждает перенесение мощей. Запись гласит: «3 июля, святой Фома, который был пронзен копьем в Индии. Его тело находится в Урхаи (древнее название Эдессы), перенесено туда купцом Хабином. Великий праздник». Два пункта указывают на древность записи: старинное название Эдессы и то, что перенесение мощей апостола было настолько недавним, что имя человека, перенесшего их, было все еще в памяти.

Свидетельство очевидца переноса мощей из Индии в Эдессу предоставлено св. Ефремом Сириным, который прибыл в Эдессу после сдачи Нисибина Персии в 363 году и прожил там до своей кончины в 373 году. В своем сорок втором Нисибийском песнопении святой Ефрем сообщает, что апостол был предан смерти в Индии, и что его мощи были впоследствии помещены в раку в Эдессе. Подобное предание о святом Фоме повторяется и в других его песнопениях: «Был послан он к землям темных народов, облачить их в белые одежды крещения. Благодатной своей зарей разогнал он тягостный сумрак Индии. Связать Индию брачными узами с Единородным Сыном было его миссией. Благословенный купец обрел столь великое сокровище. И Эдесса стала благословенным городом, обретя величайшую жемчужину, которую смогла дать Индия».

Марко Поло также посетил Индию, когда вернулся из Китая в 1293 году. О гробнице апостола он сказал: «Мощи святого Фомы – в области Меабар, в маленьком городке, куда никто, даже купцы, не заходит, товаров на вывоз отсюда мало. Место глухое, но много и христиан и сарацин паломничает сюда. Здешние сарацины, скажу вам, в святого Фому верят крепко; рассказывают, что он был сарацином, великим пророком; называют его анаиран; это значит «святой человек». Расскажу вам вот о каком чуде: христианские паломники берут землю в том самом месте, где святой опочил, и эту землю они приносят к себе: у кого лихорадка четырехдневная, или трехдневная, или всякая другая, тому они дают испить (воды) с той землей; и больной, как только напьется, исцеляется… А земля, знайте, красная».

Местное индийское предание

Индийские христиане или «Христиане св.Фомы», как они сами себя называют, до сих пор крепко придерживаются устного предания о своих апостольских корнях. Сюда относятся Ramban Pattu или Thomma Parvom , песнь, заключающая в себе рассказы из «Деяний Фомы». Через сорок восемь поколений существования устной традиции эта песнь была, наконец, записана в 1600 году Рамбааном Томасом, потомком первого епископа, рукоположенного святым Фомой, бывшим изначально священником-брахманом.

Margom Kali и Mappila Paattu — это цикл песен по «Деяниям Фомы» и истории малабарской Церкви. Они исполняются в танце, что характерно для сирийских христиан. Некоторые из этих танцевальных пьес до сих пор исполняются под открытым небом во время церковных праздников. Veadian Pattu исполняется местным индийским ансамблем Veeradians на христианских фестивалях и сопровождается игрой на местном музыкальном инструменте под названием виллу. Неизвестно, основаны ли эти песни на ранних вариантах «Деяний Фомы» или относятся к независимой традиции, основанной на устных хрониках первых христиан, в любом случае эти традиции соблюдаются индийскими христианами повсеместно.

До прибытия португальцев в XVI веке история христианства в Индии на бумаге отсутствовала, да и в целом историческая наука в письменном виде появилась в Индии только с приходом арабских мусульман. В Британском музее находится огромная коллекция, содержащая манускрипты, письма и отчеты португальских иезуитских миссий в Индии, среди которых летопись с историей Малабарского побережья. Автор-иезуит тщательно собрал устные предания этих христиан, а традиционные индийские верования наших дней успешно дополняют его хроники.

Португальские рассказы сообщают, что после мученической смерти св.Фомы его ученики долгие века оставались верующими и Церковь умножилась. Позднее, пережив гонения, войну и голод, христиане св.Фомы Малабарского побережья и Мелипура рассеялись и многие вернулись к язычеству. Христиане области Кочин преуспели больше, распространившись от Кулака (Квилон) до Палура (Палер), деревни к северу от Малабара.

Находясь под управлением местных князей, которые редко вмешивались в дела веры, они, видимо, не испытали таких жестоких преследований, как их братья на побережье. В IX веке сирийский купец Мар Фома Канна получил разрешение правящего раджи Черумана Перумала создать христианский приход с участием множества местных индийских христианских семей. Им также был присвоен специальный гражданский статус, что подтверждается документами, существующими по сей день.

Согласно местному преданию, прежде прибытия на индийский континент святой Фома проповедал христианство жителям острова Сокотра, основав христианскую общину, которая сохранила веру, хоть и в довольно выродившемся виде, к 1542 году, когда туда прибыл католик святой Франсис Ксавье и обнаружил, что они уклонились в несторианство, страдают от нехватки духовенства, хотя и считают себя потомками христиан, обращенных проповедью святого Фомы. К 1680 году христианство на Сокотре практически исчезло в связи с притеснениями арабов и небрежением несторианских патриархов.

Духовенство и иерархи южной Индии исповедуют несторианство с V века: более тысячи лет иерархи в Индийскую Церковь назначались Персией, это продолжалось до XVI века, когда это покровительство подошло к концу. На сегодняшний день в Индии существует множество христианских вероисповеданий. С 1982 года в северной Индии действует Православная Церковь под юрисдикцией Вселенского Патриарха Константинопольского и в настоящее время насчитывает восемнадцать приходов и почти 4000 членов.

Перевод с английского Марины Леонтьевой специально для портала «Православие и мир»

По стопам апостола Фомы

Ко дню св. апостола Фомы мы предлагаем вашему вниманию наш старый материал – интервью со священником Алексеем Трубачом, который в 2004 – 2005 годах в период Рождества и Пасхи совершал пастырские поездки по Индии и Непалу, где когда-то проповедовал апостол Фома.

Соблазн духовного безразличия

– Удивительно слышать, что в Индии и Непале проповедуют православные священники…

– Первым, кто принес христианство в Индию, был святой апостол Фома. Память о нем живет на этой земле по сей день. Им была основана христианская церковь на пяти обращенных знатных семействах высшей касты на юге Индии. К сожалению, в силу территориальной оторванности от Вселенского Православия и незнания ситуации в Церкви, сначала в IV – V веке индийские христиане перешли в несторианский, а потом в ХVII веке в монофизитский Антиохийский патриархат, таким образом выйдя из православия. Ныне это автокефальная индийская церковь, хотя и именуется Сирийская Маланкарская Ортодоксальная церковь. Она входит в семейство монофизитских ортодоксальных церквей (Армянская, Коптская, Эфиопская, Индийская, Сирийская). После апостола Фомы последним и едва ли не единственным достоверно известным проповедником православия в Индии был монах, русский миссионер-подвижник, архимандрит Андроник (Елпидинский), который провел в Индии 18 лет с 1931 по 1949 годы и установил тесные отношения с индийскими христианами. Он был активным сторонником воссоединения индийских монофизитов со Вселенским Православием ввиду их расположенности, в частности, к Русской Православной Церкви.

Сейчас русские православные священники два раза в год направляются служить в Индию и Непал, на Рождество и Пасху, в основном для наших соотечественников, сотрудников дипломатических миссий в этих странах, а также для православных сограждан, работающих или проживающих здесь. Кстати, православные богослужения, проведенные в 2004 году в Катманду по просьбе российских женщин, проживающих в Непале, были первые за всю историю этой страны. Но, собственно, окормлением православных и поддержанием связей с индийскими христианами пока и ограничивается вся наша миссионерская деятельность.

– Какие люди приходят на богослужения?

– В Индии и Непале достаточно много русских людей. Один Российский дипкорпус в Дели составляет около тысячи человек. Сотрудники дипломатических миссий, российские специалисты, работающие на совместных предприятиях, русские, украинские, белорусские женщины, вышедшие замуж за граждан Индии и Непала.

Большинство из них хотело бы сохранить свои православные корни, однако сохранение веры в условиях, когда тебя окружает чуждая культура, становится серьезной проблемой. Еще более это трудно осуществлять в стране, где нет ни одного православного храма, кроме двух маленьких греческих церквей в греческих дипмиссиях в Дели и Калькутте, которые в общем-то недоступны для наших сограждан.

– Неужели в Индии нет православной общины?

– Община-то есть. В Российском посольстве в Дели в ее состав входят около семидесяти человек православных. И она уже показала свою жизнестойкость и молитвенную активность, по крайней мере, за последние четыре года. Но, к сожалению, их мечта о построении хотя бы небольшой посольской церкви до сих пор казалась просто неосуществимой. Впрочем, в последнее время появились определенные надежды, была выделена и отремонтирована молельная комната, выделено помещение для приходской библиотеки. Большую помощь в этом почине оказал посол РФ в Индии В.И. Трубников.

Однако, хотя приезд два раза в год священника и не вполне достаточен для окормления православных всего региона, но с другой стороны, регулярность визитов, их организация посольством – это уже большое достижение. Так, греческий священник не приехал в греческий храм в Дели на Пасху 2004 года. Оказалось так, что неокормленными остались и греки, и сербы, и киприоты, и посольства Боснии и Герцеговины, Сербии и Черногории, Румынии, Болгарии, Украины. Послы девяти православных держав были на нашем пасхальном богослужении.

Я лишь хочу подчеркнуть, что храм не просто нужен общине, но его готовы и принять, и заполнить жизнью.

– Чем же все-таки опасна для веры та культурная среда, в которой оказались наши соотечественники?
– Чаще всего мы наблюдаем не переход в другую веру, а колебания людей. И страшно не то, что они обратятся в католицизм или в индуизм, а то, что они могут стать теплохладными.

Потерять веру очень легко. Все начинается с малого. Например, просто поставить «для красоты» обычную статуэтку Ганеши, индийского бога со слоновьей головой, на столе. Человек не то чтобы принимает чужую веру, а лишается всякой веры вообще. Поверхностное восприятие их символики ведет к поверхностному восприятию и того, что мы сами имеем. Человеку становится все равно, ради чего жить, умирать – ведь в разных религиях эти вопросы по-разному решаются.

Вот вам пример из церковной истории. Еще в III веке, когда христианство в Римской Империи было под запретом, все же многие уже принимали крещение. Однако часто было так, что люди одновременно верили и в своих богов, и в христианского Бога. А потому, когда начались гонения на христиан, то те, у которых в сердце и в доме был только один Бог, вели себя иначе, чем те, для которых отвернуться от Христа – это всего лишь убрать одну статуэтку из пантеона.

То же самое происходит и сейчас. Большинство таких людей не становятся подлинно верующими индуистами, буддистами. А изменяя своим корням, взамен они приобретают духовный фетиш, который впоследствии переходит в духовный вакуум.

– Есть ли поток из России в Индию искателей восточной мистики?

– Да, люди едут, ищут в Индии духовного прозрения. Секретарь консульства России в Мадрасе рассказывал мне о том, что консульство завалено письмами родственников с просьбами вызволить родных из секты Сай Бабы. Они остались там жить, боготворя его, поверили в кумира, будучи завлеченными его «чудесами», молятся на него. Около трехсот россиян постоянно живут рядом с ашрамом Сай Бабы. Конечно, наш православный храм в Дели мог бы стать некоторой чертой, вехой, шансом опомниться перед вступлением на путь поклонения идолу, а затем к полному опустошению.

– Как наши православные хранят здесь свою веру?

– В Непале я встретил особенно яркие свидетельства живой православной веры даже в столь оторванной от православной церкви стране. Так, например, Алла Шарма, бывший председатель Ассоциации русских женщин в Непале «Ивушка», ее бессменный лидер, родом из Санкт-Петербурга, живет в Непале уже 25 лет. Ее муж очень известный человек в Катманду, хирург, личный врач короля, ректор государственного университета. Он индуист, она же – православная верующая. Алла не просто не потеряла своей веры, но и, периодически бывая на родине в Санкт-Петербурге, воцерковилась, а во время моего пастырского визита не пропустила ни одного богослужения. Интересно отметить, что ее супруг сам помогал ей устанавливать уголок с иконами.

– А в чем особенность богослужения в Индии вне стен храма?

– Я служил на антиминсе . Вся церковная утварь везется с собой, поэтому богослужения, и главное, Божественную литургию, можно совершать в любом месте. В действительности, где бы ты ни служил, благодать Божия и ангелы собираются там во время богослужения: в открытом поле, или в торгпредстве, или в здании посольства. И во время службы это место становится храмом. Мне рассказывали, что когда посольские дети проходили мимо торгового представительства, где совершались рождественские богослужения, уже после моего отъезда, говорили, показывая на здание: «Вот храм, а батюшка уехал».

Конечно, о храме мечтают. Потому что храм – это то место, где всегда будут присутствовать ангельские силы. И даже вне богослужения человек ощущает там присутствие Божие.

– А местное население обращается в христианство?

– Индуизм пропитывает всю жизнь индийцев. Для того, чтобы отказаться от индуизма, нужен очень сильный внутренний переворот и необходима православная община, среда, где человек имел бы возможность сохранить обретенную веру.

Как раз в последней поездке я крестил двух мужчин непальцев. Они учились на Украине пять лет, и уже там ходили в православные храмы помолиться, обратиться к Господу Богу. Поэтому в Непале, имея православных жен, вполне осознанно решили креститься, хотя им, живущим в индуистском королевстве и намеревающимся оставаться жить там, это не принесет никаких выгод. Стоит отметить, что непальское общество очень веротерпимо и не ущемляет в правах иноверцев. Все же Крещение для них – это сознательный отказ от религиозной традиции, в которой они были воспитаны. Но они имеют малые домашние общины, где, я думаю, смогут обретать и сохранять православие. Очень многие, находящиеся в смешанных браках, крестили своих в Православии.

Часть индусов переходят в католицизм, хотя такое обращение часто очень поверхностно. Многие из них признаются, что одновременно ходят как в индуистский, так и в католический храм, так как там они могут получать гуманитарную помощь и образовательные гранты взамен пусть даже внешнего приятия веры.

Там ходил апостол

– А какие святые места, связанные с именем апостола Фомы, Вам удалось посетить? Что Вам удалось узнать про него?

– В Мадрасе, на побережье Индийского океана, в двухстах метрах от моря, святой апостол Фома своими руками построил храм. В этом городе прошли последние четыре года его апостольского служения с 68 по 72 год. Проповедь его там была успешна: многие из местного населения обратились в христианство, что и стало поводом к зависти одного индуистского брахмана, нанявшего воинов убить его. Под этим храмом после мученической кончины апостола погребли его ученики.

Это место описывается в исторических записках Марко Поло (ХII). Позже Васко да Гама вспоминает, что даже мусульмане, жившие в Мадрасе, воспринимали апостола как святого, почитали его могилу. Сейчас здесь католическая базилика святого апостола Фомы. Господь сподобил меня совершить православную божественную литургию на могиле апостола Фомы в склепе базилики для наших православных сограждан, сотрудников консульства, которое, кстати, находится в пяти минутах ходьбы от могилы святого апостола.

Туда приходит очень много индийцев – и индуистов, и христиан. При базилике есть музей, где в реликварии , хранится копье, которым был убит святой апостол Фома.

Надо сказать, что мощи святого апостола разошлись по частичкам по всему миру: в Италии, по преданию, находится святая голова апостола. В саму базилику частичка мощей вернулась только в XIX веке.

Мне удалось посетить и две горы, где апостол укрывался от преследования воинов брахмана. На Малой горе у апостола была своя пещера, где он и проповедовал. А рядом находится источник воды, который, по преданию, Господь сотворил по молитве святого Фомы, для того чтобы ученики в условиях столь жаркого климата могли как можно дольше находиться с апостолом. Когда же апостол, обнаруженный воинами, вынужден был бежать из пещеры, Господь совершил чудо: образовалась расщелина в скале, через которую святой смог выбраться. Он бежал с Малой горы на Большую гору. Надо сказать, что все святые места, связанные с апостолом Фомой, принадлежат сейчас Католической Церкви. На склоне Большой горы находится женский монастырь. С этого святого места открывается вид на весь город. Именно тут во время молитвы один из воинов убил со спины апостола, пронзив его копьем, наконечник которого, как я уже сказал, хранится в музее базилики.

– А что сейчас находится на самом месте убийства апостола Фомы?
– На этом месте расположен сейчас католический храм, который был построен в XVI веке португальцами. В нем находится крест святого апостола Фомы. Он вырезал его собственноручно на камне, и именно перед ним апостол молился перед своей мученической кончиной.

Святой апостол принес с собой в Мадрас икону Божией Матери, написанной, по преданию, апостолом Лукой. Если вспомнить, что и Владимирскую икону Божией Матери написал апостол Лука, то становится ясно, откуда такое сходство в расположении рук Младенца и Богородицы, в Их взаимном расположении на этих иконах. Но, естественно, время вынудило обновлять краски, и получились лики младенца и Пресвятой Богородицы с более русскими или более индийскими чертами в зависимости от иконы. Там эта икона очень почитается.

– Пострадал ли Мадрас от цунами, обрушившегося на побережье Индии? Вы ведь оказались там сразу после катастрофы?

– Да, безусловно, Мадрас существенно пострадал от цунами. Как я уже сказал, наше консульство находится на побережье в ста метрах от базилики Святого апостола Фомы. Я, встревоженный известием о цунами, позвонил туда накануне приезда, но узнал, что волна дошла ровно до ворот консульства и базилики и… остановилась! Хотя, если проехать 500 метров от базилики, можно было увидеть разрушительную мощь волны на том же расстоянии от моря. Безусловно, произошло чудо по предстательству святого апостола Фомы. Кстати, духовенство и прихожане базилики оказали большую помощь пострадавшим. Каждую ночь в течение недели после трагедии до того, как правительство смогло всем помочь, на территории базилики находили ночлег и пищу до тысячи потерявших кров.

За Божественной литургией на гробе апостола, о которой я уже упомянул, мы молились о сохранении места сего, града, страны от глада, потопа на русском и английском языках, так как у гроба собралось достаточно много индийцев, также усердно молившихся о сохранении их земли по молитвам святого апостола Фомы.

– Что Вы обрели в этих поездках?

– Для меня это очень сложная страна. Но я благодарен Богу за то, что Он даровал мне прикоснуться к святыням, связанным с именем Своего ученика, апостола Фомы, и его святое предстательство. Он дал мне возможность служить Божественную литургию в стране языческой, нести здесь свет Православия, ведь наше богослужение – это самая лучшая проповедь Христа в мир. И даст Бог, придет время, когда воссияет золотым куполом хотя бы один православный храм в этом южноазиатском регионе во свидетельство и сохранение нашей веры православной!

* Монофизитство – ересь, возникшая в Церкви в V веке и получившая большое распространение на Востоке. Монофизиты считали, что Иисус Христос был только Богом, имел одну лишь божественную природу. Несторианство, напротив, учило о том, что Иисус Христос был всего лишь человеком, отмеченным особой божественной благодатью – но не Богом. И монофизитство, и несторианство осуждены в V веке на церковных соборах. Православие учит, что Господь наш Иисус Христос – Богочеловек, то есть имеет и божественную, и человеческую природы. По определению IV Вселенского Собора (451 год по Р.Х.), эти природы соединены «неслиянно, неизменно, неразздельно, неразлучно».

** Антиминс (греч.: вместопрестолие) – льняной или шелковый плат с изображением положения Христа в гроб с зашитой в него частицей мощей и с подписью правящего архиерея, удостоверяющей законность служения. Без антиминса не может быть совершено таинство Евхаристии даже в церкви; с ним же литургия может совершаться и под открытым небом.

*** Реликварий (позднелат. reliquarium) – вместилище для хранения реликвий.

Фото из личного архива священника.

Апостол Фома — общий святой для христиан Индии

Поделиться

Проповедь апостола Фомы в Индии

Индия многими россиянами воспринимается почти как иная планета. Вроде бы и название знакомо, и примерно знаешь, где эта страна располагается, и даже по телевизору видел что-то об Индии, но все равно Индия – это какой-то совершенно незнакомый, непривычный мир. Действительно, индийская культура, даже несмотря на долгий период колонизаторства, по-прежнему сильно разнится с европейской. Но все же есть у индийцев и у нас схожие черты, причем религиозные.

Я не собираюсь сейчас проводить аналогий между индуизмом и христианством. На самом деле, Индию и нас объединяет куда более конкретный момент, а вернее святой – апостол Фома. Апостол Фома был одним из ближайших учеников Христа, входил в число двенадцати апостолов. После Вознесения Спасителя Его ученики покинули Палестину и отправились проповедовать Евангелие по разным странам. Место своего назначения они определяли путем жребия. Апостолу Фоме в качестве региона для проповеди досталась… Индия. Надо сказать, что он не обрадовался подобному назначению – Индия еще со времен Александра Македонского считалась страной негостеприимной и даже враждебной. Апостол Фома согласился отправиться в Индию только после того, как Ему явился Христос и Сам попросил его об этом.

Проповедь его там была успешной. Как повествуется в книге «Деяния апостола Фомы» множество индийцев крестились от его рук. Это очень не нравилось местным языческим служителям брахманам, которые в итоге умертвили посланника Христа. Почитатели апостола сохранили его тело и устроили для него гробницу в индийской области Малабар. Предположительно гробница апостола находилась в городе Каламин. Святые останки апостола Фомы пребывали в Индии вплоть до четвертого века. Затем их перевезли в город Эдессу, откуда со множеством приключений мощи были в 13 веке переправлены на север Италии в город Ортона (область Абруццо), где и находятся до сих пор в католическом кафедральном соборе.

Но вернемся в Индию. Несмотря на то, что мощи апостола Фомы покинули эту землю, а его гробница к 15 веку была окончательно разрушена, Индия по-прежнему помнит своего первого проповедника Христа. В Индии до сих пор проживает народность, которая именует себя «христианами апостола Фомы». Люди, принадлежащие к этой народности, считают себя потомками тех индийцев, которые приняли крещение из рук святого апостола. Всего на сегодняшний день в Индии насчитывается 9,5 миллионов христиан апостола Фомы. К сожалению, они не объединены в рамках одной церковной общины. Часть из них теперь является католиками, часть принадлежит к английской протестантской традиции. Считается, что преемницей той древней общины христиан, которая была основана апостолом Фомой, является Маланкарская церковь Индии. Название ее восходит к слову «Малианкара» — географическому названию места на юго-западе Индии, где, согласно преданию, впервые появился апостол Фома. Маланкарская церковь – самобытная христианская традиция, со своими обрядами, богослужением, манерой пения. К сожалению, маланкарские христиане не состоят в общении с Православием по древним историческим причинам.

Есть в Индии и православные приходы – греческие и русские. Их пока мало, но будем надеяться, что апостол Фома поможет развитию Православия на индийской земле. С вами был священник Антоний Борисов. Сегодня я рассказывал о почитании апостола Фомы в Индии.

Жития святых

Память 6 октября

Святой Апостол Фома, называемый близнец6384, родился в Галилейском городе Панеаде6385. Когда Господь наш Иисус Христос, во время Своего пребывания на земле с людьми, проходил по городам и селениям, уча народ и исцеляя всякие болезни, Фома, услышав его проповедь и увидев его чудеса, прилепился к Нему всею душою. Насыщаясь сладкими словами Иисуса Христа и созерцанием его пресвятого Лица, Фома ходил за Ним и был удостоен Господом причисления к лику двенадцати Апостолов, с коими и следовал за Христом до самых его спасительных страданий. По воскресении же Господа святой Фома своим недоверием к словам других Апостолов о сем еще более усилил веру Церкви Христовой, ибо в то время как прочие ученики Христовы говорили: «Мы видели Господа», он не хотел им поверить, доколе сам не увидит Христа и не прикоснется к его язвам. Спустя восемь дней по воскресении, когда все ученики собрались вместе и Фома был с ними, Господь явился им и сказал Фоме: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим».

Увидев Христа и прикоснувшись к живоносным его ребрам, Фома воскликнул: «Господь мой и Бог мой» (Иоан.20:24–29).

Это событие с Фомою самым наглядным образом убеждает всех в истинности воскресения Господня, потому что Христос явился ученикам не как призрак и не в ином каком-либо теле, но в том же самом, в коем пострадал ради нашего спасения.

После вознесения Иисуса Христа на небо и сошествия Святого Духа, Апостолы бросили между собою жребий, куда каждому из них идти для проповедания Слова Божия. Фоме выпал жребий идти в Индию, чтобы просветить помраченные язычеством страны и научить истинной вере различные обитавшие там народы – парфян и мидян, персов и гиркан, бактрийцев и брахманов и всех самых дальних обитателей Индии6386.

Фома очень скорбел о том, что он посылается к таким диким народам; но ему явился в видении Господь, укрепляя его и повелевая быть мужественным и не страшиться, и обещал Сам пребывать с ним. Он скоро указал ему и возможность проникнуть в сии страны.

Царь индийский Гундафор, желая выстроить себе дворец как можно искуснее, послал купца своего Авана в Палестину, чтобы он поискал там такого искусного строителя, который был бы опытен в постройках и мог бы построить такие же палаты, какие были у Римских императоров. С сим самым Аваном Господь и повелел Фоме идти в индийские страны. Когда Аван искал искусных архитекторов в Панеаде, Фома встретился с ним и выдал себя за человека опытного в строительном искусстве. Аван, наняв его, вошел с ним в корабль, и они отправились в путь, пользуясь благоприятным ветром.

Когда они пристали к одному городу, то услышали здесь звук труб и иных музыкальных инструментов. Царь того города отдавал замуж свою дочь, и послал глашатаев оповещать по всему городу, чтобы на бракосочетание собирались и богатые и бедные, рабы и пришельцы, а если кто прийти не захочет, тот будет подлежать царскому суду. Услыхав сие, Аван с Фомою, боясь, как пришельцы, разгневать царя, если не послушают его, пошли, на брачное торжество во двор царский. Когда все уселись и стали веселиться, Апостол сел на самом последнем месте и ничего не ел, не принимал участия и в веселье, но погрузился в размышления. Все смотрели на него как на странника и иноплеменника. Те же, кто возлежали рядом с ним6387, говорили ему:

– Зачем ты пришел сюда, когда ничего не ешь и не пьешь?

Апостол сказал в ответ:

– Я пришел сюда не для того, чтобы есть и пить, но чтобы исполнить волю царя, ибо глашатаи громко оповещали, что если кто не явится на брак, то будет подлежать царскому суду.

В то время среди пировавших находилась одна женщина еврейка, которая прекрасно играла на свирели, припевая каждому из возлежавших какое-нибудь приветствие. Увидев Фому, который не веселился, но лишь часто поднимал взоры на небо, она поняла, что он – иудеянин, и, играя перед ним, пела ему на еврейском языке такой припев: «Един есть Бог – иудейский, сотворивший небо и землю».

Апостол же, слушая этот припев с удовольствием, просил ее несколько раз повторять те слова.

Виночерпий, видя, что Апостол не веселится, ударил его по лицу, говоря:

– Ты позван на брак – не будь же печален, а веселись, присоединившись к пьющим.

Тогда Апостол сказал ударившему его:

– Да воздаст тебе Господь за сие еще в сей жизни, и я пусть увижу руку, ударившую меня, влачимою псом на показ многим!

Несколько времени спустя ударивший Апостола виночерпий вышел к колодцу, намереваясь принести гостям воды для разбавления вина. Там внезапно напал на него лев, повалил и умертвил его и, высосав из него кровь, удалился. Тогда прибежали собаки, растерзали тело его на части, а один черный пес, схвативши его правую руку, приволок ее на пир и бросил пред всеми. Все присутствовавшие там, увидевши сие, пришли в ужас и спрашивали, чья эта рука. Женщина же, игравшая на свирели, воскликнула:

– Что-то необычайное таинственное совершается ныне у нас: с нами находится в числе возлежащих или Бог или посланник Божий. Ибо я видела, как виночерпий ударил одного человека и слышала, что сей человек сказал по-еврейски: «Пусть я увижу правую руку твою влачимою псом на показ многим», что, как вы все видите, и сбылось.

После этих слов на всех напал страх.

По окончании пира, царь, услыхав о происшедшем, призвал к себе святого Апостола Фому и сказал:

– Войди во дворец и благослови отданную замуж дочь мою.

Апостол, войдя в опочивальню, стал поучать новобрачных целомудрию и хранению чистого девства и, помолившись за них, благословил их и удалился. Во сне новобрачные увидали Иисуса, Который явился им в образе Апостола Фомы и с любовью обнимал их. Муж, подумав, что пред ним – Фома, сказал ему:

– Ты вышел от нас раньше всех – каким образом ты снова очутился здесь?

Господь ответствовал:

– Я – не Фома, а брат его, и все, отрекшиеся от мира и последовавшие за Мною так же, как и он, не только будут Моими братьями в будущей жизни, но и наследуют Мое царство. Итак не забудьте, дети Мои, того, что советовал вам Мой брат, и если, согласно его совету, вы сохраните непорочным свое девство, то удостоитесь нетленных венцов в Моем небесном чертоге6388.

Сказав сие, Господь стал невидим; они же, пробудившись от сна, рассказали друг другу то, что видели во сне, и, вставши, всю ночь усердно молились Богу; слова же, сказанные им, хранили в своем сердце, как драгоценные жемчужины.

Утром царь вошел в опочивальню, где находились новобрачные, и нашел их сидящими отдельно друг от друга. В недоумении, он спросил их о причине такого удаления друг от друга. Они же сказали ему в ответ:

– Мы молимся Богу, чтобы Он дал нам силу до самой кончины нашей соблюдать в супружестве совершенное целомудрие, в каковом пребываем теперь, чтобы быть за то увенчанными в небесном чертоге нетленными венцами, как обещал явившийся нам Господь.

Тогда царь понял, что к сохранению девства убедил их странник, бывший накануне во дворце, чрезвычайно разгневался и тотчас послал своих слуг, чтобы они схватили Апостола, но они не нашли его, потому что он вместе с Аваном уже отплыл в Индию.

Прибывши к Индийскому царю Гундафору, они предстали пред ним, и Аван сказал:

– Вот, государь, я привез к тебе из Палестины искусного строителя, чтобы он мог устроить палаты, какие угодно твоему величеству.

Царь обрадовался, показал Фоме то место, где он хотел строить палаты, и, определив размеры их, дал ему большое количество золота для постройки, а сам отправился в другую страну.

Фома, получив золото, стал раздавать его нуждающимся – нищим и убогим, сам же, подвизаясь в проповедании Евангелия, обратил многих к вере во Христа и крестил их.

В то время тот юноша, который, по совету Фомы, обещался хранить девство вместе с женою своею, услыхав, что Апостол в Индии проповедует Христа, вместе с нею прибыл к Апостолу. Наставленные святым Апостолом Христовой вере, они приняли от него святое крещение. Девица получила при сем имя Пелагии и впоследствии пролила кровь свою за Христа, юноша же наименован был Дионисием и впоследствии удостоен сана епископа.

Возвратившись с Апостольским благословением в свое отечество, они распространяли славу Имени Божия, обращая неверных ко Христу и созидая в городах церкви.

По прошествии двух лет, царь послал к Апостолу узнать: скоро ли окончится постройка палат? Апостол ответил посланным, что остается только положить крышу. Царь обрадовался, ибо полагал, что Фома действительно строит ему на земле дворец, и послал ему еще много золота, повелевая поскорее соорудить для палат великолепную крышу.

Фома, получив еще золото, возвел очи и руки к небу, говоря:

– Благодарю Тебя, Господи Человеколюбче, что Ты различными способами устрояешь спасение людей!

И снова он раздал присланное царем золото тем, кто просил у него помощи, а сам продолжал усердно проповедовать Слово Божие.

По прошествии некоторого времени, царь узнал, что Фома даже еще и не начинал приводить в исполнение его повеление, что все золото роздано убогим, а строитель и не думает о постройке, но, проходя по городам и селениям, проповедует какого-то нового Бога и совершает дивные чудеса. Царь пришел в сильный гнев и послал слуг своих схватить Апостола. Когда святого Фому привели к царю, тот спросил его:

– Выстроил ли ты палаты?

Фома отвечал:

– Построил, и притом великолепные и прекрасные.

Тогда царь сказал:

– Пойдем же и посмотрим твой дворец.

Апостол отвечал:

– В жизни своей ты не можешь увидать дворца сего, но когда отойдешь из сей жизни, тогда увидишь и, с радостью поселившись в нем, будешь жить там вечно.

Царь, думая, что он смеется над ним, весьма оскорбился и повелел бросить его в темницу вместе с привезшим его купцом Аваном, где они должны были томиться в ожидании мучительной смертной казни: царь намеревался содрать с них живых кожу и сжечь их на костре.

Когда они сидели в темнице, Аван стал упрекать Апостола:

– Ты, – говорил он, – обманул и меня, и царя, назвавшись искуснейшим строителем. И вот теперь ты истратил без пользы и царское золото, и жизнь мою погубил. Из-за тебя я страдаю и должен умереть лютою смертью: царь жесток и умертвит нас обоих.

Апостол же, утешая его, говорил:

– Не бойся, для нас не настало еще время умирать; мы будем живы и свободны, и царь почтит нас за те палаты, которые я устроил ему в царстве небесном.

В ту же самую ночь царский брат заболел и послал сказать царю:

– Из-за твоей скорби и я также стал тосковать и от сей тоски впал в болезнь, от которой теперь умираю.

Немедленно вслед за сим брат царя действительно умер. Царь, забыв прежнее свое огорчение, впал в новую скорбь и неутешно рыдал о смерти своего брата. Ангел же Божий, взяв душу умершего, вознес ее в небесные обители и, обходя тамошние селения, показывал ей многочисленные великолепные и блестящие палаты, между коими одна была так прекрасна и блестяща, что ее красоты и описать невозможно. И спросил ангел душу:

– В какой из всех палат тебе более угодно жить?

Она же, взирая на ту прекраснейшую палату, сказала:

– Если бы мне было позволено пребывать хотя бы в углу той палаты, то мне ничего бы больше не было нужно.

Ангел сказал ей:

– Ты не можешь жить в сей палате, ибо она принадлежит твоему брату, на золото которого построил ее известный тебе пришлец Фома.

И сказала душа:

– Прошу тебя, господин, отпусти меня к брату, и я куплю у него сию палату, ибо он еще не знает красоты ее – и потом, купив ее, я снова возвращусь сюда.

Тогда ангел возвратил душу в тело, и умерший тотчас ожил и, как бы пробудившись от сна, спрашивал окружавших его о брате, и молил, чтобы царь поскорее пришел к нему. Царь, услышав, что брат его ожил, весьма обрадовался и поспешил к нему, и, увидав его живым, сделался еще радостнее. Воскресший же начал говорить ему:

– Я уверен, царь, что ты любишь меня, как своего брата; знаю, что ты безутешно плакал обо мне и, если бы можно было освободить меня от смерти, то отдал бы за то даже до полцарства своего.

Царь отвечал:

– Да, это совершенная правда.

– Если ты так любишь меня, – сказал на это брат царя, – то прошу у тебя одного дара – не откажи мне в нем.

Царь отвечал:

– Все, чем я владею в государстве моем – все даю тебе, любимому моему брату, – и клятвою подтвердил свое обещание. Тогда воскресший брат сказал:

– Дай мне палату твою, которую ты имеешь на небесах, и возьми за нее все мое богатство.

Царь, услышав такие слова, пришел в смущение и молчал, как бы потеряв способность говорить. Потом он сказал:

– Откуда у меня на небесах может быть палата?

– Воистину, – отвечал брат царя, – на небесах есть такая палата, о которой ты не знаешь и какой ты никогда не видал во всей поднебесной. Ее построил тебе Фома, которого ты держишь в темнице; я видел ее и дивился ее несказанной красоте и просил поместить меня хотя в одном углу ее, но это мне не было дозволено; ибо водивший меня ангел сказал: нельзя тебе жить в ней, потому, что это палата брата твоего, которую построил известный тебе Фома. Я просил ангела, чтобы он отпустил меня к тебе, чтобы купить у тебя ту палату. Итак, если ты любишь меня, отдай ее мне и возьми вместо нее все мое имение.

Тогда царь возрадовался о возвращении брата к жизни и о палате, построенной ему на небесах. И сказал он воскресшему брату:

– Возлюбленный брат! Я клялся не отказать тебе ни в чем, что на земле мне подвластно, а той палаты, которая находится на небе, я тебе не обещал. Но если хочешь, то мы имеем зодчего, который может построить такую же палату и тебе.

Сказав сие, царь тотчас послал в темницу слуг, чтобы вывести оттуда святого Фому вместе с приведшим его купцом Аваном. Когда они явились к царю, сей последний поспешил навстречу к Апостолу и пал ему в ноги, прося у него прощения за свой грех против него, содеянный им по неведению. Апостол же, возблагодарив Бога, начал учить обоих братьев вере в Господа нашего Иисуса Христа, – и они, умиляясь душою, принимали с любовию слова его. Вскоре затем он крестил их и научил их жить по-христиански, а братья многочисленными милостынями своими создали себе вечные обители на небесах. Пробыв с ними несколько времени и утвердив их в святой вере, Апостол пошел в другие окрестные города и селения, подвизаясь в деле спасения душ человеческих.

В то время, когда Фома просвещал проповедью Евангелия индийские страны, наступило время честного преставления Божией Матери6389 и все Апостолы из разных стран восхищены были на облаках небесных и перенесены в Гефсиманию6390, к одру Преблагословенной Девы. Тогда и святой Апостол Фома был восхищен из Индии, но не поспел прибыть к самому дню погребения Богопрославленного тела Пречистой Богородицы. Это устроено было Божиим изволением для того, чтобы удостоверить верующих, что Матерь Божия с телом была взята на небо. Ибо как относительно воскресения Христова мы более утвердились в вере чрез неверие Фомы, так относительно взятия на небеса с плотью Пречистой Девы Марии Богородицы узнали вследствие замедления Фомы. Апостол прибыл только на третий день после погребения и скорбел о том, что не мог быть в Гефсимании в самый день погребения, чтобы проводить с прочими Апостолами тело Матери Господа своего на место погребения. Тогда, по общему соглашению святых Апостолов, для святого Фомы открыли гробницу Пресвятой Богородицы, чтобы он, увидев пречестное тело, поклонился ему и утешился в своей печали. Но когда открыли гробницу, то не нашли тела, а только одну лежавшую там плащаницу. И отсюда все твердо уверились в том, что Матерь Божия, подобно Сыну Своему, воскресла в третий день и с телом была взята на небеса.

После сего Фома снова появился в Индийских странах и проповедовал там Христа, обращая многих к вере знамениями и чудесами. Прибыв в Мелиапор6391, он просветил там многих проповедью Евангелия и утвердил их в святой вере следующим чудом. На одном месте лежало необычайных размеров дерево, которое не только люди, но даже и слоны не могли сдвинуть с места, Фома же привязал к сему дереву свой пояс и на том поясе оттащил дерево на десять стадий6392 и отдал на построение храма Господня. Увидев сие, верующие еще более укрепились в вере, и из неверовавших многие уверовали. Апостол сотворил там и другое чудо, еще большее первого. Один языческий жрец убил своего сына и обвинял в этом святого Фому, говоря:

– Фома убил моего сына.

В народе поднялось волнение, и собравшаяся толпа схватила святого Фому, как убийцу, и требовала, чтобы суд обрек его на мучение. Когда же не находилось никого, кто мог бы засвидетельствовать, что Фома непричастен к тому убийству, то Апостол Христов стал умолять судью и народ:

– Отпустите меня, и я, во имя Бога моего, спрошу убитого, чтобы он сам сказал, кто убил его.

Все пошли с ним к телу убитого жреческого сына. Возведя очи к небу, Фома помолился Богу и потом сказал мертвецу:

– Во имя Господа моего Иисуса Христа повелеваю тебе, юноша, – скажи нам, кто убил тебя?

И тотчас мертвец сказал:

– Мой отец убил меня.

Тогда все воскликнули:

– Велик Бог, Коего проповедует Фома.

Апостол был освобожден, и жрец, таким образом, сам попал в яму, которую выкопал для Апостола. После сего чуда великое множество народа обратилось к Богу и приняло крещение от Апостола.

Затем Апостол пошел еще дальше, в Каламидскую страну, где правил царь Муздий. Проповедуя здесь Христа, святой обратил к вере одну женщину, по имени Синдикию, племянницу Мигдонии, жены царского любимца Каризия. Синдикия убеждала Мигдонию, чтобы она познала истину и уверовала во Единого Бога, Создателя всей вселенной, Коего проповедует Фома. Тогда Мигдония сказала Синдикии:

– Я хотела бы сама увидать того человека, который проповедует истинного Бога, и услышать от него его учение.

Синдикия отвечала:

– Если хочешь увидать Апостола Божия, оденься в плохую одежду, как будто ты простая и бедная женщина, чтобы тебе не быть узнанной, и тогда пойдем со мною.

Мигдония так и сделала и пошла с Синдикией. Они нашли Апостола, проповедующего Христа, посреди большой толпы простых и бедных людей. Вмешавшись в толпу, они стали слушать учение Фомы, который много говорил о Христе Господе и учил вере в Него, причем говорил также о смерти, о суде и геенне и о царстве небесном. Слушая все сие, Мигдония умилилась сердцем и уверовала во Христа; возвратившись домой, она все время размышляла об апостольских словах и, беседуя с племянницей своей Синдикией о Христе, утверждалась в любви к Нему. С того времени она стала гнушаться неверующими, как врагами Божиими, и избегать всякого общения с ними в беседах и на пирах, а вместе с тем отдаляться вообще от мирских удовольствий. Она решила также прекратить супружеское сожительство с мужем своим. Это глубоко опечалило его, и когда он не мог заставить Мигдонию изменить свое решение, то стал просить царя Муздия, чтобы тот послал жену свою, царицу Тертиану, уговорить Мигдонию не гнушаться супружеским сожитием (царица Тертиана и Мигдония, жена Каризия, были родные сестры). Царица пошла к Мигдонии и спросила ее, по какой причине она не повинуется мужу.

Мигдония отвечала:

– Потому, что он – язычник и враг Божий6393, а я – раба Единого истинного Бога, Иисуса Христа, и не хочу быть оскверненной человеком неверующим и нечистым.

Тертиана пожелала узнать, кто это Иисус Христос, Которого Мигдония называет истинным Богом. Тогда Мигдония изложила пред нею проповедь Апостола Фомы и учила ее познанию истинной веры. Тертиана, желая определеннее знать о Христе и лучше научиться вере, пожелала видеть самого Апостола и слышать его проповедь. Посоветовавшись с Мигдонией, она тайно послала за Апостолом и, призвавши его, обе умоляли наставить их на путь истинный. Он же, проповедуя им Христа, просветил их светом веры, омыл купелью святого крещения и научил их хранению заповедей Божиих и всяким добродетелям. Тертиана и Мигдония, запечатлевши в сердце своем все, что им было сказано, согласились обе служить Господу в чистоте и не сообщаться с мужьями своими, как с неверными. Апостол же силою Божиею продолжал творить многочисленные чудеса и исцелять всякие недуги, и многие, не только из простого народа, но даже из царских придворных, видя знамения, совершаемые Апостолом, и слушая его учение, обратились ко Христу. Один из сыновей самого царя, по имени Азан, уверовал и крестился у Апостола; ибо Сам Господь действовал чрез Апостолов, умножая церковь Свою и распространяя славу имени Своего.

Царица Тертиана, возвратившись от Мигдонии, пребывала в молитве и посте и продолжала отказываться от плотского сожительства с мужем своим. Царь, удивившись такой перемене в жене своей, сказал другу своему Каризию:

– Желая возвратить тебе твою жену, я потерял и свою собственную, и моя стала еще хуже относиться ко мне, чем твоя к тебе.

После сего царь и Каризий произвели самое строгое расследование о причине такой перемены, которую они заметили в своих женах, и узнали, что некий иностранец – пришелец, по имени Фома, научив их вере Христовой, убедил прекратить супружеское сожитие со своими мужьями. Узнали они также, что царский сын Азан и многие из служителей царского дома, а также начальствующие лица и бесчисленное множество простого народа, вследствие проповеди Фомы, уверовали во Христа. Все сие привело их в гнев, и они, схватив Фому, бросили его в темницу. После сего Апостол был представлен на суд царю. Царь спросил его:

– Кто ты – раб или свободный?

Фома сказал:

– Я раб Того, над Коим ты не имеешь власти.

Царь сказал:

– Вижу, что ты – лукавый раб, убежавший от господина своего и пришедший в эту землю развращать людей и смущать жен наших. – Скажи же, кто господин твой?

– Господин мой, – отвечал Апостол, – Господь неба и земли, Бог и Творец всякой твари. Он послал меня проповедовать Его святое Имя и обращать людей от заблуждения. Царь сказал:

– Прекрати, обманщик, свои коварные речи и послушайся моего повеления: как отвратил ты своею хитростью жен наших от нас, чтобы они не сообщались с нами, так снова обрати их к нам. Ибо если ты не сделаешь так, чтобы жены наши снова жили с нами в прежней любви и общении, то мы предадим тебя лютой смерти.

Апостол отвечал:

– Не подобает рабыням Христовым иметь супружеское общение с беззаконными мужьями и верующим быть оскверненными злочестивыми и неверующими.

Услыхав это, царь повелел принести раскаленные железные листы и поставить на них Апостола босыми ногами. Когда это было сделано, под досками вдруг появилась вода, которая и остудила их. Потом святого Фому ввергли в жарко растопленную печь, но на другой день он вышел из нее живым и невредимым.

После сего Каризий обратился к царю с таким советом:

– Заставь его поклониться и принести жертву богу солнца6394, чтобы он чрез то прогневал Бога своего, Который сохраняет его невредимым в мучениях.

Когда Апостол был приведен к идолу солнца, то идол тотчас растопился и растаял, как воск. Верующие ликовали при виде такого могущества Небесного Бога, и множество неверных обратилось к Господу. Идольские же жрецы возроптали на Фому за уничтожение их идола, и сам царь, чрезвычайно оскорбившись, думал о том, каким бы способом его погубить; он боялся, однако, народа и слуг своих и многих вельмож, уверовавших во Христа.

Взяв Фому, царь вышел со своими воинами из города и все подумали, что он желает увидеть от Апостола какое-нибудь чудо. Пройдя около версты, царь отдал Фому в руки пяти воинам, приказав им взойти с ним на гору и пронзить его там копьями, а сам пошел в город Аксиум. Азан же, сын царя, и один человек, по имени Сифор, поспешили вслед за Апостолом и, догнав его, плакали о нем. Тогда Фома, испросив у воинов позволение совершить молитву, помолился Господу и рукоположил Сифора священником, а Азана диаконом и заповедовал им, чтобы они заботились об умножении верующих и распространении Церкви Христовой. После сего воины пронзили его пятью копьями, отчего он и скончался. Сифор и Азан долго оплакивали его и с честью погребли его святое тело6395. По совершении погребения, они сидели около могилы Апостола и скорбели. И вот святой явился им, повелевая, чтобы они шли в город и утверждали братию в вере. Следуя сему повелению учителя своего, святого Апостола Фомы, вспомоществуемые его молитвами, они успешно управляли Церковью Христовою. Царь же Муздий и Каризий долго мучили своих жен, но были не в состоянии склонить их к исполнению своего желания. Поняв, что жены никогда до самой смерти не будут повиноваться им, они должны были оставить их жить свободно, по своей воле. Освободившись от бремени супружеского ига, женщины проводили жизнь в строгом воздержании и молитвах, служа Господу день и ночь, и приносили добродетельною своею жизнью великую пользу Церкви.

Несколько лет спустя, один из сыновей царя Муздия впал в беснование и никто не мог исцелить его, ибо в нем находился весьма лютый бес. Царь был чрезвычайно огорчен болезнью сына своего и задумал открыть гробницу святого Апостола, с целью взять одну из костей его тела и привязать ее своему сыну на шею, чтобы он избавился от бесовского мучения, ибо слышал он, что святой Фома при жизни своей изгнал множество бесов из людей. Когда же царь хотел сделать это, ему явился в сновидении святой Фома и сказал:

– Живому ты не верил, от мертвого ли думаешь найти помощь? Но не оставайся в своем неверии, – и Господь мой Иисус Христос будет к тебе милосерд.

Сие сновидение еще более усилило в царе желание открыть гробницу Апостола. Отправившись к месту погребения святого, Муздий открыл гроб, но мощей его там не нашел, ибо один христианин, тайно взяв святые мощи, унес их в Месопотамию и там положил в подобающем месте, Взяв земли с того места, царь привязал ее к шее сына своего, говоря:

– Господи Иисусе Христе! Молитвами Апостола Твоего Фомы исцели сына моего, и я уверую в Тебя.

И бес тотчас вышел из сына царского, и отрок выздоровел. Тогда царь Муздий уверовал во Христа и со всеми своими вельможами принял крещение от священника Сифора. Великая радость овладела сердцами верующих, ибо идолы были сокрушены и храмы их разорены, и на месте их сооружены церкви Христовы. Слово Божие распространялось и вера святая укреплялась. Царь, по принятии крещения, каялся в своих прежних грехах и у всех просил помощи и молитв. Пресвитер же Сифор говорил всем верующим:

– Молитесь за царя Муздия, чтобы он получил помилование от Господа нашего Иисуса Христа и отпущение грехов своих.

И вся церковь молилась за царя. На том же месте, где было погребено святое тело Апостола, совершались, по молитвам его, многие чудеса во славу Христа Бога нашего6396. Да будет ему со Отцем и Святым Духом от нас честь и поклонение во веки! Аминь.

Тропарь, глас 2:

Ученик Христов быв божественнаго собора апостольскаго сопричастник: неверствием во Христово воскресение известив, и того пречистую страсть осязанием уверив Фомо всехвальне, и ныне нам проси мира и велия милости.

Кондак, глас 4:

Премудрости благодати исполнен, Христов Апостол и служитель истинный, в покаянии вопияше тебе: ты мой еси Бог же и Господь.

Святой Апостол Фома, называемый близнец, родился в Галилейском городе Панеаде. Когда Господь наш Иисус Христос, во время Своего пребывания на земле с людьми, проходил по городам и селениям, уча народ и исцеляя всякие болезни, Фома, услышав его проповедь и увидев его чудеса, прилепился к Нему всею душою.

Насыщаясь сладкими словами Иисуса Христа и созерцанием его пресвятого Лица, Фома ходил за Ним и был удостоен Господом причисления к лику двенадцати Апостолов, с коими и следовал за Христом до самых его спасительных страданий.

По воскресении же Господа святой Фома своим недоверием к словам других Апостолов о сем еще более усилил веру Церкви Христовой, ибо в то время как прочие ученики Христовы говорили: «Мы видели Господа», он не хотел им поверить, доколе сам не увидит Христа и не прикоснется к его язвам. Спустя восемь дней по воскресении, когда все ученики собрались вместе и Фома был с ними, Господь явился им и сказал Фоме: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим».

Увидев Христа и прикоснувшись к живоносным его ребрам, Фома воскликнул: «Господь мой и Бог мой» (Ин. 20, 24-29).

Это событие с Фомою самым наглядным образом убеждает всех в истинности воскресения Господня, потому что Христос явился ученикам не как призрак и не в ином каком-либо теле, но в том же самом, в коем пострадал ради нашего спасения.

После вознесения Иисуса Христа на небо и сошествия Святого Духа, Апостолы бросили между собою жребий, куда каждому из них идти для проповедания Слова Божия. Фоме выпал жребий идти в Индию, чтобы просветить помраченные язычеством страны и научить истинной вере различные обитавшие там народы – парфян и мидян, персов и гиркан, бактрийцев и брахманов и всех самых дальних обитателей Индии.

Фома очень скорбел о том, что он посылается к таким диким народам; но ему явился в видении Господь, укрепляя его и повелевая быть мужественным и не страшиться, и обещал Сам пребывать с ним. Он скоро указал ему и возможность проникнуть в сии страны.

Царь индийский Гундафор, желая выстроить себе дворец как можно искуснее, послал купца своего Авана в Палестину, чтобы он поискал там такого искусного строителя, который был бы опытен в постройках и мог бы построить такие же палаты, какие были у Римских императоров. С сим самым Аваном Господь и повелел Фоме идти в индийские страны. Когда Аван искал искусных архитекторов в Панеаде, Фома встретился с ним и выдал себя за человека опытного в строительном искусстве. Аван, наняв его, вошел с ним в корабль, и они отправились в путь, пользуясь благоприятным ветром.

Когда они пристали к одному городу, то услышали здесь звук труб и иных музыкальных инструментов. Царь того города отдавал замуж свою дочь, и послал глашатаев оповещать по всему городу, чтобы на бракосочетание собирались и богатые и бедные, рабы и пришельцы, а если кто придти не захочет, тот будет подлежать царскому суду. Услыхав сие, Аван с Фомою, боясь, как пришельцы, разгневать царя, если не послушают его, пошли, на брачное торжество во двор царский. Когда все уселись и стали веселиться, Апостол сел на самом последнем месте и ничего не ел, не принимал участия и в веселье, но погрузился в размышления. Все смотрели на него как на странника и иноплеменника. Те же, кто возлежали рядом с ним, говорили ему:

– Зачем ты пришел сюда, когда ничего не ешь и не пьешь?

Апостол сказал в ответ:

– Я пришел сюда не для того, чтобы есть и пить, но чтобы исполнить волю царя, ибо глашатаи громко оповещали, что если кто не явится на брак, то будет подлежать царскому суду.

В то время среди пировавших находилась одна женщина еврейка, которая прекрасно играла на свирели, припевая каждому из возлежавших какое-нибудь приветствие. Увидев Фому, который не веселился, но лишь часто поднимал взоры на небо, она поняла, что он – иудеянин, и, играя перед ним, пела ему на еврейском языке такой припев: «Един есть Бог – иудейский, сотворивший небо и землю».

Апостол же, слушая этот припев с удовольствием, просил ее несколько раз повторять те слова.

Виночерпий, видя, что Апостол не веселится, ударил его по лицу, говоря:

– Ты позван на брак – не будь же печален, а веселись, присоединившись к пьющим.

Тогда Апостол сказал ударившему его:

– Да воздаст тебе Господь за сие еще в сей жизни, и я пусть увижу руку, ударившую меня, влачимою псом на показ многим!

Несколько времени спустя ударивший Апостола виночерпий вышел к колодцу, намереваясь принести гостям воды для разбавления вина. Там внезапно напал на него лев, повалил и умертвил его и, высосав из него кровь, удалился. Тогда прибежали собаки, растерзали тело его на части, а один черный пес, схвативши его правую руку, приволок ее на пир и бросил пред всеми. Все присутствовавшие там, увидевши сие, пришли в ужас и спрашивали, чья эта рука. Женщина же, игравшая на свирели, воскликнула:

– Что-то необычайное таинственное совершается ныне у нас: с нами находится в числе возлежащих или Бог или посланник Божий. Ибо я видела, как виночерпий ударил одного человека и слышала, что сей человек сказал по-еврейски: «Пусть я увижу правую руку твою влачимою псом на показ многим», что, как вы все видите, и сбылось.

После этих слов на всех напал страх.

По окончании пира, царь, услыхав о происшедшем, призвал к себе святого Апостола Фому и сказал:

– Войди во дворец и благослови отданную замуж дочь мою.

Апостол, войдя в опочивальню, стал поучать новобрачных целомудрию и хранению чистого девства и, помолившись за них, благословил их и удалился. Во сне новобрачные увидали Иисуса, Который явился им в образе Апостола Фомы и с любовью обнимал их. Муж, подумав, что пред ним – Фома, сказал ему:

– Ты вышел от нас раньше всех – каким образом ты снова очутился здесь?

Господь ответствовал:

– Я – не Фома, а брат его, и все, отрекшиеся от мира и последовавшие за Мною так же, как и он, не только будут Моими братьями в будущей жизни, но и наследуют Мое царство. Итак не забудьте, дети Мои, того, что советовал вам Мой брат, и если, согласно его совету, вы сохраните непорочным свое девство, то удостоитесь нетленных венцов в Моем небесном чертоге.

Сказав сие, Господь стал невидим; они же, пробудившись от сна, рассказали друг другу то, что видели во сне, и, вставши, всю ночь усердно молились Богу; слова же, сказанные им, хранили в своем сердце, как драгоценные жемчужины.

Утром царь вошел в опочивальню, где находились новобрачные, и нашел их сидящими отдельно друг от друга. В недоумении, он спросил их о причине такого удаления друг от друга. Они же сказали ему в ответ:

– Мы молимся Богу, чтобы Он дал нам силу до самой кончины нашей соблюдать в супружестве совершенное целомудрие, в каковом пребываем теперь, чтобы быть за то увенчанными в небесном чертоге нетленными венцами, как обещал явившийся нам Господь.

Тогда царь понял, что к сохранению девства убедил их странник, бывший накануне во дворце, чрезвычайно разгневался и тотчас послал своих слуг, чтобы они схватили Апостола, но они не нашли его, потому что он вместе с Аваном уже отплыл в Индию.

Прибывши к Индийскому царю Гундафору, они предстали пред ним, и Аван сказал:

– Вот, государь, я привез к тебе из Палестины искусного строителя, чтобы он мог устроить палаты, какие угодно твоему величеству.

Царь обрадовался, показал Фоме то место, где он хотел строить палаты, и, определив размеры их, дал ему большое количество золота для постройки, а сам отправился в другую страну.

Фома, получив золото, стал раздавать его нуждающимся – нищим и убогим, сам же, подвизаясь в проповедании Евангелия, обратил многих к вере во Христа и крестил их.

В то время тот юноша, который, по совету Фомы, обещался хранить девство вместе с женою своею, услыхав, что Апостол в Индии проповедует Христа, вместе с нею прибыл к Апостолу. Наставленные святым Апостолом Христовой вере, они приняли от него святое крещение. Девица получила при сем имя Пелагии и впоследствии пролила кровь свою за Христа, юноша же наименован был Дионисием и впоследствии удостоен сана епископа. Возвратившись с Апостольским благословением в свое отечество, они распространяли славу Имени Божия, обращая неверных ко Христу и созидая в городах церкви.

По прошествии двух лет, царь послал к Апостолу узнать: скоро ли окончится постройка палат? Апостол ответил посланным, что остается только положить крышу. Царь обрадовался, ибо полагал, что Фома действительно строит ему на земле дворец, и послал ему еще много золота, повелевая поскорее соорудить для палат великолепную крышу.

Фома, получив еще золото, возвел очи и руки к небу, говоря:

– Благодарю Тебя, Господи Человеколюбче, что Ты различными способами устрояешь спасение людей!

И снова он раздал присланное царем золото тем, кто просил у него помощи, а сам продолжал усердно проповедовать Слово Божие.

По прошествии некоторого времени, царь узнал, что Фома даже еще и не начинал приводить в исполнение его повеление, что все золото роздано убогим, а строитель и не думает о постройке, но, проходя по городам и селениям, проповедует какого-то нового Бога и совершает дивные чудеса. Царь пришел в сильный гнев и послал слуг своих схватить Апостола. Когда святого Фому привели к царю, тот спросил его:

– Выстроил ли ты палаты?

Фома отвечал:

– Построил, и притом великолепные и прекрасные.

Тогда царь сказал:

– Пойдем же и посмотрим твой дворец.

Апостол отвечал:

– В жизни своей ты не можешь увидать дворца сего, но когда отойдешь из сей жизни, тогда увидишь и, с радостью поселившись в нем, будешь жить там вечно.

Царь, думая, что он смеется над ним, весьма оскорбился и повелел бросить его в темницу вместе с привезшим его купцом Аваном, где они должны были томиться в ожидании мучительной смертной казни: царь намеревался содрать с них живых кожу и сжечь их на костре.

Когда они сидели в темнице, Аван стал упрекать Апостола:

– Ты, – говорил он, – обманул и меня, и царя, назвавшись искуснейшим строителем. И вот теперь ты истратил без пользы и царское золото, и жизнь мою погубил. Из-за тебя я страдаю и должен умереть лютою смертью: царь жесток и умертвит нас обоих.

Апостол же, утешая его, говорил:

– Не бойся, для нас не настало еще время умирать; мы будем живы и свободны, и царь почтит нас за те палаты, которые я устроил ему в царстве небесном.

В ту же самую ночь царский брат заболел и послал сказать царю:

– Из-за твоей скорби и я также стал тосковать и от сей тоски впал в болезнь, от которой теперь умираю.

Немедленно вслед за сим брат царя действительно умер. Царь, забыв прежнее свое огорчение, впал в новую скорбь и неутешно рыдал о смерти своего брата. Ангел же Божий, взяв душу умершего, вознес ее в небесные обители и, обходя тамошние селения, показывал ей многочисленные великолепные и блестящие палаты, между коими одна была так прекрасна и блестяща, что ее красоты и описать невозможно. И спросил ангел душу:

– В какой из всех палат тебе более угодно жить?

Она же, взирая на ту прекраснейшую палату, сказала:

– Если бы мне было позволено пребывать хотя бы в углу той палаты, то мне ничего бы больше не было нужно.

Ангел сказал ей:

– Ты не можешь жить в сей палате, ибо она принадлежит твоему брату, на золото которого построил ее известный тебе пришлец Фома.

И сказала душа:

– Прошу тебя, господин, отпусти меня к брату, и я куплю у него сию палату, ибо он еще не знает красоты ее – и потом, купив ее, я снова возвращусь сюда.

Тогда ангел возвратил душу в тело, и умерший тотчас ожил и, как бы пробудившись от сна, спрашивал окружавших его о брате, и молил, чтобы царь поскорее пришел к нему. Царь, услышав, что брат его ожил, весьма обрадовался и поспешил к нему, и, увидав его живым, сделался еще радостнее. Воскресший же начал говорить ему:

– Я уверен, царь, что ты любишь меня, как своего брата; знаю, что ты безутешно плакал обо мне и, если бы можно было освободить меня от смерти, то отдал бы за то даже до полцарства своего.

Царь отвечал:

– Да, это совершенная правда.

– Если ты так любишь меня, – сказал на это брат царя,– то прошу у тебя одного дара – не откажи мне в нем.

Царь отвечал:

– Все, чем я владею в государстве моем – все даю тебе, любимому моему брату, – и клятвою подтвердил свое обещание. Тогда воскресший брат сказал:

– Дай мне палату твою, которую ты имеешь на небесах, и возьми за нее все мое богатство.

Царь, услышав такие слова, пришел в смущение и молчал, как бы потеряв способность говорить. Потом он сказал:

– Откуда у меня на небесах может быть палата?

– Воистину, – отвечал брат царя, – на небесах есть такая палата, о которой ты не знаешь и какой ты никогда не видал во всей поднебесной. Ее построил тебе Фома, которого ты держишь в темнице; я видел ее и дивился ее несказанной красоте и просил поместить меня хотя в одном углу ее, но это мне не было дозволено; ибо водивший меня ангел сказал: нельзя тебе жить в ней, потому, что это палата брата твоего, которую построил известный тебе Фома. Я просил ангела, чтобы он отпустил меня к тебе, чтобы купить у тебя ту палату. Итак, если ты любишь меня, отдай ее мне и возьми вместо нее все мое имение.

Тогда царь возрадовался о возвращении брата к жизни и о палате, построенной ему на небесах. И сказал он воскресшему брату:

– Возлюбленный брат! Я клялся не отказать тебе ни в чем, что на земле мне подвластно, а той палаты, которая находится на небе, я тебе не обещал. Но если хочешь, то мы имеем зодчего, который может построить такую же палату и тебе.

Сказав сие, царь тотчас послал в темницу слуг, чтобы вывести оттуда святого Фому вместе с приведшим его купцом Аваном. Когда они явились к царю, сей последний поспешил на встречу к Апостолу и пал ему в ноги, прося у него прощения за свой грех против него, содеянный им по неведению. Апостол же, возблагодарив Бога, начал учить обоих братьев вере в Господа нашего Иисуса Христа, – и они, умиляясь душою, принимали с любовию слова его. Вскоре затем он крестил их и научил их жить по-христиански, а братья многочисленными милостынями своими создали себе вечные обители на небесах. Пробыв с ними несколько времени и утвердив их в святой вере, Апостол пошел в другие окрестные города и селения, подвизаясь в деле спасения душ человеческих.

В то время, когда Фома просвещал проповедью Евангелия индийские страны, наступило время честного преставления Божией Матери и все Апостолы из разных стран восхищены были на облаках небесных и перенесены в Гефсиманию, к одру Преблагословенной Девы. Тогда и святой Апостол Фома был восхищен из Индии, но не поспел прибыть к самому дню погребения Богопрославленного тела Пречистой Богородицы. Это устроено было Божиим изволением для того, чтобы удостоверить верующих, что Матерь Божия с телом была взята на небо. Ибо как относительно воскресения Христова мы более утвердились в вере чрез неверие Фомы, так относительно взятия на небеса с плотью Пречистой Девы Марии Богородицы узнали вследствие замедления Фомы. Апостол прибыл только на третий день после погребения и скорбел о том, что не мог быть в Гефсимании в самый день погребения, чтобы проводить с прочими Апостолами тело Матери Господа своего на место погребения. Тогда, по общему соглашению святых Апостолов, для святого Фомы открыли гробницу Пресвятой Богородицы, чтобы он, увидев пречестное тело, поклонился ему и утешился в своей печали. Но когда открыли гробницу, то не нашли тела, а только одну лежавшую там плащаницу. И отсюда все твердо уверились в том, что Матерь Божия, подобно Сыну Своему, воскресла в третий день и с телом была взята на небеса.

После сего Фома снова появился в Индийских странах и проповедовал там Христа, обращая многих к вере знамениями и чудесами. Прибыв в Мелиапор, он просветил там многих проповедью Евангелия и утвердил их в святой вере следующим чудом. На одном месте лежало необычайных размеров дерево, которое не только люди, но даже и слоны не могли сдвинуть с места, Фома же привязал к сему дереву свой пояс и на том поясе оттащил дерево на десять стадий и отдал на построение храма Господня. Увидев сие, верующие еще более укрепились в вере, и из неверовавших многие уверовали. Апостол сотворил там и другое чудо, еще большее первого. Один языческий жрец убил своего сына и обвинял в этом святого Фому, говоря:

– Фома убил моего сына.

В народе поднялось волнение, и собравшаяся толпа схватила святого Фому, как убийцу, и требовала, чтобы суд обрек его на мучение. Когда же не находилось никого, кто мог бы засвидетельствовать, что Фома непричастен к тому убийству, то Апостол Христов стал умолять судью и народ:

– Отпустите меня, и я, во имя Бога моего, спрошу убитого, чтобы он сам сказал, кто убил его.

Все пошли с ним к телу убитого жреческого сына. Возведя очи к небу, Фома помолился Богу и потом сказал мертвецу:

– Во имя Господа моего Иисуса Христа повелеваю тебе, юноша, – скажи нам, кто убил тебя?

И тотчас мертвец сказал:

– Мой отец убил меня.

Тогда все воскликнули:

– Велик Бог, Коего проповедует Фома.

Апостол был освобожден, и жрец, таким образом, сам попал в яму, которую выкопал для Апостола. После сего чуда великое множество народа обратилось к Богу и приняло крещение от Апостола.

Затем Апостол пошел еще дальше, в Каламидскую страну, где правил царь Муздий. Проповедуя здесь Христа, святой обратил к вере одну женщину, по имени Синдикию, племянницу Мигдонии, жены царского любимца Каризия. Синдикия убеждала Мигдонию, чтобы она познала истину и уверовала во Единого Бога, Создателя всей вселенной, Коего проповедует Фома. Тогда Мигдония сказала Синдикии:

– Я хотела бы сама увидать того человека, который проповедует истинного Бога, и услышать от него его учение.

Синдикия отвечала:

– Если хочешь увидать Апостола Божия, оденься в плохую одежду, как будто ты простая и бедная женщина, чтобы тебе не быть узнанной, и тогда пойдем со мною.

Мигдония так и сделала и пошла с Синдикией. Они нашли Апостола, проповедующего Христа, посреди большой толпы простых и бедных людей. Вмешавшись в толпу, они стали слушать учение Фомы, который много говорил о Христе Господе и учил вере в Него, причем говорил также о смерти, о суде и геенне и о царстве небесном. Слушая все сие, Мигдония умилилась сердцем и уверовала во Христа; возвратившись домой, она все время размышляла об апостольских словах и, беседуя с племянницей своей Синдикией о Христе, утверждалась в любви к Нему. С того времени она стала гнушаться неверующими, как врагами Божиими, и избегать всякого общения с ними в беседах и на пирах, а вместе с тем отдаляться вообще от мирских удовольствий. Она решила также прекратить супружеское сожительство с мужем своим. Это глубоко опечалило его, и когда он не мог заставить Мигдонию изменить свое решение, то стал просить царя Муздия, чтобы тот послал жену свою, царицу Тертиану, уговорить Мигдонию не гнушаться супружеским сожитием (царица Тертиана и Мигдония, жена Каризия, были родные сестры). Царица пошла к Мигдонии и спросила ее, по какой причине она не повинуется мужу.

Мигдония отвечала:

– Потому, что он – язычник и враг Божий, а я – раба Единого истинного Бога, Иисуса Христа, и не хочу быть оскверненной человеком неверующим и нечистым.

Тертиана пожелала узнать, кто это Иисус Христос, Которого Мигдония называет истинным Богом. Тогда Мигдония изложила пред нею проповедь Апостола Фомы и учила ее познанию истинной веры. Тертиана, желая определеннее знать о Христе и лучше научиться вере, пожелала видеть самого Апостола и слышать его проповедь. Посоветовавшись с Мигдонией, она тайно послала за Апостолом и, призвавши его, обе умоляли наставить их на путь истинный. Он же, проповедуя им Христа, просветил их светом веры, омыл купелью святого крещения и научил их хранению заповедей Божиих и всяким добродетелям. Тертиана и Мигдония, запечатлевши в сердце своем все, что им было сказано, согласились обе служить Господу в чистоте и не сообщаться с мужьями своими, как с неверными. Апостол же силою Божиею продолжал творить многочисленные чудеса и исцелять всякие недуги, и многие, не только из простого народа, но даже из царских придворных, видя знамения, совершаемые Апостолом, и слушая его учение, обратились ко Христу. Один из сыновей самого царя, по имени Азан, уверовал и крестился у Апостола; ибо Сам Господь действовал чрез Апостолов, умножая церковь Свою и распространяя славу имени Своего.

Царица Тертиана, возвратившись от Мигдонии, пребывала в молитве и посте и продолжала отказываться от плотского сожительства с мужем своим. Царь, удивившись такой перемене в жене своей, сказал другу своему Каризию:

– Желая возвратить тебе твою жену, я потерял и свою собственную, и моя стала еще хуже относиться ко мне, чем твоя к тебе.

После сего царь и Каризий произвели самое строгое расследование о причине такой перемены, которую они заметили в своих женах, и узнали, что некий иностранец – пришелец, по имени Фома, научив их вере Христовой, убедил прекратить супружеское сожитие с своими мужьями. Узнали они также, что царский сын Азан и многие из служителей царского дома, а также начальствующие лица и бесчисленное множество простого народа, вследствие проповеди Фомы, уверовали во Христа. Все сие привело их в гнев, и они, схватив Фому, бросили его в темницу. После сего Апостол был представлен на суд царю. Царь спросил его:

– Кто ты – раб или свободный?

Фома сказал:

– Я раб Того, над Коим ты не имеешь власти.

Царь сказал:

– Вижу, что ты – лукавый раб, убежавший от господина своего и пришедший в эту землю развращать людей и смущать жен наших. – Скажи же, кто господин твой?

– Господин мой, – отвечал Апостол, – Господь неба и земли, Бог и Творец всякой твари. Он послал меня проповедовать Его святое Имя и обращать людей от заблуждения. Царь сказал:

– Прекрати, обманщик, свои коварные речи и послушайся моего повеления: как отвратил ты своею хитростью жен наших от нас, чтобы они не сообщались с нами, так снова обрати их к нам. Ибо если ты не сделаешь так, чтобы жены наши снова жили с нами в прежней любви и общении, то мы предадим тебя лютой смерти.

Апостол отвечал:

– Не подобает рабыням Христовым иметь супружеское общение с беззаконными мужьями и верующим быть оскверненными злочестивыми и неверующими.

Услыхав это, царь повелел принести раскаленные железные листы и поставить на них Апостола босыми ногами. Когда это было сделано, под досками вдруг появилась вода, которая и остудила их. Потом святого Фому ввергли в жарко растопленную печь, но на другой день он вышел из нее живым и невредимым.

После сего Каризий обратился к царю с таким советом:

– Заставь его поклониться и принести жертву богу солнца, чтобы он чрез то прогневал Бога своего, Который сохраняет его невредимым в мучениях.

Когда Апостол был приведен к идолу солнца, то идол тотчас растопился и растаял, как воск. Верующие ликовали при виде такого могущества Небесного Бога, и множество неверных обратилось к Господу. Идольские же жрецы возроптали на Фому за уничтожение их идола, и сам царь, чрезвычайно оскорбившись, думал о том, каким бы способом его погубить; он боялся, однако, народа и слуг своих и многих вельмож, уверовавших во Христа.

Взяв Фому, царь вышел со своими воинами из города и все подумали, что он желает увидеть от Апостола какое-нибудь чудо. Пройдя около версты, царь отдал Фому в руки пяти воинам, приказав им взойти с ним на гору и пронзить его там копьями, а сам пошел в город Аксиум. Азан же, сын царя, и один человек, по имени Сифор, поспешили вслед за Апостолом и, догнав его, плакали о нем. Тогда Фома, испросив у воинов позволение совершить молитву, помолился Господу и рукоположил Сифора священником, а Азана диаконом и заповедовал им, чтобы они заботились об умножении верующих и распространении Церкви Христовой. После сего воины пронзили его пятью копьями, отчего он и скончался. Сифор и Азан долго оплакивали его и с честью погребли его святое тело. По совершении погребения, они сидели около могилы Апостола и скорбели. И вот святой явился им, повелевая, чтобы они шли в город и утверждали братию в вере. Следуя сему повелению учителя своего, святого Апостола Фомы, вспомоществуемые его молитвами, они успешно управляли Церковью Христовою. Царь же Муздий и Каризий долго мучили своих жен, но были не в состоянии склонить их к исполнению своего желания. Поняв, что жены никогда до самой смерти не будут повиноваться им, они должны были оставить их жить свободно, по своей воле. Освободившись от бремени супружеского ига, женщины проводили жизнь в строгом воздержании и молитвах, служа Господу день и ночь, и приносили добродетельною своею жизнью великую пользу Церкви.

Несколько лет спустя, один из сыновей царя Муздия впал в беснование и никто не мог исцелить его, ибо в нем находился весьма лютый бес. Царь был чрезвычайно огорчен болезнью сына своего и задумал открыть гробницу святого Апостола, с целью взять одну из костей его тела и привязать ее своему сыну на шею, чтобы он избавился от бесовского мучения, ибо слышал он, что святой Фома при жизни своей изгнал множество бесов из людей. Когда же царь хотел сделать это, ему явился в сновидении святой Фома и сказал:

– Живому ты не верил, от мертвого ли думаешь найти помощь? Но не оставайся в своем неверии, – и Господь мой Иисус Христос будет к тебе милосерд.

Сие сновидение еще более усилило в царе желание открыть гробницу Апостола. Отправившись к месту погребения святого, Муздий открыл гроб, но мощей его там не нашел, ибо один христианин, тайно взяв святые мощи, унес их в Месопотамию и там положил в подобающем месте, Взяв земли с того места, царь привязал ее к шее сына своего, говоря:

– Господи Иисусе Христе! Молитвами Апостола Твоего Фомы исцели сына моего, и я уверую в Тебя.

И бес тотчас вышел из сына царского, и отрок выздоровел. Тогда царь Муздий уверовал во Христа и со всеми своими вельможами принял крещение от священника Сифора. Великая радость овладела сердцами верующих, ибо идолы были сокрушены и храмы их разорены, и на месте их сооружены церкви Христовы. Слово Божие распространялось и вера святая укреплялась. Царь, по принятии крещения, каялся в своих прежних грехах и у всех просил помощи и молитв. Пресвитер же Сифор говорил всем верующим:

– Молитесь за царя Муздия, чтобы он получил помилование от Господа нашего Иисуса Христа и отпущение грехов своих.

И вся церковь молилась за царя. На том же месте, где было погребено святое тело Апостола, совершались, по молитвам его, многие чудеса во славу Христа Бога нашего. Да будет ему со Отцем и Святым Духом от нас честь и поклонение во веки! Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *