Анна Всеволодовна

Анна Всеволодовна

Память ее совершается 3 (16) ноября

Святая княжна Анна Всеволодовна была дочерью великого князя Киевского Всеволода Ярославича и греческой царевны Марии, дочери Константина Мономаха. Не желая вступать в брак, она девою приняла в 1082 году монашество в построенном для нее Андреевском Янчином монастыре в Киеве, разрушенном позднее при татарском нашествии.

Княгини на Руси прежде князей принимают на себя иго иночества. Из княжеского рода прежде всех постриглась в иночество супруга великого князя Ярослава Ирина, в иночестве святая Анна. Второй инокиней, но первой девственницей из княжеского рода стала дочь великого князя Всеволода Анна.

Великий князь Всеволод Ярославич, по словам летописи, «с детства любил Бога и правду, оделял бедных, чтил епископов и священников, особенно же черноризцев». Он любил образованность, говорил на пяти иностранных языках, особенно изучал и исследовал житие апостола Андрея, который, по преданию, проповедовал на Киевских горах и предрек славу городу, который будет на этом месте. Очень образована была и дочь его Анна, сохранились ее письма на греческом языке. Мать Анны была греческая царевна, дочь императора Константина Мономаха; ее благочестие доставило России неоцененное сокровище – святые мощи великомученицы Варвары. Брат Анны, Владимир Мономах, своими добродетелями приобрел такую любовь народа, что и поздние потомки пользовались его теплотой.

Он любил монашество и ясно понимал значение его.

В такой-то семье родилась и воспиталась благоверная Анна. Под благотворным влиянием родителей она образовала из себя образец девственной красоты – честь и славу княжеского дома. По нежнейшей любви отца и матери она называлась уменьшительным именем – Янкой, по-нынешнему – Аннушкой.

Анна-Янка, несомненно, была одной из наиболее популярных личностей в Киеве на рубеже XI и XII веков. Главной наставницей княжны, очевидно, была мать, хорошо знавшая греческую церковную литературу, всемирную историю, дворцовый этикет, рукоделие. Даже после смерти матери Анну-Янку, видимо, опекали женщины-гречанки из свиты Марии. Н.Л. Пушкарева обнаружила в зарубежных источниках данные о том, что в ранней юности Анна-Янка была сосватана за византийского царевича Константина Дуку Старшего. Но враги царевича насильно постригли его в монахи, и брак не состоялся. Пытаться выдать замуж княжну, таким образом, в совсем юном возрасте могли либо мать, либо ее родственники в Византии. Печальная участь жениха настолько потрясла княжну, что она сама решила принять постриг.

Близкие, вероятно, какое-то время пытались отговорить молодую девушку от необдуманного решения, поскольку для Всеволода, ставшего в 1078 году великим князем, не составляло труда найти для дочери другого жениха, но Анна-Янка осталась непреклонной. Благоверная княжна, с юных лет возлюбив Господа, предпочла девство всем наслаждениям светской молодой жизни, и не напрасно. «Девство, – говорит Антоний Великий, – подобие Ангелам, духовная и святая жертва, великий дар Божий, залог будущего наследия в Небесном Царстве». Князь Всеволод построил каменный храм апостола Андрея и при нем монастырь; княжна Анна посвятила здесь девство свое Господу. По этому поводу в древнейшей летописи сделана такая запись: «В лето 6594 Всеволод заложи церковь святаго Андрея, при Иване преподобном митрополите, створи у церкви тоя манастырь, в нем же пострижеся дщи его девою, именем Янка. Сия же Янка, совокупивши черноризицы многи, пребываше с ними по монастырьскому чину». Это было в 1087 году. Вслед за тем приняла она обитель в свое ведение и употребила меры к ее внешнему и внутреннему благоустройству. Обитель стали называть «Янчин монастырь». Святая Анна ревностно занималась обучением закону Божию девиц, для которых было ею устроено училище при ее монастыре. Она сама обучала их также рукоделию, грамоте, письму и пению. Это было первое женское училище на Руси. Несомненно, пострижение великокняжеской дочери удивило современников, поэтому в летописной записи подчеркнуто, что она была девой, то есть молодой и незамужней. До этого женщины княжеского рода постригались в монахини только в пожилом возрасте, как, например, Рогнеда Рогволдовна или Ингигерд-Ирина-Анна.

В 1106 году в Янчин монастырь поступила сестра Анны Евпраксия, которая до того была женой саксонского маркграфа, а затем императора Священной Римской империи Генриха VI. Она даже была обличителем своего бывшего мужа на церковном соборе в присутствии папы, но потом возвратилась на Русь и постриглась в монастыре своей сестры. Евпраксия похоронена в Киево-Печерском монастыре. Потом монахинями стали после своих не очень удачных замужеств и племянницы святой Анны Евфимия и Мария, дочери Владимира Мономаха. Есть основания считать, что именно в этом монастыре приняла впоследствии постриг мать Феодосия Печерского.

Для лучшего благоустройства своей обители и для обогащения своего училища книгами святая Анна предприняла путешествие в тогдашнюю столицу Православия Константинополь. Она привезла с собой наблюдения, полезные не только для ее обители, но и для других обителей. «Анна, – говорит древний повествователь, – ходила туда не напрасно, а с тем, чтобы вдвойне быть полезной – себе и другим инокиням Русской земли». В Киев возвратилась она в 1090 году в сопровождении новопоставленного митрополита Иоанна-скопца. Следует отметить, что в истории Церкви это было уникальное событие: ни до Анны-Янки, ни после нее княжны-монахини и вообще женщины не ездили в Константинополь по столь важным делам. Данный факт говорит о том, что игуменья Андреевского монастыря имела в Русской Церкви очень большой авторитет. К тому же у нее могли быть связи с греческим духовенством через родственников матери. Можно предположить, что княжна-монахиня хорошо владела греческим языком и поэтому имела возможность легко общаться с греческим духовенством.

Благочестивая княжна-инокиня своим примером возбуждала сильное движение в сердцах современниц. Из летописей известно, что в 1086 году Янка стала игуменьей Андреевского монастыря в Киеве. Блаженная Анна собрала в свой монастырь множество черноризиц. По ее примеру в 1106 году приняла иночество сестра ее, княжна Евпраксия. Вторая супруга великого князя Всеволода, мачеха Анны, пожелала быть погребенной в ее обители. Наставником и помощником молодой игуменьи Анны-Янки, видимо, был киевский митрополит Иоанн, грек по национальности. В летописи ему дана самая хвалебная характеристика: «Бысть же Иоан си – муж хитр книгам и ученью, милостив убогим и вдовицам, ласков же всякому, к богатому и к убогому, смирен же умом и кроток, и молчалив, речист же книгам святым, утешая печальныя; и сякова не бысть така преже в Руси, ни по нем не будет такий».

По предположению исследователей, митрополит Иоанн написал несколько произведений о проблемах нравственности в русском обществе. Одно из них – «Церковное правило» – содержало перечень норм поведения не только для монахов и священников, но и мирян: князей, бояр, купцов, простых людей. Оно свидетельствовало о живом интересе митрополита к повседневной жизни русских людей и его желании дать им наставления для улучшения нравственности.

После смерти Всеволода в 1093 году Анна-Янка осталась жить в своем монастыре. Ее помощницей стала младшая сестра Екатерина, правда, в летописях указан только год ее смерти – 1108-й, а даты пострига нет. В Киеве осталась и вдова Всеволода Анна, которая в конце жизни также стала монахиней Яниева монастыря.

Самоотречение благоверной княжны, ее строгая жизнь воодушевляли живших с ней ревностью к подвигам жизни духовной. Княжна наравне со всеми жила по иноческим правилам, в посте, молитвах и глубоком смирении. Блаженная Анна 26 лет провела в иноческих подвигах. По летописям, святая Анна скончалась 3 ноября 1112 года. Ее кончина отмечена в летописи особой статьей: «Том же лете (1112) преставися Янка, дщи Всеволожа, сестра Володимера, месяца ноября в 3 день; положена бысть у церкви святаго Андрея, юже бе создал отец ея; ту бо ся бе и постригла у церкви тоя, девою сущи». Также и в рукописных святцах о ней сказано: «В Андреевском монастыре святая княжна Анна Всеволодовна в инокинях преставися в лето 6624 (1116 г.), месяца мая в 18 день». Но это, вероятно, было время обретения ее мощей.

Вполне вероятно, что даже после смерти игуменьи ее монастырь был процветающим и почитался всеми родственниками. Поэтому великий князь Ярополк Владимирович, приходившийся Анне-Янке племянником, завещал похоронить себя в ее монастыре, хотя мог построить свою церковь, как другие киевские правители. По поводу кончины Ярополка в летописи сделана такая запись: «Того же лета (1139) преставися князь Ярополк, месяца февраля в 18 день, и положен бысть в Янцине манастыре у святаго Андрея».

Через несколько лет, в 1145 году, вдова Ярополка Елена, осетинка по национальности, решила, что гробница мужа находится не на достаточно почетном месте. Поэтому она велела перенести ее внутрь Андреевской церкви и установить рядом с могилой Янки. Получалось, что и через 40 лет после смерти Анна-Янка не была забыта, и место ее захоронения считалось самым почетным в монастыре.

При жизни великого князя Всеволода Андреевский монастырь процветал. Анна-Янка, видимо, получала от отца большие средства и на строительство, и на содержание училища, и на монастырский обиход. Ее просветительская и благотворительная деятельность была настолько известна, что со временем обитель утратила первоначальное название и стала именоваться Яниевой (вплоть до Батыева нашествия), но потом она была разрушена и перестала существовать, от него сохранилась лишь часть стены.

Деятельность Анны-Янки по созданию монастыря и организации при нем училища для девочек произвела большое впечатление на современниц. Через некоторое время ее примеру стали следовать молодые девушки в Полоцке, Суздале и других русских городах. Они вполне осознанно отказывались от брака, в юном возрасте отрекались от всех радостей мирской жизни и уходили в монастырь, чтобы заниматься чтением и перепиской книг, передавать свои знания окружающим и истово служить Богу.

Историки считают Анну-Янку первой учительницей на Руси, поставившей перед собой цель дать разностороннее образование юным девушкам.

Святая благоверная великая княгиня инокиня Анна Кашинская

Память ее совершается 2(15) октября, 12(25) июля (второе прославление и перенесение мощей) и в 1-ю Неделю после 29 июня (Собор Тверских святых).

Преподобная Анна (Янка) Киевская (†1112)

Одним из самых распространенных имен – пожалуй, не только на Руси, но и по всему миру, – является имя Анна. Поэтому нет ничего удивительного, что можно запутаться в количестве святых женщин, названных именно так. И даже «систематизация поиска» по ключевым словам «княгиня» или «преподобная» все равно дает множественную выборку.

Однако есть святая преподобная княгиня Анна, вошедшая в историю и даже в сонм святых с двумя взаимоисключающими, казалось бы, именами. Первое — официальное, исполненное достоинства: Анна Всеволодовна. Второе – домашнее, живое, напоенное любовью и жизнью: Янка. И оба они принадлежат княжне, ставшей монахиней и устроительницей первой европейской школы для девочек. Сестре Владимира Мономаха. Женщине, возглавившей поезду в Константинополь за новым митрополитом. Святой преподобной княгине.

***

Интересное дело – какие-то источники говорят, что и дата рождения, и даже дата смерти Анны Всеволодовны известны лишь примерно. Однако иные четко указывают: 1054-1112, 3/16 ноября.

При этом есть версии 1113 и даже 1116 года смерти. Известно место захоронения, но оно стерто с лица земли во время нашествия хана Батыя – вместе с тем самым монастырем, который открыла и создала Янка. Впрочем, давайте по порядку.

Анна Всеволодовна – дочь четвертого сына Ярослава Мудрого, младшая сестра Владимира Мономаха. С самого детства она проявляла свой живой и не очень-то подходящий для домостроевского (пусть даже при условии, что сам «Домострой» еще не был написан) уклада жизни характер. При этом можно смело сказать, что Янке очень повезло с родителями: и Всеволод Ярославович, и его жена, бывшая византийская царевна, вовсе не считали, что образование девочки должно ограничиваться умением вышивать самые искусные узоры и солить огурцы семидесятью способами.

Нет, конечно, княжне не было позволено скакать на лошади, как старшему брату, или охотиться на диких зверей! Но ее обучали иностранным языкам, математике, риторике и, видимо, искусству дипломатии, или, как минимум, его азам. Все это должно было пригодиться ей на византийском престоле: ведь еще девочкой Янка была помолвлена с константинопольским принцем Константином.

Основное направление женской судьбы княгини было предрешено и казалось известным, однако все изменилось в одночасье. С родины матери, из Византии, пришли дурные вести: в борьбе за власть молодого принца устранили бескровным, но надежным способом: юношу просто-напросто постригли в монахи.

Ничто не обязывало молодую княжну следовать примеру своего далекого жениха, но Янка рассудила иначе. Она тоже избрала монашеский путь – и стоит ли искать ответ на вопрос, было ли это решение продиктовано взвешенным желанием, юношеским максимализмом или жертвенностью во имя несложившегося брака.

Молодая монахиня развивает активнейшую деятельность, пытаясь разумно привнести в устроение русской жизни известные ей из заграничных поездок западные мотивы. Одним из них, вне всякого сомнения, надо назвать первую в Европе школу для девочек, открытую княжной Янкой при ею же основанном первом на Руси женском монастыре.

Анне Всеволодовне довелось несколько раз посещать Константинополь. Вместо брачного пира и медового месяца она знакомится с греческой монашеской жизнью, пристально изучает уставы и уклады монастырского бытия, приобретает необходимые рукописи, которые должны помочь ей в осуществлении задуманного.

Вернувшись из очередной такой поездки, Янка приступает к отцу, к тому моменту из удельного переяславского князя ставшего правителем Киева, и к киевскому митрополиту с настоятельной просьбой открыть на Руси первый женский монастырь. В этом стремлении сестру горячо поддерживает старший любимый брат, Владимир Мономах. Он, как и Янка, с детства был воспитан в благоговении и страхе Божием, а потому понимал, как важно и как значимо монашество для такой огромной страны, как необходимо поддерживать зарождающееся в народе стремление авторитетом княжеской власти.

В 1086 году стремления княжичей увенчались успехом: Всеволод строит храм апостола Андрея и при нем открывает монастырь, игуменьей которого становится его старшая дочь Анна, так и сохранившая свое прозвище Янка не только в народной памяти, но даже и в летописях и, что совсем нехарактерно, в некоторых списках жития. Более того, даже сам монастырь так и называли: Янчин. Красивый, величественный монастырь, к сожалению, не дожил до наших дней, сгорев во дни нашествия Батыя. В том же году княжна-монахиня собирает «младых девиц и обучает писанию, ремеслам, пению, швению и иным полезным занятиям».

Школа при Андреевском монастыре

Янчин монастырь был делом семейным не только по заботам отца и брата игуменьи – там же приняла постриг и младшая сестра Анны и Владимира, красавица Евпраксия-Адельгейда, вернувшаяся из Европы после своего неудачного и ужасного брака с императором Священной Римской империи Генрихом. Со временем обитель приняла в свои стены и дочерей Владимира Мономаха Евфимию и Марию.

Кроме управления монастырем и школой, игуменья Янка вела активную дипломатическую деятельность – вот и пригодились науки, изучаемые с самого детства. Так, в 1089 (или 1090) году она привозит на Русь из Константинополя нового митрополита. По отзывам современников, новый владыка «был не книжен, умом прост и просто речью». Казалось бы, совершена ошибка, миссия Янки провалилась, она выбрала и привезла не того человека. Однако на самом деле все было значительно сложнее, вокруг митрополичьего престола была закручена целая политическая интрига, в которой умная княжна-игуменья принимала самое деятельное участие.

Суть происходящего очень проста: происходила становление Руси как самостоятельной церковной единицы, готовой растить собственных не только платонов и быстрых разумом невтонов1, но и иерархов Церкви. Таким образом, митрополит, не вмешивающийся во внутреннюю политику Киева, да, к тому же, словно бы не оправдавший надежд принимающей стороны, крайне выгоден для Руси. Конечно, вряд ли все это озвучивалось на «семейном совете» князей Всеволода, Владимира и молодой игуменьи, но возложенную на нее задачу Янка поняла и выполнила как нельзя лучше.

Со временем обитель примет в свои стены – правда, только как место погребения – и мачеху Янки, вторую жену ее отца, половецкую княжну, в крещении получившую имя Анны. Существует мнение, что девушка в свое время так и не смогла смириться с появлением мачехи и с ее именем, из-за чего, собственно, и стала называться Янкой. Возможно, в этой гипотезе есть свое рациональное зерно, но, так или иначе, Янчин монастырь в итоге примиряет всех.

Княгиня Янка умерла в основанной ею обители примерно в 1113 году. Время ее канонизации неизвестно, но эта святая любима народом уже много веков.

***

Внешне спокойное, без войн и мученичества житие – но так ли спокойна была эта страстная натура, вовсе не помышлявшая о монастыре в расцвете своего девичества? Каково было ей смирять свои плоть и дух во имя монашеской чистоты? Это те стороны жизни княгини Янки, которые вряд ли когда-нибудь станут известны, – но которые и не нужно никому знать, потому что, в конце концов, эта женщина смогла все свои и страсти, и таланты, и стремления направить на благо Руси, заложив один из камней в фундамент ее государственности и церковноустроения.

1 — Из оды «На день восшествия на престол императрицы Елизаветы» (1747) Михаила Васильевича Ломоносова (1711 — 1765). «Невтон» — старинное произношение имени английского физика и математика Исаака Ньютона (1642—1727).

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОЙ АННЫ ВСЕВОЛОДОВНЫ

(память 3/16 ноября)

Ряд святых Русской Церкви начинается равноапо­стольной княгиней Оль­гой. Княгини прежде князей принимают на себя иго иночества. Из княжеского рода прежде всех постриглась в иночество супруга великого князя Ярослава Ирина, в иночестве св. Анна. Второй инокиней, но первой девственницей из княжеского рода была блаженная Анна, дочь вели­кого князя Всеволода. Она постриглась в 1086 году, тогда как первым добровольным иноком из князей был святой Николай Святоша, поступивший в иноче­скую обитель в 1106 г. Магдалина прежде апостолов посетила гроб Спасителя и видела Его воск­ресшим. Таковы жены!

Отец благоверной Анны, ве­ликий князь Всеволод Ярославич, по словам летопи­си, «с детства любил Бога и правду, оделял бедных, чтил епископов и священников, особенно же черно­ризцев». Он любил образованность, говорил на пяти языках иностранных. Мать Анны была греческая царевна, дочь импе­ратора Константина Мономаха; ее благочестие доставило России неоцененное со­кровище — св. мощи вмц. Варвары. Брат Анны Вла­димир Мономах своими добродетелями приобрел такую любовь народа, что и поздние потомки его поль­зовались ее теплотой. Он любил монашество и ясно понимал значение его. В такой-то семье родилась и воспиталась благоверная Анна. Под благотворным влиянием ума и благочестия она образовала из себя образец девственной красоты — честь и славу княжеского дома. По нежнейшей любви родителей она называлась уменьшительным име­нем — Янкою, по нынешнему —Аннушкой. Благоверная княжна, с юных лет воз­любив Господа, предпочла девство всем наслаждениям светской молодой жизни, и не напрасно. «Девство, — говорит Антоний Великий, — подобие Ангелам, духов­ная и святая жертва, великий дар Божий, залог будущего наследия в Небесном Царстве». Князь Всеволод построил каменный храм апостола Андрея и при нем монастырь; княжна Анна посвя­тила здесь девство свое Господу. Это было в 1087 г. Вслед за тем приняла она оби­тель в свое ведение и употребила меры к ее внешнему и внутреннему бла­го­устройству. Св. Анна ревностно занималась обучением закону Божию и грамоте девиц, для которых было устроено первое в России училище при ее монастыре. Для лучшего благоустройства своей обители и для обогащения сво­его училища книгами св. Анна путешествовала в тогдаш­нюю столицу Пра­во­славия, в Константинополь. Она привезла с собой наблюде­ния, полезные не только для ее обители, но и для других обителей. «Анна, — говорит древний повествователь, — ходила туда не напрасно, а с тем, чтобы вдвойне быть полезной — себе и другим инокиням Русской земли». В Киев возвратилась она в 1090 г. в сопровождении новопоставленного митрополита Иоанна-скопца. Бла­гочестивая княжна-инокиня своим примером возбуждала сильное движение в сердцах современниц. Сестра ее, княжна Евпраксия, в 1106 г. по ее примеру приняла иночество. Вторая супруга вел. кн. Всеволода, ее мачеха, пожелала быть погребенной в ее обители. Блж. Анна собрала в свой монастырь множество черноризиц. Самоотречение благоверной княжны, ее строгая жизнь одушевляли живших с ней ревностью к подвигам жизни духовной. Княжна наравне со всеми жила по иноческим правилам, в посте, молитвах и глубоком смирении. Юных девиц обучала она чтению, пению, письму и некоторым полезным руко­делиям. Блаженная Анна 26 лет провела в иноческих подвигах. По летописям, св. Анна скончалась 3 ноября 1112 г. В рукописных святцах о ней сказано:
«В Анд­ре­евском монастыре святая княжна Анна Всеволодовна в инокинях преста­вися в лето 6624 (1116 г.), месяца мая в 18 день». Но это, вероятно, было время обретения ее мощей.

Монастырь, где подвизалась блж. Анна, долго назывался Янчиным, сохраняя благоговейную память о своей основательнице. Он стоял вблизи Михайловского монастыря и разрушен был Батыем.

Её звали Анна Ярославна, княжна была младшей из дочерей Ярослава Мудрого. Точный год рождения неизвестен, где-то с 1024 по 1036, годом смерти считают 1089. Как и сестра Елизавета, Анна Киевская нашла своё счастье в браке с иноземным королём, её мужем станет король из Франции Генрих I. И опять, как в ситуации с Эллисив, о жизни королевы Анны нам известно из хроник западных летописцев.

Анна

Анна получила в детстве хорошее образование, она могла говорить и читать на латыни и греческом.

Посольство от французского двора прибыло в Киев в 1048 году, оно было пышным и имело задание от короля подобрать в невесты одну из дочерей князя киевского. Каким образом неизвестно, но «дошла слава о прелестях принцессы, именно Анны, дочери Георгия (Ярослава)» до многих монарших домов Европы.

Король заранее был «очарован рассказом о ее совершенствах» и красоте. Даже на фоне своих сестёр, Анна выделялась красой дивных золотых волос. Но кроме красы, девушка обладала острым умом, была образована, прилежна, любила читать.
Послы получили от князя согласие на брак юной княжны с монархом Франции. После длительного пути, лежавшего через польский Краков, чешскую Прагу, немецкий Регенсбург, Анна въезжает в Париж 4 августа 1049 года.

Вскоре молодых повенчают.

В отличие от умной и образованной жены, король Генрих грамоте обучен не был, вместо росписи ставил крестик. Анна же писала на документах «АНА РЪИНА», что можно прочесть как «Королева Анна» — от латинского Anna Regina, или как писали на старофранцузском roine, reine (король, королева).

Генрих

Анна, благодаря своему уму помогала мужу в делах государственных, поэтому часто на королевских указах рядом с подписью Генриха стоит и её автограф.

В Париже есть Евангелие, написанное на церковнославянском, якобы Анна получила его от отца в качестве благословения перед отъездом. Книга служила французским королям долгие века, на ней давали обет Богу при помазании на царство. Понятно, что славянская азбука во Франции была никому не ведома и считалось, что Евангелие написано на магическом языке.

Это убеждение разрушил царь Пётр, во время посещения Реймса в июле 1717 года. Первому российскому императору показали магическое Евангелие, рассказав, что язык книги этой некому из живущих неведом. Но русский гость открыл Евангелие и начал бегло читать его французам вслух, приведя тех в несказанное изумление. Связана книга с Анной или нет, точно неизвестно, скорее всего, это ещё одна легенда.

Папа Николай II вёл с ней переписку, хваля королеву за усердие в делах и отдавая должное её политическим способностям. Вот отрывок из одного письма: «Слух о ваших добродетелях, восхитительная девушка, дошел до наших ушей, и с великою радостью слышим мы, что вы выполняете в этом очень христианском государстве свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом».

Филипп

Сын родится в 1052 году, будет коронован в 1059 и уже на следующий год он станет королём Филиппом I, из-за смерти отца. Первенец, по словам Анны, был вымолен у святого Викентия.

Счастливая и благодарная Анна построит церковь святого Викентия в местечке Санлис и станет основательницей аббатства святого Винсента. Аббатство просуществует до 1789 года, все годы в нём будут совершать панихиду в день рождения Анны — 5 сентября. По окончании мессы, в этот день готовился обед для восемнадцати бедных женщин, которых выбирал священник.

Сейчас имя Филипп воспринимается как пришедшее из Западной Европы, но в действительности, оно попало туда из Греции и Византии. По сути его принесла туда Анна. Её сына, Филиппа I, будут очень любить в народе,имя станет популярным, потом так назовут ещё 5 французских королей. Из Франции оно перекочует и в другие королевские дворы и даже будет для некоторых фамильным.

Другого сына королева назовёт Гуго, он родится в 1057 году. Когда он вырастет, то станет храбрым крестоносцем и будет командовать королевской армией во время первого крестового похода 1096 года. В историю он войдёт как Гуго Великий, и будет почитаться за храбрость.

Потеряв мужа, Анна переселится в Санлис и начнёт заниматься воспитанием детей, всего их было трое. Она является наставницей в государственных делах для Филипп, но при этом не будет регентшей. По французским законам опекуном для юного короля мог быть лишь мужчина. Эту роль при Филиппе исполняет граф Бодуэн из Фландрии.

Жизнь продолжается, Анна молода и красива и хорошеет ещё с возрастом. В её жизни появляется новая любовь — граф де Крепи и Валуа по имени Рауль. Чувства будут так сильны, что граф похитит Анну, по её согласию, прямо из леса и отвезёт в родовой замок. Рауль был женат, но это его не остановило, законная супруга Элеонора будет выгнана из замка, а с Анной граф сыграет тайную свадьбу.

Обиженная жена дойдёт до папы римского, рассказав про двоежёнство неверного супруга. Раулю прикажут расторгнуть союз с Анной, но влюблённым было всё нипочём. В результате графа предадут анафеме и отлучат от церкви.

По тогдашним временам это была страшная кара, обрекавшая на попадание в ад. Анне и Раулю были безразличны папские проклятия, они проживут вместе до 1074 года, до смерти графа. За это время следующий папа даже признает их брак действительным.

Сын Филлип неоднозначно воспримет поступок матери и какое то время они не будут общаться, но потом сын и мать помирятся. Филипп доверит Анне управление королевским двором, куда она и вернётся после смерти Рауля. Она будет участвовать и в делах государственных как королева-мать и даже подписывать так документы. Последняя такая грамота появится в 1075 году.

Что случилось дальше с Ярославной, историкам неизвестно. Есть версии, что Анна возвратилась в Киев и умерла там, но вероятнее всего это лишь легенда. Скорее она умерла во Франции и была захоронена в аббатстве Вилье или где-то ещё.

К сожалению, многие такие места были разрушены во время Великой Революции во Франции, поэтому найти могилу Анны теперь невозможно. Хотя время от времени и заявляют о таких находках.

Последний потомок Анны и Генриха, третьего короля Франции, внука основателя династии Капетингов, станет править Францией в 1322-1328 годах, им будет Карл IV Красивый, пятнадцатый французский король.

После его смерти на трон взойдёт династия Валуа и начнётся Столетняя война. Английский король Эдуард посчитает, что права на престол должны принадлежать ему, это и станет поводом для войны.

Век 18-й в истории России вполне может быть назван женским, поскольку именно в этот период у руля империи стояли все четыре её императрицы, а ещё ряд представительниц прекрасного пола хоть формально и не занимали российский трон, но самым серьёзным образом влияли на жизнь страны. Три из этих дам носили одно имя — Анна. Для российского престола имя это оказалось несчастливым.


Памятная медаль «В память коронации Анны Иоанновны. 28 апреля 1730»
После неожиданной смерти Петра Великого, не оставившего прямых наследников престола, оказалось, что претендентов на трон имеется в избытке, причём по двум линиям: как императора Петра, так и его давно скончавшегося старшего брата и соправителя царя Ивана V. Шансы теоретически имели две кузины — Анна Петровна и Анна Иоанновна.
Анна Петровна
Против восшествия на престол Петровых дочерей (была ещё и Елизавета) выступали блюстители законности и нравов: дескать, незаконнорожденные обе. И действительно, Пётр и Екатерина обвенчались уже после их появления на свет. Не исключено, что Екатерина сама давно лелеяла мечту о титуле императрицы, потому и старалась поскорее избавиться от дочерей, отправив во многие королевские дома Европы их портреты: мол, выбирайте невест.

Луи Каравакк. «Портрет цесаревны Анны Петровны»
Старшую дочь, умницу Анну, знавшую несколько иностранных языков, сразу после смерти отца удалось пристроить за герцога Гольштейн-Готторпского Карла Фридриха. Вряд ли любимица отца добровольно отказалась от прав на престол для себя и своих потомков — её принудила сделать это нацелившаяся на престол мать. После смерти матери Анна уехала в свою новую вотчину — Киль. Там она родила сына, названного на немецкий манер в честь отца и деда Карлом Петером, тем самым ещё более запутав сложный клубок российских престолонаследников.
В честь рождения сына герцог дал бал, после которого разгоряченная и ещё не оправившаяся от тяжёлых родов Анна заболела и быстро скончалась. Но ребёнок её, выпестованный отцом, вырос и со временем стал российским императором Петром III, отцом следующего императора — Павла I.
Анна Иоанновна
Иначе складывалась судьбы другой Анны — двоюродной сестры Анны Петровны. Недолгое царствование Петра II закончилось 19 января 1730 года его скоропостижной кончиной. Верховный тайный совет немедленно начал отбор кандидатов на трон. Выбор пал на мало кому известную Анну Иоанновну, герцогиню Курляндскую.

Курляндия — маленькое герцогство в Прибалтике, образовавшееся в результате распада Ливонского ордена, — к рассматриваемому времени находилось в вассальной зависимости от Польши.


Луи Каравакк. «Парадный портрет императрицы Анны Иоановны»

Прознав о тайном намерении поляков присоединить герцогство, Пётр I взял его под покровительство, тем более что герцогиня Курляндская была его племянницей. После смерти брата Ивана Пётр взял на себя заботу о его семье. 17-летнюю Анну выдал замуж за герцога Курляндского. После свадьбы в Петербурге молодожёны отправились в свои владения. Но герцог до дома не доехал, умерев в пути.
Кстати, нетрудно заметить, что скоропостижные кончины преследовали многих на подступах к российскому трону. Молодая вдова вернулась назад, но Пётр вскоре вновь отправил её в Курляндию, где она была встречена подданными совсем недружелюбно, если не сказать враждебно. Единственным утешением стала вспыхнувшая любовь к 38-летнему Бестужеву-Рюмину, который был приставлен для управления хозяйством. Когда же в 1727 году Бестужева отозвали в Петербург, рядом с Анной появился новый молодой управитель, обнищавший дворянин Эрнст Бирон.
Известие об избрании её императрицей ошеломило Анну. Но, так или иначе, малообразованная, недалёкая и некрасивая Анна стала императрицей Анной Иоанновной и переехала в Петербург вместе с Бироном, с которым уже 3 года находилась в более чем близких отношениях. Почему же выбор Верховного тайного совета выпал на эту заурядную женщину, стоявшую далеко не первой в списке претендентов на престол? Члены совета прежде всего думали о себе и считали, что при столь незавидной императрице, к тому же ограниченной «Кондициями» (условиями), вся власть в стране будет в их руках.
Анна на условия совета согласилась: в брак не вступать, преемника себе не назначать, править вместе с советом, без благословения которого ни войны не объявлять, ни мир не заключать. А главное условие — командование гвардией оставалось за советом (там знали, в чьих руках подлинная сила).
Но Анна оказалась хитрее, чем совет мог предположить. Подписав «Кондиции», она и не думала их выполнять. С помощью денег и угощении заручившись поддержкой гвардии, во главе которой стояло немало немцев, она перешла в решительное наступление: в клочки разорвала навязанные ей «Кондишки» и заявила, что будет править по собственному разумению. А на самом деле — по разумению Бирона, фельдмаршала Миниха, канцлера Остермана, а также других немцев, хлынувших вслед за нею в Россию.
Выбравшись из своей захудалой провинции, в столице она пустилась во все тяжкие: балы-маскарады, ледяные дворцы, придворные шуты, раздача направо-налево наград и должностей. Бирон, став герцогом Курляндским, получил практически неограниченные полномочия, не имея при этом официальных обязанностей. Десятилетие бироновщины оставило в стране тяжкий след: казнокрадство, коррупция, жестокое подавление всякой оппозиции, казни, пытки, ссылки, презрение ко всему подлинно русскому.
Время правления этой Анны российский историк В.О. Ключевский назвал самым тёмным пятном в истории Российского государства. Ситуация обострилась ещё и потому, что Анна Иоанновна назвала своим преемником двухмесячного Ивана — сына своей племянницы Анны Леопольдовны и Антона Ульриха, герцога Брауншвейгского. Регентом при нём должен был стать Бирон.
Анна Леопольдовна
Смерть Анны Иоанновны в октябре 1740 года не принесла заметных перемен. Но на российской политической сцене появилась новая фигура — Анна № 3. Де-факто продолжал править Бирон, плетущий интриги против Елизаветы Петровны, до этого времени державшейся в тени. Он понимал, что его правление недолговечно да и родителям младенца Ивана тоже вряд ли доведётся долго поцарствовать при живой наследнице — дочери Великого Петра.

Луи Каравакк. «Портрет великой княгини Анны Леопольдовны»
Чтобы как-то зацепиться за власть, Бирон задумал женить на Елизавете своего сына. Идея прямо-таки маразматическая — 15-летний отпрыск Бирона годился Елизавете разве что в сыновья. Одновременно он не выпускал из виду родителей малолетнего Ивана, отец которого Ульрих постоянно подвергался нападкам и унижениям, хотя положение в Петербурге занимал достаточно высокое — член Верховного тайного совета.
Немало унижений выпало на долю и самой Анны Леопольдовны. Когда-то Бирон и её прочил в невесты своему сыну, но получил нелицеприятный решительный отказ и той давней обиды не забыл. А Анна предпочла Антона Ульриха. Правда, семейная жизнь с ним не заладилась, супруги едва терпели друг друга, но всё же будущего претендента на российский трон родить успели. Теперь интриги вокруг престола сплелись в тугой узел.
Впечатление такое, будто шла борьба всех против всех при самом активном участии в ней немцев — Бирона, Ульриха, Остермана, Миниха. Да и сама Анна Леопольдовна, по крови наполовину немка, крепко цеплялась за власть. И победила, поскольку на её стороне оказалась российская гвардия. Бирон был арестован и сослан, а Анна объявила себя правительницей при младенце-императоре Иоанне VI. На победителей посыпались награды и почести.
Не был забыт и законный супруг регентши: Антон получил звание генералиссимуса. Правление Анны было сумбурным и недолгим. Прошло не больше года, как новый переворот, опять поддержанный гвардией, устранил Анну Леопольдовну и возвёл на престол Елизавету Петровну. Вся семья Анны, включая малолетнего Ивана, была арестована и сослана.
Через 5 лет Анна умерла в Холмогорах Архангельской губернии. Тело её было доставлено в Петербург и погребено с почестями в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры. А юного Ивана заточили в Шлиссельбургскую крепость, в которой ему довелось дожить до 23 лет, прежде чем быть умерщвлённым по воле ещё одной российской императрицы. Но это уже совсем другая история.
Анатолий Буровцев, Константин Ришес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *