5 книг моисея

5 книг моисея

Исход

Потомки сыновей Иакова, которые стали родоначальниками двенадцати племен, в течение нескольких поколений процветали в Египте. Но с приходом к власти нового фараона с израильтянами стали обращаться как с рабами. Для того чтобы контролировать численность израильтян, фараон приказал убивать всех новорожденных мальчиков, но одного мальчика спрятали в тростниковой корзинке на реке. Он был найден дочерью фараона, и ему дали имя Моисей.

Когда Моисей вырос, он убил надсмотрщика за жестокое обращение с израильтянами и был вынужден бежать. Бог приказал ему возвратиться и сказать египетскому фараону: «Отпусти мой народ». Фараон отверг это требование, и тогда Бог наслал на Египет десять бедствий — десять «казней египетских». Последняя казнь заключалась в гибели за одну ночь первенцев мужского рода в каждой египетской семье. Бог сказал Моисею, чтобы израильтяне пометили косяки дверей своих домов овечьей кровью, тогда их сыновья останутся живы.

Потрясенный катастрофой, фараон позволил израильтянам уйти, но затем переменил свое решение и послал вдогонку войско. Египтяне догнали беглецов на берегу Красного моря. Бог сделал так, что воды моря расступились и пропустили израильтян, но когда египетские солдаты бросились вслед за ними, воды сомкнулись и поглотили преследователей.

Моисей, давший законы

Став предводителем народа во время странствий, Моисей столкнулся с множеством трудностей — преследованиями, голодом, жаждой и недовольством. И каждый раз Бог говорил Моисею, как следует поступать.

Через три месяца после исхода из Египта народ достиг подножия горы Синай, расположенной к северу от Красного моря. Здесь Бог вручил Моисею десять основных Заповедей, записанных на каменных досках (скрижалях), предписывающих, как люди должны вести себя по отношению к Богу и в отношениях между собой, и поведал сотни других заповедей, вытекающих из главных и регламентирующих поведение в повседневной жизни. После многих лет странствий израильтяне пересекли реку Иордан и нашли свой дом в земле Ханаанской — Земле Обетованной.

Земля Обетованная, сна чала израильтянами руководили пророки, известные как судьи. Позднее народом управляли цари. Первым был царь Саул, за ним царь Давид, которому приписывается авторство многих псалмов в Библии. Следующим правителем был сын Давида Соломон, но после его смерти древнееврейское государство распалось на два самостоятельных царства — Иудейское и Израильское, впоследствии постепенно завоеванные пришельцами.

За последующие столетия израильтяне пережили насильственное переселение в Вавилонию, и, хотя многие возвратились обратно, один период захвата сменялся другим. В 63 г. до н.э. земля была захвачена римлянами, которые назвали ее Палестина. В 66 г. н.э. евреи восстали против римского господства, но потерпели поражение. Иерусалимский храм, отстроенный после возвращения из вавилонского пленения, был окончательно разрушен в 70 г. н.э.

Научные исследования Пятикнижия и авторство Моисея.

У евреев пять книг Священного Писания — Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие составляли одну, которая называлась Законом (евр. Тора), Законом Моисеевым (Ис. Нав. 1, 7-8) или просто Моисеем. Так называются эти книги и в Евангелии (Мф. 5, 17; Мр. 12, 26; Лк. 16, 29 и др.).

Наименование этих книг Законом указывает на их главное содержание, а прибавление к этому наименованию имени Моисея указывает на их писателя.

И по языку, и по характеру изложения все пять книг совершенно согласны между собою, что говорит о принадлежности их одному писателю. Описанные в этих книгах события из времени Моисея, достоверность которых подтверждается многочисленными свидетельствами открытых и прочитанных письменных памятников древнего Востока, изображены с такою точностью и с такими подробностями, которые свойственны только писателю очевидцу, а таким именно и был Моисей. О Моисее, как писателе первых пяти книг Библии, говорит предание иудейской Церкви: признавали Моисея писателем Сам Иисус Христос и апостолы.

Полагают, что название «Пятикнижие» дано книгам Моисеевым Семидесятью толковниками. Можно думать, что им же принадлежат и те названия отдельных частей или книг закона Моисеева, которые приняты в греческой, а от неё и в славянско-русской Библии: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие.

Авторство Моисея доказывается историческими книгами Ветхого Завета (Втор.31,9; 33,4; И.Нав.8,31-34; 23,6; 24;2б; Суд.2,1-3; 3 Цар.2,3; 4 Пар.23,21; 2 Пар.23,18; Ездр.7,6; и др.). Вся священная история исходит из изложенных Пятикнижием событий и законов. История Израиля понятна только в связи с его избранием и дарованием ему через Моисея Божьих заповедей. Законы Моисея не являлись выражением духа израильского народа и его наклонностей (Втор.31,27), но — свидетельством любви Божией.

Псалмы и все учительные книги всецело пропитаны законом Моисеевым (См. Пс.8,4-7 и Быт.1,26; Пс.32,9 и Быт. 1,3; Пс.50,9 и Лев.14,6-7 и т.п.; Пс.77; 104; 105; 106; 113; 134; 135; а также Иов.11,19 иЛев.26,6; Притч.10,12 и Втор.14,13; Притч.11,1 и Лев. 19,36 и др.).

Пророки знали книги Моисея и часто пользовались ими. Некоторые пророки буквально цитируют Пятикнижие. (Например: Авд. 18-19; Ис.гл.15-16; Иер.гл.48).

Новый Завет словами Господа и Его апостолов ясно выражает убеждение, что Моисей является автором Пятикнижия. Знаменательны слова Спасителя, обращенные к иудеям: «По жестокосердию вашему он (Моисей) написал вам эту заповедь» (Марк. 10,5); «Есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете. Ибо, если бы вы веровали Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал обо Мне. Если же его писаниям не верите, — как поверите Моим словам?» (Иоан. 5,45-47).

Содержание Пятикнижия доказывает, что оно было написано в эпоху, когда евреи еще не владели обетованной землей, ибо забота автора состояла в том, чтобы побудить детей Иакова к завоеванию её. Древность и подлинность Пятикнижия доказывает следующее: принятие самарянами книг Моисея до возвращения евреев из вавилонского плена.

Согласие Пятикнижия с естественно-научными и древне-историческими данными и особенно с археологическими находками в библейских странах.

Особенности языка, с признаками глубокой древности, выраженные в словах и форме написания. Высокий стиль изложения человека, который вырос и учился в Египте. В Пятикнижии нет других иностранных слов, кроме египетских.

Но не исключена возможность пользования Моисеем пророчеств Еноха (Иуд.14-15), книги браней Господних (Числ.21,14) и устных повествований патриархов древности (Пс.77,1-3). Указания некоторых на противоречия в книгах Пятикнижия не имеют оснований. Как, например: предписание праздновать пять годовых праздников в книгах Левит и Числа (Лев.23; Числ.28-29 гл.), в то время, как книги Исход и Второзаконие указывают только на три праздника (Исх.23,14-17; 34,18-23; Втор.16,1-16). Это мнимое противоречие, ибо Исход и Второзаконие говорят только о трех праздниках, в которые евреи были обязаны прийти в скинию или храм.

Эти праздники: Пасхи, Пятидесятницы и Кущей. Кн.Левит и Числа упоминают еще о двух годовых торжествах — праздниках Труб и Очищения, во время которых народ не обязан был отправляться к месту, где находился Ковчег Завета. Подобно этому примеру и все другие мнимые противоречия, выставляемые модернистами против книг Моисея, а также и других книг Библии, разрешаются сами собой по мере внимательного исследования. Ссылки на них лишены всяких оснований.

Таким образом мы можем заключить: Пятикнижие написано Моисеем, за исключением повествования о его смерти, и дошло до нас в своей существенной неприкосновенности.

Вдохновение свыше даровало Моисею ряд великих откровений и возможность быть главным участником многих изложенных событий. Он писал на виду у своего народа, и его книги проверены временем.

Книга Бытие

Наименование книги — «Бытие» переведено с греческого «генезис», что значит сотворение, происхождение, развитие. Первая книга Библии названа так, потому что в ней повествуется о сотворении всего видимого и невидимого словом всемогущего Бога и история первых людей. Еврейское её название, как и других книг, одновременно с её первым словом — «В начале». Эту книгу можно сравнить с главным входом в Храм Истины. Написанная Моисеем (Матф. 19,4-7 и др.), она своим содержанием обнимает период времени творения и около четырех тысяч лет жизни человека на земле — от Адама до смерти Иосифа.

Учёные-библеисты рассматривают Пятикнижие как результат ряда редакций с использованием различных литературных источников. Использование литературных источников в процессе создания современного текста Пятикнижия наиболее наглядно в Чис.21:14—15, где приводится цитата из «свитка войн Йахве», а также в Быт. 5 которая приводит «свиток генеалогии Адама».

Другие признаки композитной структуры Пятикнижия с точки зрения библейской критики включают в себя следующие.

Повторения. В рассказах Пятикнижия имеется около 25 случаев, когда история рассказывается в двух и более версиях, например, Быт.12:10—20, 20:1-18, также 26:6-11. Часто различные версии рассказа противоречат друг другу в деталях. В ок. 50 случаях закон даётся в двух и более версиях, причём одна из версий расширяет или пересматривает другую, например, Лев.11:1—47 и Втор.14:3—20.

Терминология. В различных частях Пятикнижия последовательно используется разные термины для некоторых названий, имён и общих понятий, причём если история повторяется дважды, то в первом варианте используется один набор терминов, а во втором варианте — другой набор.

Связность повествования. Части текста, выделенные по повторениям и терминологии часто представляют собой более связное повествование, чем в исходном тексте Пятикнижия.

Теологическая концепция. Части Пятикнижия, выделенные с помощью повторений и различной терминологии также обладают различными теологическими концепциями. Эти различия касаются концепции Бога, отношений между Богом и людьми, а также свободы воли и этических идеалов.

Билет.

Взгляд на ветхозаветные канонические и неканонические книги Восточных отцов и соборов IV-V веков: Лаодикийского собора, Афанасия Великого, Кирилла Иерусалимского, Григория Великого, 85 апостольских правил и др. Объяснение колебаний св. Отцов относительно некоторых книги.

Подробно обозренное нами отношение восточной и западной Церкви к ветхозаветному канону оставалось таковым же и в этот, обширный по времени, но скудный просвещением духовным, период. Так, на ветхозаветные канонические книги смотрели как на богодухновенные вполне согласно отцы, учители и соборы восточной и западной Церкви этого периода. Неканонические книги не считали богодухновенными и равными каноническим отцы и учители восточной Церкви; западные же официально признанные соборы и большинство католических богословов и иерархов признавали неканонические книги богодухновенными наравне с каноническими.

Но, как и в предыдущий, и в этот период такой взгляд в католической Церкви не всеми учеными богословами и иерархами и даже папами разделялся. Очень многие соглашались с восточным счислением, а некоторые даже очень резко доказывали неправильность западного счисления канонических книг. — Перейдем к частному обозрению соответственных свидетельств и прежде всего восточной Православной Церкви.

В предыдущем периоде поцитовано нами было много соборных определений по рассматриваемому вопросу. В настоящий период на соборах таковых определений не составлялось. На Трулльском соборе (691 года) утверждены были все 85 апостольских правил и все правила Лаодикийского и Карфагенского соборов, в коих определялось “число и наименование” ветхозаветных книг (2-е правило). На некоторое несогласие в счислении книг между упомянутыми правилами на соборе не было обращено внимания, а потому последующие канонисты ставились в немалое затруднение: какому счислению отдавать предпочтение — 85-го апостольского правила или 33-го карфагенского правила и 60-го лаодикийского? — Руководясь постоянным преданием Православной восточной Церкви и большинством хранившихся в ней соборных (лаодикийского) и отеческих (св. Афанасия, Григория Богослова, Амфилохия) правил, а главное преимущественным авторитетом апостольского правила, канонисты Зонара, Вальсамон, Аристин, Матфей Властарь (XI-XIV вв.) отдавали предпочтение апостольскому и лаодикийскому счислениям и ограничивали ветхозаветный канон иудейским и отеческим. К этому же периоду должны быть отнесены свидетельства Πηδαλίου или славянской Кормчей. В виду важности для православного богослова свидетельств упомянутых канонистов, как знатоков древнего церковного православного предания о ветхозаветном каноне, приведем их подробнее. С особой ясностью эту мысль высказывают поименованные канонисты в толкованиях следующих правил.

Зонара в толковании 33-го правила карфагенского собора говорит: “о том, какие книги должно читать в церкви, говорит последнее апостольское правило и 59-е (по нашему счислению 60-е) правило лаодикийского собора, и великий Афанасий исчисляет все книги, и великий Григорий Богослов и святый Амфилохий”.

Из этих слов и параллелей несомненно, что этот канонист не принимал всех неканонических книг, так как последние совершенно опускаются у Григория Богослова, Афанасия и Амфилохия. При толковании же правил: апостольского и лаодикийского собора, и исчислений Афанасия, Григория и Амфилохия, Зонара нигде не цитует, как руководственного, 33-го правила карфагенского собора. Вывод отсюда ясен, что он считает это правило неруководственным.

Аристин в толковании 60-го правила лаодикийского собора исчисляет 22 книги, исключительно лишь канонические, даже с пропуском Варуха и Послания Иеремии, упомянутых в самом соборном правиле. Эти книги Аристин называет “каноническими”. При толковании же 85-го апостольского правила, он исчисляет книги “чтимые и святые для клириков и мирян,” причем упоминает 3 книги Маккавейских и Премудрость Сираха, 12 пророков (включая сюда и великих). Очевидно, в апостольском правиле, по его взгляду, исчислены кроме канонических и некоторые “чтимые и святые” книги.

Вальсамон в толковании 33-го правила карфагенского собора говорит: “о том, какие книги должно читать в церкви, ищи святых апостолов правило 85-е, лаодикийского собора правило 60-е, стихи св. Григория Богослова, канонические писания св. Афанасия и св. Амфилохия”. Таким образом, Вальсамон разногласия в соборных правилах решает дословно сходно с Зонарой. В толковании исчисления Григория Богослова Вальсамон вполне соглашается с этим исчислением и с равенством “22 книг числу еврейских букв”.

В Кормчей высказан тот же взгляд в толковании на 60-е (по слав, счету 58) правило лаодикийского собора, послание св. Афанасия, стихотворение Григория Богослова и послание Амфилохия. Здесь ограничивается, по Кормчей, ветхозаветный канон 22-мя книгами. В толковании же 85-го апостольского правила в Кормчей замечено: “неции же… к почтеным в сием правиле книгам повелевают чести и Премудрости Соломона, и Иудифь, и Товию”. При объяснении 33-го правила карфагенского собора в Кормчей находится ссылка, как и у других канонистов, на 85-е апостольское правило, 60-е правило лаодикийского собора и счисления Афанасия Великого, Григория Богослова и Амфилохия.

Общий вывод из всех приведенных толкований греческих канонистов рассматриваемого периода несомненно должен быть тот, что они признавали руководственным еврейский 22-х книжный ветхозаветный канон, ясно признанный у св. Афанасия, Григория и Амфилохия. Никогда они не признавали руководственным 33-го правила карфагенского собора и неканонические книги не уравнивали с каноническими, относясь лишь с особым уважением, “как к чтимым и святым,” к двум-трем неканоническим книгам.

60-е правило Лаодикийского собора в числе принимаемых книг ВЗ упоминает книгу пророка Варуха и Плач и Послание Иеремии.

Афанасий Великий Александрийский в 39-м Послании о праздниках говорит о необходимости следования 22-х буквенному еврейскому канону, но в тоже время к книге пророка Иеремии сопричисляет книгу пророка Варуха и Послание Иеремии. К книгам полезным для оглашенных, святитель относит не только неканонические книги: Премудрость Соломона, Премудрость Иисуса сына Сирахова, Иудифь и Товит, но и каноническую книгу Есфири.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *